Обнародование НАТО планов вывода 130 000-го воинского контингента из Афганистана и передачи контроля над территориями афганским силам безопасности вызвало немало критики.

С одной стороны, видно, что это даёт надежду талибам, позволяя им думать, что всё, что нужно делать, - сидеть и спокойно ждать, пока западные силы уйдут. С другой стороны, это ставит под угрозу попытки укрепления афганского государства, создавая препятствия для афганских чиновников вкладывать время и деньги в будущее страны.

Оставляя в стороне понимание того, что дата завершения этого «переходного периода» рассчитана больше на западную аудиторию, чем на афганскую, была надежда, что установление крайних сроков заставит заострить внимание на имеющихся проблемах.

В настоящее время опасения, казалось бы, подтверждаются медленными темпами «примирительного» процесса с талибами. Шаги, позволяющие талибам открыть офис в Катаре, были приостановлены, и в то же время своеобразный диалог продолжается, не дав за последние 12 месяцев никаких результатов.

Афганистан - административная карта

Афганистан - административная карта. При клике должна увеличиться.

Шаги Соединённых Штатов по установлению долгосрочного присутствия в Афганистане, кажется, отчасти обусловлены необходимостью поддерживать давление на талибов и сдерживать их, в уверенности, что они будут просто дожидаться ухода западных войск.

Однако если мы обратимся к региональным связям Афганистана, картина выглядит более позитивной. Несомненно, некоторые страны предпринимают чрезвычайные меры, готовясь к худшему. Но большинство, кажется, предпринимает конкретные шаги, чтобы гарантировать, что худших вариантов развития событий – возобновления гражданской войны, или худшего для большинства – возрождения Талибана как доминирующей политической силы — не случится.

Относительно Пакистана, и до некоторой степени Ирана, обвиняемых Западом в поддержке повстанческого движения в Афганистане, существовал скептицизм по поводу того, насколько успешными могут быть региональные процессы. Тем не менее, при наличии различных амбиций относительно будущего Афганистана, ни один из его соседей от разрушения страны не выиграет. Кроме того, такие страны, как Китай и Индия, в последние годы существенно инвестировавшие в Афганистан, только выиграли от западного «зонтика безопасности». Оба имеют шанс потерять и экономически, и политически от коллапса афганской государственности.

Афганистан - силы ISAF

Афганистан - силы ISAF. При клике должна увеличиваться.

Местное соперничество продолжать оказывать влияние на региональные подходы, и некоторые страны, такие как Узбекистан, предпочитают отношения с Афганистаном на двусторонней, а не многосторонней основе. Напряжённые отношения между Индией и Пакистаном, Ираном и США стоят на пути по-настоящему единого подхода. Но за последние пару лет произошло некоторое изменение в восприятии Афганистана: от страны, в которой её соседи должны конкурировать за влияние, в страну, которая может действовать сама в целях укрепления доверия.

Индия и Пакистан хотели бы улучшить торговые связи, чтобы обойти давние споры, и стабильность в Афганистане может стать толчком для роста экономических связей. В настоящее время большая часть торговли Индии с Афганистаном проходит через Иран. Более прямой маршрут через Пакистан в значительной степени перекрыт. Но благодаря покупке Индией прав на добычу железной руды в Хаджигаке, в провинции Бамиан, экономические стимулы Пакистана для снятия барьеров на пути транзитной торговли значительно возросли. Кроме того, в апреле этого года Пакистан, Индия и Афганистан согласовали транзитную пошлину на газ из Туркменистана, увеличив вероятность того, что проект трубопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (TAPI) будет реализован.

Афганистан - этническая карта

Афганистан - этническая карта. При клике должна увеличиваться.

Если удалось согласовать цену на транзит газа, это, теоретически, позволит несколько смягчить позицию Пакистана по запрету пропускать другие товары из Афганистана через свою территорию в Индию. Кроме того, Афганистан предоставляет возможности, с помощью которых Запад может возобновить сотрудничество с Ираном. На недавней конференции центральноазиатских стран в Кабуле Иран подверг критике планы США по долгосрочному присутствию в Афганистане. Несмотря на это, Иран предложил возглавить одну из семи мер по укреплению доверия, а именно создание связей в области образования. Наряду с Австралией, США предложили поддержать эту меру. А в кулуарах конференции Уильям Хейг, министр иностранных дел Великобритании, провёл переговоры со своим иранским коллегой Али Акбаром Салехи.

