Во второй половине февраля и первой половине марта по Болгарии прокатилась волна протестов, приведшая к отставке правительства премьер-министра Бойко Борисова и ряда муниципальных администраций. Непосредственным поводом стало повышение цен на электроэнергию (официально на 14%) и отопление (7%). В действительности речь шла о счетах, увеличенных на гораздо большую сумму. Однако фактическая причина глубже - Болгария демонстрирует все характерные симптомы постсоветских стран, превративших сближение с Западом в самоцель. Страна реализовала мечту изрядной части постсоветского населения, вступив в ЕС - но результат получился несколько... неоднозначный. При этом очевидно, что недавние протесты - это только начальная стадия политического кризиса.

Начнём с собственно энергетики. С 1970-х Болгария является экспортёром электроэнергии благодаря построенной СССР АЭС "Козлодуй". Однако в 2003-м и 2006-м она, как кандидат в члены ЕС, была вынуждена прекратить работу четырёх блоков из шести (по мнению американцев, это стоило весьма небольшой болгарской экономике $1,7 млрд). Параллельно прошла частичная приватизация энергетики, в ходе которой операторами распределительных сетей стали европейские компании. Далее, в 2011-м американские AES (в свое время весьма неудачно управлявшие электрическими сетями в Грузии) и Contour Global получили две ТЭЦ - "Марица-Восток 1" и "Марица-Восток 3".

Организованный НАТО и ЦРУ террор в Европе
в статье:

Террор НАТО в Европе и США

Итак, экономические связи с Евросоюзом и США неуклонно крепли. Проблема в том, что прибыль энергетических компаний ЕС устойчиво падает, и снижение цен в Центральной Европе должен кто-то оплатить. "Энергичная" дружба с США стоит достаточно дорого - правительство Борисова заключило контракт, предусматривающий покупку электроэнергии у "американизированных" теплоэлектростанций по цене, впятеро большей, чем у АЭС. ЕС стоит ещё дороже: согласно директиве Евросоюза, 16% генерирующих мощностей должны быть переведены в "зелёный" режим - традиционную энергетику надлежит заместить ветрогенераторами и солнечными электростанциями.

Поскольку "эрзацы" намного более затратны, чем нелюбимые Еврокомиссией атомные электростанции, государственная Национальная энергетическая компания (НЭК) Болгарии до 1-го июля 2013-го платит производителям "зелёной" энергии 250 евро за мегаватт-час против 21 у АЭС. Далее разрыв будет уменьшен - до 120 евро против 21, однако, как нетрудно заметить, разница остаётся почти шестикратной. Наконец, в феврале этого года Еврокомиссия предприняла атаку на НЭК, заключавшую "кабальные" контракты, предусматривавшие преимущественные поставки электроэнергии в Болгарию. Между тем, свободный рынок электроэнергии автоматически предполагал доведение цен до среднеевропейских.

Альтернатива заключалась в строительстве АЭС "Белене", начатом ещё в период существования СССР. В 2011-м "Атомэнергострой", экспортное подразделение "Росатома", предложил Болгарии гиперкомфортные условия - полностью оплачиваемое Россией строительство, при сохранении за Софией 51% акций. Сделка была выгодной - даже 49% акций обеспечивали весьма нетривиальную прибыль.

Настоящий отец Евросоюза
в статье

Евросоюз придуман при Гитлере

Однако дальнейшая цепочка событий выглядела так. США, которым решительно не нужны конкуренты на болгарском энергетическом рынке (хотя в масштабах их экономики он составляет десятые доли процента), оказали давление на правительство Болгарии - и в итоге оператором атомного проекта, гораздо более ограниченного в возможностях, стала Westinghouse Electric. РФ была готова простить долг за собранный и почти наполовину оплаченный реактор в обмен на заключение соглашения по трубопроводу Бургас-Александруполис, но правительство и парламент Болгарии отказались заключать и этот контракт.

