Что такое New Times

Один друг Игорь забрасывает меня ссылками на сайт new times. То про 40 млрд Путина, то про дворцы, то про Озеро то ещё про какую то чушь космического масштаба.

Что же такое этот NewTimes и как у них организован сбор информации?

В январе я откликнулась на приглашение Евгении Альбац, главного редактора журнала The New Times, прийти работать в ее издание. Евгения Марковна — матриарх либерализма, а ее журнал считается самым непримиримым обличителем Кремля.

Альбац обещала скромную зарплату, но зато полную свободу творчества. Я согласилась и была счастлива. Теперь меня охватывает дрожь от воспоминаний, в каком аду я очутилась.

Надо заметить, мне всегда было интересно, где журналистам The New Times удается доставать эксклюзивные сведения? Некоторое время назад, например, они писали, что директор ФСБ Бортников убил банкира. Потому что у них уникальные источники.

Что такое когнитивное оружие

Поработать с «источниками» предложили и мне. Но сначала их надо было найти. The New Times, как выяснилось, в каждом номере публикует данные о нарушениях на выборах от ассоциации «Голос».

«Голос» вывалил на нас гору «нарушений»: и на предприятиях, и в органах, и в Министерстве обороны — везде творился беспредел. Казалось, сотрудники всех этих органов настолько возмущены, что каждый день звонят в ассоциацию и жалуются, жалуются, жалуются на то, что их заставляют брать открепительные и всей семьей идти голосовать за Путина.

Беда в одном — все эти жалобы и звонки были анонимными. То есть нам, корреспондентам The New Times, предлагалось связаться с названными учреждениями и самостоятельно добыть доказательства беспредела.

Мы обзванивали знакомых и незнакомых, даже среди своих родственников я нашла людей, работающих в упомянутых учреждениях. Сведения не подтвердились — никого не заставляли делать ничего противоправного.

Евгению Марковну это нисколько не смутило: «Ну и что, что не можете доказательства найти! — кричала она. — Не можете найти — надо придумать! Вы что, не журналисты?!» Оказалось, это главный принцип, по которому работает редакция.

Я упросила освободить меня от необходимости подтверждать фантазии «Голоса» и разрешить написать текст про фольклор «снежной революции». Написала, показала коллегам. Все были довольны. Материал отдали Альбац, а ночью меня и начальство вызвали в кабинет главреда.

«Это г…о! — кричала Альбац. — Какие, к черту, доктора наук!? У нас только один в стране специалист по фольклору — это Шендерович!» Мужики дрожали и утирали пот со лба.

Через два дня я сказала, что ухожу. И мне сказали: вперед. Ни зарплаты, ни трудовой, ты тут и не работала.

После этого я легла на пол и объявила голодовку. Тогда Альбац вызвала охранника, и амбал просто скинул меня с лестницы, с шестого этажа. Хорошо, что не в окно.

Я хочу обратиться к Путину Владимиру Владимировичу. За прошедшее революционное время я написала о вас много гадостей. Мол, все у нас плохо: в школах — ЕГЭ, чиновники воруют, телевизор врет, кругом один беспробудный, беспроглядный, полный абзац. И кое от чего я, честно говоря, не отказываюсь.

Но я хочу, Владимир Владимирович, попросить у вас прощения. Мне стыдно работать в журнале, где полощут кандидата в президенты за то, что он якобы заставлял кого-то за себя голосовать. Где журналистку скидывают с лестницы, а мужики-коллеги стоят, смотрят и молчат. Где заставляют придумывать факты, если их нет.

Автор, Аделаида Сигида, печаталась в изданиях «Коммерсантъ», «Русский репортер», «Независимая газета», отличается неукротимым нравом и тягой к приключениям

http://www.aif.ru/society/article/50086

Опубликовано 27 Фев 2018 в 10:00. Рубрика: Масс-медиа. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.