Формирование экономических связей между Афганистаном и его соседями само по себе не решит проблему. Но улучшение экономических связей должно создать среду, в которой Афганистан и его соседи смогут выполнять свои обязательства. Кроме того, экономическое взаимодействие должно обеспечить надежду, что если будет достигнута некоторая форма политического урегулирования, у Афганистана появится жизнеспособное экономическое будущее, кроме выращивания опиумного мака. Это, в свою очередь, должно уменьшить стимулы для коррупции среди афганских должностных лиц.

Афганистан - расселение пуштунов в приграничье и в Пакистане

Афганистан - расселение пуштунов в приграничье и в Пакистане. При клике должна увеличиться.

К настоящему времени Афганистан, по-видимому, относительно неплохо овладел мастерством балансирования экономических интересов своих соседей. Покупка Индией прав на разработку железорудного месторождения в Хаджигаке последовала за покупкой Китаем в 2011 году медного рудника в Айнаке за $ 3 млрд. Хотя разработка шахты идёт медленно, у Китая появляются экономические стимулы для создания афганской инфраструктуры.

Афганистану также будет необходимо сбалансировать ряд конкурирующих региональных групп, которые выразили желание играть более значительную роль в будущем страны. В июне Афганистану был предоставлен статус наблюдателя в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), объявившей, что она поддерживает Афганистан как «независимое, нейтральное, мирное государство, свободное от терроризма и нарко-преступности». Афганистан также является членом Южноазиатской Ассоциация регионального сотрудничества (СААРК) с 2007 года. И хотя СААРК часто критикуют за вялость действий, вызванную в значительной степени напряжённости между Индией и Пакистаном, она сыграла свою роль в постепенном укреплении торговых связей в Южной Азии.

Афганистан - карта религиозных предпочтений

Афганистан - карта религиозных предпочтений. При нажатии карта должна увеличиться.

Обеспечение баланса между этими группами, с НАТО и западными странами, может оказаться сложным, но не должно стать игрой с нулевой суммой. Прогресс в области, скажем, борьбы с терроризмом или борьбы с наркотиками в рамках ШОС не отрицает прогресс по этому же вопросу в других блоках.

Хотя и существуют основания для оптимизма, внутренняя политика Афганистана и, в особенности, медленные темпы всех политических процессов, дают основания для беспокойства, и угрожают пустить под откос работу в направлении расширения регионального сотрудничества.

На данный момент наблюдается нечто вроде тупика. Талибы отказываются вести переговоры с афганским правительством и приостановили предварительное обсуждение с США. Между тем, глава Высшего совета мира, Салахуддин Раббани, планирует возродить ведомый афганцами процесс визитами в Пакистан и Саудовскую Аравию.

Афганистан - карта племенных групп.

Афганистан - карта племенных групп пуштунов. При клике должна увеличиться.

Этот политический тупик, в приближении 2014 года создаёт всё больше озабоченности по поводу возможного повторного вооружения различных групп. Наиболее неблагоприятные варианты сценария рассматривают конфликт между поддерживающими и не поддерживающими талибов пуштунами или между тем, что осталось от Северного альянса и талибами. Разрастание местных вооружённых формирований добавляет беспокойства по поводу стабильности в будущем.

В этом контексте позиция соседей Афганистана имеет первостепенное значение. Если они вкладывают капитал в будущее Афганистана – а недавняя инвестиционная встреча на высшем уровне в Дели может считаться положительным знаком – тогда становится легче представить себе относительно стабильное его будущее.

Талибан

Движение Талибан в Афганистане и Пакистане

Обратное будет означать самодовлеющий порочный круг, в котором региональные державы начнут поддерживать своих ставленников, и Афганистан будет медленно вырождаться. Пока что налицо признаки улучшений. Останутся ли они случайными, скорее всего, зависит от скорости и решимости США и афганского правительства найти способы внутреннего политического урегулирования.

Решение президента Барака Обамы, несомненно, согласованное с НАТО, досрочно, уже этой весной, передать ведение боевых операций в Афганистане в руки афганских армии и сил безопасности, означает форсирование курса на умиротворение страны мирными, политическими средствами.

Уже летом, когда должен завершиться последний этап по передаче ответственности за безопасность афганским властям, американские войска не будут патрулировать афганскую территорию и будут проводить лишь 10% самостоятельных, без согласования с афганской стороной, боевых операций.

Это все лежит в русле предвыборных обещаний президента прекратить войну в Афганистане.

