Завершившийся в Давосе Всемирный экономический форум отчасти послужил площадкой для заявления позиции по антироссийским санкциям тех стран Евросоюза, которые не считают эти санкции достижением европейской дипломатии. Германии в числе этих стран нет. Немецкие политики, выступившие на форуме, вновь показали, что они не смеют отклониться от фарватера, проложенного Вашингтоном, и в этом смысле для них закрыты поиски выхода из кризиса, каким стала бушующая на востоке Европы война, унесшая уже жизни нескольких тысяч человек.

Ангела Меркель в своей речи (1) в Давосе привычно назвала украинские события конфликтом России и Украины, прибегнув к стереотипу, в соответствии с которым речь идет не о гражданском конфликте на Украине и не о конфликте, в который помимо России втянуты страны Европы и США, а о противоборстве строящей демократию Украины и России, всеми силами этому противящейся.

Надо сказать, что швейцарские журналисты, освещавшие форум в Давосе, так не считают. Цюрихская Tages-Anzeiger пишет: «На Донбассе Киев приносит демократию в жертву. … Последние экономические ресурсы поглощают военные, а западные кредиторы могут вдруг обнаружить, что оказались в неприятной ситуации, финансируя ведение войны» (2). То есть король-то голый, а лидер самой влиятельной европейской державы этого не хочет замечать.

Германия в отличие от Канады не поставляет на Украину так называемое нелетальное оружие, но еще в сентябре Министерство экономики ФРГ санкционировало поставки санитарных средств и средств защиты, которые предназначались украинским военным (3). Порошенко, без тени смущения объявивший себя в Давосе «президентом мира», передавая в декабре своим военным очередную партию техники, уверял, что именно таким должно быть перемирие. На предстоящий год Порошенко объявил три волны мобилизации. Тем не менее в начале января канцлер А.Меркель и федеральный президент Й. Гаук принимали в Берлине А. Яценюка.

Кто находится у власти в Германии
и объяснение поведения этих людей
в статье
Нравы германской элиты и тайные пружины политики
А также в статье
Болотное дело в Германии

Бывший пастор, а ныне президент ФРГ на прошлогодней Мюнхенской конференции по безопасности призывал, помнится, отринуть моральные барьеры, препятствующие использованию военной силы для решения международных проблем. Интересно, есть ли в Берлине понимание того, на какие цели будут тратиться полмиллиарда долларов, кредитные гарантии на которые выдала Яценюку немецкая сторона? Или федеральный канцлер в такие детали не входит?

В Давосе Меркель вновь обрушила на Россию обвинения в «нарушении основополагающих норм европейского миропорядка», в покушении на принципы признания границ и защиты территориальной целостности, которые «обеспечивали Европе мирное сосуществование после окончания Второй мировой войны». О том, что Германия первой (!) поторопилась признать изменение границ Югославии и это повлекло за собой многолетнюю междоусобную войну на Балканах, фрау Меркель предпочла забыть.

Не вспомнила она и о надругательстве Германии над принципами признания границ и защиты территориальной целостности в ходе расчленения Сербии и отторжения от неё Косова. А ведь в тот день, когда албанские сепаратисты провозгласили в Приштине свою независимость, косовары писали на стенах домов: «Спасибо, Германия!» И та же Германия, преследуя на Балканах свои «вековые интересы», пальцем не пошевелила, чтобы признать волю сербов Косовской Митровицы, заявивших о желании остаться в составе Сербии!

Сегодня Меркель и другие немецкие политики рассчитывают на беспамятство сербов и русских. Одновременно Германию подталкивают к заключению с Вашингтоном соглашения о так называемом Трансатлантическом инвестиционном и торговом партнерстве (TTIP). В Давосе Меркель назвала эту американскую идею «уникальным шансом». Более миллиона европейцев, уже собравших подписи в знак протеста против заключения этого соглашения, думают иначе.

Подробное исследование
о проблеме исламской миграции в Германии
в статье
Мигрантский вопрос в Германии

Возможно, всё как раз наоборот, и уникальным шансом для Европы могло бы стать не подписание закабаляющего её соглашения с Америкой, а развитие связей с Евразийским экономическим союзом? Похоже, об этом украдкой подумывает и сама Меркель, упомянувшая о такой гипотетической возможности, но не в основном своём выступлении в Давосе, а в ходе рабочей дискуссии и с оговоркой, что Россия, оказывается, должна обеспечить выход из украинского кризиса.

Возможности развития торговых связей между ЕС и Евразийским экономическим союзом коснулся в Давосе и министр экономики Германии Зигмар Габриэль. А ведь это идея, которую несколько лет назад высказывал президент России В.Путин. «Если бы Запад принял это предложение, может быть, не было бы нынешнего украинского кризиса» (4), - пишут участники австрийского интернет-форума. Однако тогда ответом Европы на это предложение Путина, как и на его предложение о сотрудничестве в сфере безопасности, было молчание. С тех пор политическая воля Европы ослабела ещё больше, и выступление Меркель в Давосе - тому подтверждение.

В итоге мы имеем то, на чём фиксирует внимание один из читателей Süddeutsche Zeitung: «Почему Меркель не приняла предложение Путина раньше? Потому что этого не хотели США. Похоже, теперь там заметили, что Россия еще поживет, там предпосылки для цветной революции ухудшились… Все это демонстрирует хаотичность политики США: сначала они добились ухудшения добрых отношений между Германией и Россией, а теперь хотят ими воспользоваться» (5). В этом суждении есть, впрочем, недооценка: США последовательно добивались (и добились!) ухудшения отношений России не только с Германией, но и со всеми странами Европы. Соглашение о зоне свободной торговли США – ЕС лишь закрепит американское доминирование на западе Старого Света.

Пожалуй, единственное, с чем можно согласиться в давосской речи Меркель, так это её фраза о том, что «Крым – это не просто какая-то аннексия». Да, после государственного переворота в Киеве Крым вернулся в состав России по воле народа, населяющего Крымский полуостров – и в этом исторический смысл события, ставшего главным событием 2014 года.

Однако современная западная демократия не жалует референдумы, а в Германии с этим совсем плохо. После Второй мировой войны западные оккупационные власти ограничили эту форму народного волеизъявления в ФРГ под предлогом опасности реставрации фашистских настроений. По опросам последних лет, немцы всё решительнее высказываются за введение прямой демократии: за общефедеральные выборы президента страны, за проведение референдумов по наиболее острым внутриполитическим вопросам. Верхи игнорируют эти требования, толкая немцев на крайние формы протеста.

В 1970-е гг. строительство атомных электростанций вызвало в ФРГ протест такого размаха, что пресса писала о народной войне. Сегодня неспособность правительства справиться с проблемой изменения этнического состава населения Германии может привести к тому, что всё повторится, и изгнание из политики лидера немецкого антиисламистского движения «Европейцы-патриоты против исламизации Запада» (PEGIDA) Лутца Бахмана неизбежность возникновения нового противостояния не отменит.

(1) Здесь и ниже цит. по: Rede von Bundeskanzlerin Merkel anl. des Jahrestreffens 2015 des World Economic Forum am 22. Januar 2015 bundeskanzlerin.de
(2) Affentrager Z. Kiew opfert Demokratie in Donbass / Tages-Anzeiger, 23.01.2015.
(3) Berlin bestätigt Hilfen für ukrainisches Militär / Welt.de 03.09.2014.
(4) derstandard.at
(5) sueddeutsche.de

http://www.fondsk.ru/news/2015/01/25/kuda-dvizhetsja-germanija-ili-merkel-v-davose-31466.html