Результат оказался предсказуем. Протесты смели правительство Борисова (бывший пожарный и охранник последнего генерального секретаря социалистической Болгарии и одного из предыдущих премьеров, фигура более чем заменимая), однако на его место пришла команда, намеренная двигаться ровно тем же путём. По крайней мере, один из трёх поставщиков электроэнергии, австрийская EVN, намерена настаивать на дальнейшем повышении цен, и с этой целью подаёт иск в Международный арбитражный суд. "Обиженный" "Атомэнергострой" намерен предъявить НЭК миллиардный иск.

Между тем, НЭК и без того оказался на грани банкротства, и ему срочно нужен полумиллиардный кредит. Как следствие, на очереди - присоединение к третьему энергетическому пакету ЕС, на чём настаивает нынешний президент Болгарии Росен Плевнелиев. Пакет предусматривает либерализацию рынка электроэнергии, которая везде и всегда вела к росту цен.

Почему Европа перестала быть военной силой
в статье

Причина военной слабости Европы

Иными словами, болгары могут свергать правительства - но бизнес идёт своим чередом, и им так или иначе придётся пережить повышение цен на электроэнергию. При этом энергетический кризис представляет собой частный случай весьма оригинальных побочных эффектов стремления двигаться "европейским путём" любой ценой.

К началу 1990-х Болгария была вполне индустриальной страной - промышленность производила 59% ВВП. В стране существовал автопром, она была экспортёром стали. Болгария достаточно тяжело пережила "постсоветский" кризис, однако первые признаки оживления экономики проявились там достаточно рано - уже в 1993-94 гг. В 1996-97 страна пережила ещё один кризис, однако затем экономика достаточно устойчиво росла. Параллельно началась интеграция в "мировое" сообщество. В 1994-м был подписан договор об ассоциации с ЕС, предусматривавший создание зоны свободной торговли к 2004-му. В 1996-м Болгария вступила в ВТО. В 2005-м было подписано соглашение о вступлении Болгарии и Румынии в ЕС, и в 2007-м, в обстановке всеобщей эйфории и самых радужных ожиданий, страна стала членом "клуба избранных". Для оптимизма были и фундаментальные основания - средние темпы роста экономики в 2000-2007-м составляли 5,7%.

Однако, как водится, это процветание имело и обратную сторону. Производство собственных автомобилей умерло в год присоединения к ВТО, и не собиралось возрождаться - ибо страна обзавелась самой большой коллекцией подержанных автомобилей в Европе. В сталелитейной отрасли, дававшей до 20% болгарского экспорта, происходили не самые радужные сдвиги. Проданный Global Steel Holdings (контролируется братьями главного акционера ArcelorMittal Лакшми Миталла) и реструктурируемый под чутким руководством Еврокомиссии крупнейший в стране металлургический завод Кремиковцы почему-то "чувствовал" себя не лучшим образом. Забегая вперёд, замечу, что реструктуризация закончилась банкротством в 2008-м с миллиардными долгами и превращением в постапокалиптические руины к 2013-му.

Основная причина европейской политики 20 века
в статье

Леваки и марксисты побеждают в Европе
Так же в статье
Франкфуртская школа, марксизм и толерантность

Прямые иностранные инвестиции после вступления в ЕС почему-то не продемонстрировали феерического роста - а их довольно активный приток до 2007-го был направлен в основном на рынок недвижимости и создал на нём вполне очевидный "пузырь".

Однако наиболее неприятным фактором оказались внешнеторговые дисбалансы. Уже в начале нулевых Болгария имела быстро росшее отрицательное сальдо внешней торговли и отрицательный платёжный баланс. После "полноценного" вступления в зону свободной торговли в 2004-м процесс приобрёл обвальный характер - между 2004-м и 2008-м отрицательное сальдо торгового баланса в долларовом выражении выросло вдвое.

Страна жила, по сути, в кредит, ввозя почти на четверть большую сумму, чем вывозя.