В дальнейшем американцы собираются передать афганским властям контроль над тюрьмами, в которых содержатся террористы. Одновременно Обама согласился на участие талибов в переговорах в Катаре с афганским правительством об установлении мира в Афганистане и проведении там свободных выборов. Это существенное изменение позиции Вашингтона выражает собой готовность идти на очень серьезный и даже опасный компромисс с теми, кого еще вчера считали непримиримыми врагами, которых можно только уничтожать.

Если по результатам переговоров после ухода Хамида Карзая с президентского поста (а он заявил, что больше не будет баллотироваться) будет создано коалиционное правительство с участием талибов, сама возможность присутствия в Афганистане структур США и НАТО станет призрачной. В условиях современного Афганистана никакое коалиционное правительство долго не просуществует. Верх в нем возьмет та сторона, которая сильнее. А сильнейшая сторона – отнюдь не нынешнее афганское правительство, насквозь коррумпированное и удерживающееся у власти только при поддержке иностранных войск и массированной зарубежной военной и гуманитарной помощи.

Напротив, движение «Талибан» за более чем десять лет войны с силами международной коалиции так и не было разгромлено. Его структура управления не была нарушена, и не были пресечены основные каналы снабжения талибов деньгами и оружием. Даже если потери талибов и боевиков «Аль-Кайды» действительно столь велики, как об этом рапортуют американские военные и их афганские союзники, то у исламистов все равно остаются достаточные резервы бойцов и в Афганистане, и в Пакистане.

В ожидании, пока американцы уйдут, талибы могут временно уменьшить свою боевую активность, чтобы не дать Обаме повода затормозить вывод войск. Но это совсем не будет означать, что боеспособность отрядов «Талибан» существенно подорвана многолетней войной. Хуже того, нередко талибы финансируются на деньги американских налогоплательщиков. В Вашингтоне вынуждены были официально признать, что американские частные охранные кампании, занимающиеся транспортировкой грузов из Пакистана в Афганистан, вынуждены платить дань талибам, чтобы обезопасить транспортные конвои от нападений. И, по оценке Пентагона, сумма этих откатов в 2011 году составила кругленькую сумму в 360 миллионов долларов.

В 2012 году из-за того, что вплоть до июля по инициативе пакистанской стороны поставки для международных сил в Афганистане из Пакистана были прекращены из-за атак американских беспилотников на пакистанской территории, объем дани, несомненно, сократился, но она никуда не исчезла. А еще ходят слухи, что дань платят и американские офицеры – чтобы уберечь от атак свои опорные пункты. В том, что за те же услуги подобные платежи осуществляют офицеры афганских правительственных войск, никто даже не сомневается.

В общем, ситуация складывается примерно такая же, какой она была к концу советского военного присутствия в Афганистане. Хотя американцы потеряли здесь в несколько раз меньше солдат и офицеров убитыми и ранеными, чем сравнимый с ними по численности советский ограниченный контингент примерно за такой же период времени, и, возможно, нанесли афганским противникам значительно большие потери, чем в свое время Советская армия нанесла моджахедам, нельзя сказать, что США и их союзники получили результаты, сильно отличные от советских.

Точно так же, как в 1989 году, сейчас в высокой степени коррумпированное и неэффективное правительство Афганистана, раздираемое межэтническими и межклановыми противоречиями, пользуется в стране лишь очень ограниченной поддержкой. Многие солдаты и офицеры афганских правительственных войск и сил безопасности или являются на самом деле талибами, или сочувствуют «Талибану» и «Аль-Каиде». Доказательством этому служат убийства военнослужащих международных сил их афганскими коллегами, которых они обучали или с которыми совместно проводили боевые операции.

Кстати сказать, совместные операции чаще всего проваливаются потому, что талибам своевременно становятся известны планы их проведения. Точно так же было и с советскими войсками в Афганистане, которые под конец старались не проводить совместных операций с афганцами или сообщали афганской стороне об операции только непосредственно перед ее началом, чтобы не было утечки информации. Если американцы и их союзники уйдут из Афганистана, талибы, пользующиеся поддержкой своих соплеменников из Пакистана, быстро разберутся с партнерами по правительству.

И если американские войска действительно будут выведены из страны (а пока что планируется, что они уйдут до конца 2014 года), ситуация там может быстро вернуться к 2001 году. Теоретически, как считает администрация Обамы, американские войска могут остаться в Афганистане и после 2014 года, если будет достигнута договоренность с афганскими властями об их статусе в рамках соглашения по вопросам безопасности, которое Вашингтон планируют заключить как можно скорее.

