Что такое исламская политкорректность

Исламская политкорректность – одновременно и идеология, и синдром. На Западе, речь идет, прежде всего, об исламофильском отклонении мультикульурной и ксенофильской идеологии, которая является фундаментом западных демократий последние три десятилетия.

И на Западе, и на глобальном уровне, речь идет о психологическом подходе добровольного подчинения (зимми) протагонистами которого являются как международные организации (Организация Исламская Конференция, Всемирная Исламская Лига, Братья-Мусульмане) так и “дружественные” Западу исламские государства (Саудовская Аравия, Катар, Турция, Пакистан). Эти образования на деле спонсируют глобальные исламистские организации, в планах которых распространить на весь мир исламское теократическое правление, основывающееся на принципах шариата.

В исламских странах исламская политкорректность менее сфокусирована на “обидах” и “притеснениях” мусульман, и более агрессивна. Она занята (как и на Западе) конфессиональной, легальной, доктринальной,психологической и идеологической ре-исламизацией, которая топит право верить или не верить, критицизм религии, и, в более общем понимании, разделение между религией и политикой. Вышеупомянутые феномены утверждаются в общественном сознании в качестве демонстрации “культурного империализма Запада”, “окультуривания”, “измены исламу”, и атаки против исламских ценностей “спесивой западной гегемонией и империализмом”. Это является одной из главных причин современных преследований христиан в Азии, арабских странах, Турции и Африке. Христиан обвиняют в том, что они являются “пятой колонной” “крестоносцев” и “сионистов”, и христиане выставляются причиной всех зол в мусульманском мире.

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны

Именно в этом исламистки политкорректном контексте, в Индонезии самой населенной мусульманской стране мира, губернатор Джакарты, индонезиец китайского происхождения и христианской веры, во время кампании за перевыборы получил пять лет тюрьмы. Его виной было то, что он осмелился обвинить своих мусульманских оппонентов в использовании суры аль-Майдах (запрещающей немусульманам править мусульманами) для того, чтобы убедить избирателей не голосовать за него. Эта цитата из священной книги мусульман была воспринята как “оскорбление ислама” и привела к его осуждению и заключению. Процесс, который многими расценивался как тест на толерантность для Индонезии, показал степень радикализации страны.

Ранее известная своей относительной религиозной толерантностью и “локальной” версией ислама, Индонезия, как и соседняя Малайзия “обогатилась” инквизицией исламистской политкорректности. Она насаждается в стране уже несколько десятилетий – и в результате местный ислам лишен своей природы, салафизирован и политизирован проповедниками радикального исламизма, импортированными из Пакистана и стран Залива. Провинции Ачех, 98% населения которой составляют мусульмане, и известной своими сепаратистскими тенденциями, дарована автономия, которая позволила исламистским группам ввести шариат и применять исламские наказания против гомосексуалистов, азартных игр и употребления алкоголя. Просьбы христиан о строительстве церквей систематически отклоняются. 13 октября прошлого года несколько сотен мусульманских студентов сожгли протестантскую церковь в районе Сингкиль.

Количество случаев смертных приговоров и длительных тюремных сроков в тоталитарных исламских государствах – Саудовской Аравии, Пакистане и Судане не поддается подсчету. Но исламистская политкорректность создала ситуацию в которой леваки-антиклерикалы восхваляют такие “прогрессивные силы” как политические движения в Палестине. Итогом их активной деятельности на палестинских территориях стало то, что количество христиан за несколько десятков лет сократилось с 20% до менее одного процента.

Распространение ислама в мире

Карта в полном размере: Распространение ислама в мире

И все это – без учета тоталитарного и террористического движения ХАМАС. Речь идет о самой “Палестине” и “умеренной” палестинской администрации, считающей основой своего законодательства шариат и Коран и грозящей убить и посадить в тюрьму любого христианского активиста, атеиста или мусульманского “еретика”. В связи с этим следует упомянуть работу Blasphémateur ! палестинского блоггера Валида ль-Хуссейни. Хуссейни – беженец из Палестины с 2012 года – после того, как он был заключен в тюрьму Палестинской автономии и подвергся там пыткам.