Между тем, хорошо известно, что экономики с крупным отрицательным сальдо торгового и платёжного баланса наиболее уязвимы во время кризисов. 2008-й с блеском подтвердил это - так, в 2009-м промышленное производство в Болгарии снизилось на 14%.

В итоге, на данный момент результаты евроинтеграции выглядят так. Средняя зарплата в стране вдвое ниже российской. Безработица составляет 12,4% по официальным данным. (Димитр Бранков, заместитель председателя Болгарской промышленной ассоциации называет цифру в 18%). Смертность превышает рождаемость в полтора раза (в РФ рождаемость ненамного, но выше смертности). Эмиграция носит массовый характер, причём пути болгарских гастарбайтеров причудливы - пока латыши едут на заработки в Англию, болгары едут на заработки в Латвию, ибо Лондон не жаждет пускать к себе болгар и румын. Ограничения обещают снять к 2014-му - но сейчас западноевропейская пресса хором рисует апокалиптические картины нашествия с Балкан, поэтому есть вероятность, что фактически ограничения продлят. В Шенгенскую зону Болгарию не пускают, ссылаясь на высокий уровень преступности и коррупции.

Такова реальность. Каковы перспективы? В 2012-м темпы роста болгарской экономики составили 0,8%, промышленное производство упало на 4,2% (третий результат по ЕС). В этом году МВФ пророчит Болгарии рост в 1,5%, однако он выглядит почти невероятным. Страна балансирует на грани полноценного долгового кризиса, хотя и своеобразно "оформленного". Госдолг Болгарии очень невелик - менее 15% ВВП, золотовалютные резервы достаточно серьёзны, правительство Борисова "экономило". Кавычки необходимы потому, что государственные и муниципальные структуры снижали расходы, просто не расплачивались с бизнесом по заключённым контрактам. В итоге, формально страна практически ничего не должна, но под глянцем резервов и госбюджета скрывается чудовищный корпоративный долг в 227% ВВП, просроченный на 80%, и половину из него создало государство. Результат предсказуем - в 2011-м Болгария с гигантским отрывом лидировала в ЕС по темпам роста числа банкротств (114%, более чем вдвое), о техническом банкротстве сообщили, например, "Болгарские железные дороги". Количество "плохих" долгов банкам - 26%.

Шансов выбраться из долговой ямы у страны нет. Отрицательное сальдо торгового баланса, снизившееся из-за кризиса и падения платёжеспособного спроса, снова растёт - если экспорт увеличился на 2,3%, то импорт на 10,8%. Величина разрыва достигла 7,8% ВВП - примерно столько же было и перед азиатским кризисом у наиболее пострадавшего от него Таиланда. Очевидно, что в перспективе Болгария более чем успешно импортирует разворачивающийся европейский кризис. С притоком денег всё существенно хуже - например, подавляющее большинство присутствующих в стране германских инвесторов не планирует новые вложения. Единственными оптимистами пока выглядят китайцы, возрождающие местный автопром - однако с учётом кризисных тенденций в еврозоне и слабого внутреннего спроса судьба проекта может оказаться отнюдь не блестящей. Отказ от проекта "Белене" и трубопровода Бургас-Александруполис в такой ситуации выглядит почти фатальной ошибкой - но София предпочла молча исполнить указания Брюсселя и Вашингтона.

Иными словами, в Болгарии могут свергать правительства еженедельно, но от снижения уровня жизни страну это не спасёт (не исключено, что именно осознание этого факта сподвигло правительство Борисова на "демократичную" отставку - теперь за последствия деятельности телохранителя, возможно, придётся отвечать социалистам). Очевидно также, что экономический кризис спровоцирует новый виток политической радикализации.

Таков конечный пункт "европейского пути" в исполнении относительно благополучной страны. При этом для Болгарии он был хотя бы вымощен 8 млрд. евро. Одной крупной и нескольким мелким странам на постсоветском пространстве предлагают пройти его совершенно бесплатно.

http://www.regnum.ru/news/fd-abroad/turkey/analitics/1641068.html