Один из столпов западной мысли является метод Сократа, используемый не только в философии, но и в юриспруденции и психотерапии. Аристотель назвал это основой научного метода (не забываем, что Аристотель учился у Платона, а тот – у Сократа, т.е. это были по сути представители одной школы).

Сократический метод полагается основной критического мышления и якобы позволяет обнаружить нечто скрытое, увеличить знания…

Чтобы говорить предметно, давайте обратимся к первоисточнику (с поправкой на то, что сам Сократ ничего не писал, это делали его ученики). В “Воспоминаниях о Сократе” Ксенофонт есть диалог с Евфидемом, откуда я позволил себе скопировать небольшой отрывок для демонстрации:

– Значит, также и здоровье и болезнь, когда они являются причиной какого-нибудь добра, будут добром, а когда причиной зла,— злом, – сказал Сократ.

– Но когда же, – возразил Евфидем, – здоровье может стать причиной зла, а болезнь — добра?

– Тогда, клянусь Зевсом, – отвечал Сократ, – когда люди, принявшие участие благодаря своей силе в каком-нибудь позорном походе, вредном морском предприятии и тому подобном, погибают, а оставшиеся дома по случаю слабости бывают целы.

– Верно, – согласился Евфидем, – однако, как видишь, и в полезных предприятиях одни принимают участие благодаря своей силе, другие по случаю слабости остаются дома.

– Если так, – отвечал Сократ, – то на каком основании такие вещи, которые то полезны, то вредны, считать добром, а не злом? Клянусь Зевсом, никакого основания для этого не видать: так по-твоему выходит.

– Ну, уж ум, Сократ,— бесспорно, благо: разве есть такое дело, которое умный не сделает лучше, чем невежда?

– Как так? – сказал Сократ. – А историю с Дедалом 16 разве ты не слыхал, как его захватил Минос за его ум, сделал своим рабом, лишив при этом и родины и свободы, как Дедал при попытке к бегству вместе с сыном потерял сына, да и сам не мог спастись, а его занесло ветром к варварам, и он там опять служил рабом?

– Да, клянусь Зевсом, есть такой рассказ, – отвечал Евфидем.

– А что вытерпел ГІаламед п, не слыхал? Про него все поэты говорят, что Одиссей погубил его из зависти к его уму.

– Да, и такой рассказ есть, – отвечал Евфидем.

– А сколько других, как ты думаешь, насильно уведено к персидскому царю вследствие их ума, и им пришлось быть там в рабстве?

/// тут бы надо оборвать диалог, но чтобы было понятно, что тему дальше не развивали, приведу еще несколько реплик

– Вполне несомненное благо, Сократ, это, по-видимому, счастье, – сказал Евфидем.

– Да, Евфидем, – отвечал Сократ, – если не составлять его из сомнительных благ.

– А что может быть сомнительным из того, что дает счастье? – спросил Евфидем.

– Ничего, – отвечал Сократ, – если только мы по будем относить к нему красоту, силу, богатство, славу и тому подобное.

– Нет, клянусь Зевсом, будем относить, -отвечал Евфидем, – какое же счастье может быть без этого?..

На первый взгляд перед нами мудрец, который демонстрирует собеседнику, насколько тот (собеседник мудреца) невежественен. На второй взгляд – вот он пример опровержения банальных, пошлых истин, разоблачение их если не лживости, то, как минимум, ошибочности. На третий…

Следует обратить внимание на то, что у Сократа есть только два варианта – белое и черное, качество и его противоположность.

Еще одной особенностью сократовского подхода является постоянный переход от общего к частному и обратно, когда придумывается особая ситуация, якобы противоречащая общему заключению, что подталкивает слушателей к тому, чтобы “сдать” исходное предположение.

Начнем со здоровья. Предположим, что имел место такой военный поход, куда взяли только здоровых, тогда как больные остались дома. Поход закончился неудачей, пошедшие в поход погибли, тогда как оставшиеся дома выжили. Означает ли это, что здоровье хуже болезни? Начнем с того, что не все военные походы заканчивались неудачей, хватало и успешных, когда здоровые приносили домой богатую добычу. Если бы успешных походов было меньше половины, в них бы рвались только немногие любители экстрима.

В самом походе участвовали более здоровые и менее здоровые люди, и среди участников у более здорового были шансы выше остаться в живых и принести домой добычу, т.к. они лучше уклонялись от ударов противника, сами наносили удары раньше, чем противник успевал их ранить, а если и бывали ранены, то выздоравливали с большей вероятностью, чем более хилые.

Теперь вернемся к оставшимся. Среди них тоже не все были совсем хилые, т.к. кто-то должен был защищать город. В случае эпидемии или необходимости защищать город у более здоровых шансы остаться в живых были выше.

Если же мы рассматриваем неблагоприятный сценарий поражения. При прочих равных здоровых выгоднее взять в плен и сделать рабами, а вот больных и хилых проще убить.

В случае с Дедалом мы видим точно такую же подмену: умный Дедал сделал сделал крылья, чтобы сбежать, крылья выполнили функцию, глупый Икар вопреки запретам полетел к солнцу и в итоге убился (если мы следуем мифу, как он был знаком Сократу и Евфидему). То есть в данных обстоятельствах умный остался жив, а дурак погиб. Как, видимо, захват Дедала по приказу Миноса принес смерть какому-то числу не столь умных людей. Дедал был ценен, потому выжил.

Возвращаясь к утверждению, что сократический метод увеличивает знания, придётся признать, что он не только не создает новые, но только запутывает уже имеющиеся знания в совершенно бесполезный клубок, коим обладатель не может пользоваться.

С точки зрения современных научных представлений Сократ и его собеседник должны были обсудить, какова средняя продолжительность жизни у здорового и больного, сколько каждый из них оставляет потомков и чего в среднем добивается, если принять равенство по всем прочим качествам. Подход XX-XXI веков н.э. нельзя требовать от философа V века до нашей эры. Но аргументы из предыдущих абзацев вполне соответствовали уровню знаний той поры. И я бы не удивился, если кто-то из философов той поры разбивал жульнические конструкции Сократа примерно таким образом. То, что я не знаю, кто именно так поступал, говорит о моем слабом владении вопросом, а также о том, что до нас дошли явно не все сочинения той поры.

Надо ли преподавать сократический метод? Я бы сказал, что безусловно, т.к. он помогает научиться находить жульничество, часто используемые в спорах. Пожалуй, этим ценность метода Сократа и ограничивается.

Последнее заявление показалось слишком самонадеянным? Все же Сократ считался гением в течение примерно двух с половиной тысяч лет… Но на этой странице не оспаривается гениальность древне-греческого философа, никто не претендует на более глубокий ум, ВПС указывает на ставшее очевидным обычному человеку через двадцать пять веков, т.е. гений Сократа сумело одолеть только время. Которое, как известно, побеждает всех воителей и властителей, включая властителей дум.

Если же обратиться к более объективным источникам, то подтверждением высказанного предположения может быть доказательство от обратного: если бы это было не так, то сократический метод использовался бы в науках, а не исключительно в юриспруденции, философии и психотерапии, т.е. одних из наиболее субъективных и лишенных четких критериев сфер человеческой деятельности.

Но что-то заставляет меня усомниться в том, что от метода Сократа откажутся в ближайшее время…

О сократовском методе