Более того, сейчас Хуссейни выпустил эссе “Французское Предательство” – посвященную еще более опасному феномену – распространению исламской политкорректности на саму землю Вольтера и светской Республики в частности, и на Запад в общем. Молодой палестинец задается вопросом, каким образом эта странная политика соглашательства с тоталитарным, анти-кафирским, анти-атеистическим, христианофобским и антисемитским исламизмом стала вообще возможной на Западе. Все это делается под предлогом “сохранения гражданского мира” и “практикования страусиной политики уклонения от политической и интеллектуальной конфронтации”.

Хуссейни указывает на то, что нарастающее использование термина “исламофобия” играет на руку исламистам, и что “отказываясь противодействовать исламизации из страха быть заклейменными в качестве исламофобов, смиряясь с преступлениями против секуляризма, французское общество и французский правящий класс несут свою долю ответственности за распространение терроризма во Франции. Хуссейни особо подчеркивает ответственность французского политического класса, в погоне за мусульманскими избирателями проявляющего полную бесхребетность. В качестве примера Хуссейни указывает на запрет в Лилле спектакля Lettres aux escrocs de l’islamophobie (письма исламофоба-прощелыги), поставленного посмертно по тексту одного из убитых редакторов Шарли Эбдо, Шарба. Причиной запрета стал страх перед “потерей контроля” в случае уличных протестов в Лилле.

Отношение положенное мусульманам к людям
остальных религий и неверующим
в статьях:

Отношение ко лжи в Исламе
Разрешена ли ложь в исламе?
Открытым текстом про другие религии и атеистов
Что говорит Коран про иноверцев
Положение иноверцев при шариате
Что такое джизья?
Отношение к собственности иноверцев
Собственность неверных в исламе
Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе
Ислам о национализме

Психологический терроризм

Конечно же, исламская политкорректность, в качестве процесса коллаборационизма или подчинения либеократического порядка порядку теократическому и тоталитарному также мотивируется политическими компромиссами, основывающимися на краткосрочных материальных интересах, коррупции элит, жадности, ставках в геополитической игре, энергетике и финансах. Тем не менее, мы полагаем, что это не может быть объяснено исключительно экономическими интересами. С точки зрения богатых и открытых обществ толерантность и открытость в отношении Исламских Государств преследующих еврейские и христианские меньшинства и утверждающих, что они “защищают” мусульманские меньшинства в Европе, выставляемые “жертвами исламофобии” не является результатом структурной слабости наших обществ. Они могли бы быть защищены куда лучше в случае, если бы их направляли политические и интеллектуальные элиты, для которых ценности западной цивилизации что-то значат, и которые не были бы подчинены моральному диктату политкорректных движений, выступающих в союзе с исламистскими силами.

Односторонняя и невзаимная открытость нашего пост-христианского общества завоевывающему исламизму также происходит от отсутствия цивилизационного видения и добровольного отказа наших элит от борьбы. Они, ужасаясь психологическому и идеологическому насилию радикального ислама, впали в состояние ступора. Подобная ситуация заставляет дважды задуматься всех карикатуристов и прочих “богохульников”, которые понимают, что им придется столкнуться и с насилием коммунистических и анти-расистских групп, постоянно шантажирующими под предлогом борьбы с “расизмом” и “исламофобией”.

Россия демография

Карта в полном размере: Расселение мусульман в России

Так выбиваются все новые и новые уступки и исключения у светского порядка – под угрозой подчинения оппонентов проекту исламской политкорректности. Это выглядит особенно парадоксально на фоне того, что пан-исламистские силы исторически выступали в качестве союзников и были связаны с нацизмом и фашизмом. Они разделяют юдофобию нацистов, и тот же конспирологический взгляд на мир, который пережил рециклинг и теперь наряжен в новые одежды антисионизма и борьбы с исламофобией “иудо-крестоносцев”.