Здесь камнем преткновения по-прежнему служит требование предоставить остающимся в Афганистане американцам иммунитет от судебного преследования афганскими органами, на что Кабул пока не соглашается. Тогда в стране для обучения афганских военных должно будет остаться от 6 до 9 тыс. американских военнослужащих из нынешних 66 тыс. Однако, даже если соглашение успеют подписать, министры от Талибана вряд ли когда-либо согласятся на американское и любое другое западное военное присутствие в Афганистане. А правительство с участием талибов власти в Кабуле наверняка надеются сформировать, иначе зачем начинать с ними переговоры? На какой же реальный сценарий развития событий в Афганистане после 2014 года рассчитывают в Вашингтоне?

Президент Обама хочет войти в историю умиротворителем Афганистана, при котором была успешно завершена миссия международных сил в этой многострадальной стране. Не исключено, что он действительно верит, что нынешнее афганское правительство, возможно, усиленное, несколькими умеренными представителями движения Талибан, вполне справится с проблемой обеспечения безопасности и без помощи американских войск.

Об этом как будто свидетельствует чрезвычайно благостное выступление Обамы после переговоров с Карзаем, на которых и было объявлено о досрочном выводе основного контингента американских войск:

«Возможностей для мира и процветания в Афганистане сегодня больше, чем это было до того, как мы вошли в страну... Это главный итог 12-летней военной кампании США в Афганистане, начатой после терактов 11 сентября... Мы лишили талибов их опорных позиций. И главная задача, из-за которой мы начали эту войну – добиться, чтобы «Аль-Каида» никогда больше не использовала Афганистан как плацдарм для нападения на Америку, скоро будет достигнута»(NR2.ru).

Хотя, например, непонятно, как будет без американской авиационной поддержки воевать с талибами и боевиками «Аль-Каиды» афганская армия, собственных ВВС пока что не имеющая. Да и в плане артиллерийской поддержки и снабжения афганские вооруженные силы в значительной мере зависят от американцев и их союзников по НАТО. Как кажется, руководители американских силовых ведомств настроены на сей счет не столь оптимистично, как президент.

Возможно, эти разногласия стали одной из причин предстоящих отставок министра обороны и директора ЦРУ.

Однако не исключен и другой вариант американских планов насчет Афганистана. Нынешняя администрация может даже не иметь особых иллюзий насчет того, что правительству Хамида Карзая удастся удержать власть после ухода американских войск. Но при этом американцы могут достичь в недалеком будущем, если уже не достигли, какой-то секретной договоренности с афганским «Талибаном» о том, что они не допустят возвращение в Афганистан боевиков «Аль-Каиды».

Если такое соглашение действительно уже заключено, тогда согласие американской администрации на переговоры между Карзаем и талибами и на участие последних в выборах в Афганистане после ухода оттуда американских войск вполне объяснимо. Только вот шансов, что Талибан будет на практике выполнять подобное джентльменское соглашение – очень немного. Среди талибов, думается, джентльменов нет, а по отношению к «крестоносцам», с точки зрения исламистов, можно нарушить любую клятву. И если Талибан вновь допустит в Афганистан «Аль-Каиду», то дальше легко нарисовать апокалиптический геополитический сценарий.

Афганистан переходит под полный контроль талибов. С помощью афганского «Талибана» и «Аль-Каиды» пакистанские талибы захватывают власть в Пакистане, и у исламистов в руках оказывается пакистанское ядерное оружие. А затем ядерная бомба появляется и у Ирана. Такой расклад способен дестабилизировать обстановку во всем мире и принесет огромные проблемы и США, и Евросоюзу, и даже России.

Думаю, что в США такой сценарий тоже просчитывают, по крайней мере, военные. И, конечно, допустить падение нынешнего правительства если не в Афганистане, то в Пакистане они не могут ни при каких обстоятельствах. Если события будут развиваться по указанному катастрофическому сценарию, то Обаме срочно придется в последние годы своего президентства не выводить из Афганистана последние немногочисленные американские военные контингенты, а наоборот, вновь наращивать там их численность и силовым путем менять законно избранное афганское правительство.

Разумеется, тогда от лавров миротворца у нынешнего президента ничего не останется, и в историю он войдет как политик, вновь отдавший Афганистан во власть исламистов. И в этом случае кандидат от демократической партии, кем бы он ни был, гарантировано проиграет президентские выборы 2016 года.

http://forum.polismi.org/

http://www.terra-america.ru/nastupaya-na-sovetskie-grabli.aspx