Исламская политкорректность отличается предрасположением бить с двойной силой и мстительностью по другим и отвергает любую взаимность, любую самокритику, любые уступки или шаги навстречу. Мы знаем, что для лидеров исламских организаций и государств “диалог” с Европой – лишь еще одна возможность политического и религиозного завоевания Европы с помощью подрывных средств. Но с учетом того, что мы капитулировали, приняв подобный компромисс и отказавшись от всякой цивилизационной политики, мы претендуем на то, что искренне верим в этот односторонний “европейско-исламский диалог”. Он основывается на заранее установленной “вине Запада” – одновременно и искупительной ренте и рычаге завоевания.

Для некоторых специалистов по истории мусульманского мира и исламизма этот процесс – который добавляет еще больше жестокости и без того жестокой реальности коллективного страха, генерируемой специальными стратегиями нагнетания психоза (подрывы смертников, коммунитарное насилие, скандалы в медиа, “исламофобские” процессы, прочие виды электорального давления на людей, мыслителей и политиков) уже равнозначна некоей особой форме добровольного превращения в зимми. Ахль а-Зимма в исламском законе обозначает низший статус немусульман – евреев и христиан. Он основан на абсолютном отсутствии взаимности прав и униженного положения неверующих относительно мусульман. Зимми должны отказаться от собственной гордости и платить налог в обмен на гарантию безопасности.

Как работает пропаганда ИГИЛ

По аналогии, все наши общества, подчиняющиеся диктату политически корректной и мультикультурной идеологии, умалениям и унижениям, “позитивной дискриминации”, языковым ограничениям и другим видам дискриминации (“судебный джихад”) живут в ситуации , когда все исключения из закона и се преференции создаются исключительно для мусульманской религии – и некоторые уже называют это “добровольным принятием статуса зимми”.

Попытка сравнить ситуацию не-мусульман в Европе с судьбой христиан, евреев, езидов и еретиков в землях ислама было бы не только фальшива, но и отвратительна. Он, несомненно породит риск атаки со стороны исламистских террористов и к длительным тюремным или даже смертным приговорам в государствах, чье законодательство основано на шариате. Тем не менее, нарастающее сходство между исламскими обществами и открытыми западными обществами – в отсутствии взаимности и равенства в отношении ислама к другим религия. Де факто и де юре единственная религия, критиковать или научно изучать которую физически опасно является ислам, который защищен не только исламским терроризмом, но и “анти-расистской” юридической системой, преследующей исламофобию – в то время как все прочие религии могут критиковаться без риска сравнения с расизмом, морального и юридического осуждения.

Таким образом, на национальном и международном уровне взаимоотношения между Европой и бывшими колонизированными мусульманскими реваншистскими странами базируются на отсутсвтии взаимности в сфере религиозных свобод, прав деноминаций и критицизма религий. Еврокомиссия, Евросоюз и различные офисы ЕС осуществляют серию мер, с тем, чтобы соответствовать это исламски политкорректной политике.

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе

Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

Главным двигателем подобной политики на международном уровне является Организация Исламского Сотрудничества (OIC), чья цель – распространение и защита ислама в мире и введение национальных и международных законов и запретов, согласно которым исламское право обладает приоритетом над светским правом для мусульман в мусульманских странах – также как и для мусульманских меньшинств в не-мусульманских странах. С этой целью OIC поддерживает атмосферу конфессиональной самоизоляции и ментальности жертвы среди мусульманского населения.

На уровне ООН и Западной Европы ощущается постоянное дипломатическое давление на протяжении последних трех десятилетий со стороны лидеров OIC – Саудовской Аравии, Пакистана, Катара, Турции во главе с Эрдоганом, и оно дало ряд конкретных плодов. На конфессиональном уровне оно вдохновило ряд дорогостоящих и бесполезных программ, базирующихся на “неприкосновенном” и “священном” “диалоге” и на необходимости противостоять “столкновению цивилизаций”. Этот диалог никогда не основывался на взаимности религиозных дел и не обуславливался на лучшей кооперации со странами Магриба и Африки относительно легальных и нелегальных миграционных потоков.

Следует помнить о том, что программы “европейско-средиземноморского сближения” и диалога были сформированы на основании Барселонской Декларации 1995 года, которая выделила Европейско-Средиземноморское Партнерство из ЕС в страны Магриба и Ближнего Востока. Отсюда и то значение, которое придает Брюссель политике “добрососедства” с арабо-мусульманским миром. Евро-арабские инициативы основанные на политике “диалога цивилизаций” несомненно заслуживают всяческого одобрения в принципе – поскольку их заявленной целью названы борьба за мир и толерантность, что не может не привлечь любого демократа и сторонника гармонического сосуществования различных народов. Факты, однако в том, что благими намерениями вымощена дорога в ад.

Почему деградируют мусульмане?

Так называемый евро-арабский или евро-исламский диалог, одной из главных (похвальных) целей которого является “борьба с религиозными предрассудками”, не только ничего не делает для искоренения пропаганды ненависти, исходящей из мусульманского лагеря, но также криминализирует и демонизирует тех, кто разоблачает исламизм в Европе. Далее, любая резонная критика ислама как религии превращена в нечто подозрительное, в то время как сами мусульманские “партнеры” на протяжении последних 30 лет неустанно ре-исламизируют свои собственные законы, ужесточают меры против “еретиков”, осмеливающихся критиковать религию, и продолжают распространять христианофобские, юдофобские и анти-запдные взгляды и ненависть ко всем прочим религиям в общем.

В этой перспективе весьма любопытно наблюдать за тем, как европейские лидеры предлагают включить исламскую цивилизацию во всеобщий конкорд. Чем сильнее их стремление, тем больше арабские и мусульманские партнеры воспринимают подобные саморазжижающие инициативы в качестве проявления слабости и признака будущей капитуляции, самоотрицания и упадка.

Наилучшим примером этой дороги с односторонним движением является политика Турции, которая на протяжении многих лет бросает вызов Европе и призывает ее продемонстрировать, что та более не является “эксклюзивно христианским клубом”. Это делается несмотря на то, что весь цивилизационный проект Эрдогана ставит своей целью полный демонтаж наследия Ататюрка и его упехов по вестернизации и секуляризации Турции. Эрдоган стремится стать лидером мусульманского мира, основываясь на идеологии, которую его сторонники называют “нео-оттоманской”.

Чем опасна миграция для России

Определенно, в контексте возникающего многополярного мира, и в соответствии с изоляционистским и реалистичным видением международных отношений возврат Турции и других исламских государств к их восточным и исламским корням является совершенно легитимным с их точки зрения. В конце концов, проект “цивилизационного воскрешения”, который столь дорог сердцу Эрдогана и мусульманским обществам, страдавшим от колониалистского окультуривания мало чем отличается от основного тренда последних 30 лет, в рамки которого вписываются и “самобытная” Индия Моди, и “православная” Россия Путина. Мы лишь можем отметить асимметричную и не взаимную природу между европейским Западом и исламскими государствами.

Запад любыми способами пытается доказать что он более не колониалист, и высокомерно отвергает свое собственное христианское прошлое. Исламские лидеры, в данном случае, Анкара, без всяких комплексов и сомнений превращаются “в эксклюзивно исламский клуб” – и Турция была главой этого клуба, именуемого Организация Исламского Сотрудничества на протяжении 15 лет, и продолжает оставаться одним из его столпов – наряду с Пакистаном и Саудовской Аравией.

Вместо заключения

В качестве заключения я хочу предложить цитату все того же палестинского блоггера Валида аль-Хуссейни, обнаружившего, что на родине Вольтера исламская политкорректность приняла формы почти настолько же устрашающие, как и в исламских странах: “Если исламистам удастся исламизировать весь мир, это не будет результатом их интеллектуальной силы, их веры, или военной мощи – но результатом трусости их противников”.

Источник:http://postskriptum.org/2017/09/24/dhimmi/

Источник:http://postskriptum.org/2017/09/25/dhimmi-2/

Опубликовано 02 Окт 2017 в 17:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.