Казалось бы ответ на вопрос, вынесенный в заглавие материала, очевиден. Есть, к тому же прозападная, которая борется с режимом Лукашенко. Однако всё далеко не так просто. На самом деле реальной оппозиции режиму в Белоруссии нет, а есть ее имитация, и есть инфраструктура, обеспечивающая независимое от воли режима проведение западного влияния в белорусском обществе.

По сути, сегодня это уже часть системы, структура которой имеет «сетевой», а функции — «роевой» принцип. Персоналии не существенны — Запад работает в РБ не столько с конкретными лицами и структурами, сколько с общественным мнением, формируя его с помощью этих лиц и структур. Не зацикливаясь на персоналиях оппозиционеров и политических кампаниях вроде избирательных.

Запад вкладывает не в переделку производственных фондов, а в переделку мозгов и мировоззрения общества и политэлиты. Это более рационально, экономично и эффективно, чем вкладывать в белорусскую экономику миллиарды долларов подобно России. Выглядит инфраструктура западного влияния следующим образом.

Политическое ядро (координирующие структуры, политические партии).

Из 15 партий 12 (наиболее известные — БНФ, ОГП,) имеют явно выраженную прозападную направленность, не менее десяти тесно сотрудничают с западными фондами, получая от них поддержку. Часть объединена в Консультационный совет оппозиционных политических партий (КРАПП), созданный для ведения переговоров между властью и оппозицией:

Интеллектуальные центры (информационно-аналитические, научно-исследовательские, социологические, методические)

Сбор и обработка поступившей информации, ведение баз данных, проведение исследований, анализ ситуации, подготовка информационных сообщений для зарубежных спонсоров и СМИ, юридическая помощь, подготовка активистов и др.

Благодаря созданным в Белоруссии филиалам западных фондов и сети «субподрядчиков» из числа «четвёртого сектора» — различным НИИ и аналитическим центрам, стала возможна первичная обработка собранной информации в самой республике. Распространенной практикой остаются приём и сбор информации из нескольких источников через связанные с западными фондами структуры (НИСЭПИ и др.) с последующей её обработкой за рубежом.

Молодежные организации (союзы учащихся, спортивные и развлекательные клубы).

Сбор информации в молодежной среде, вербовка сторонников, проведение акций (протестных, провокационных и др.), распространение материалов, обеспечение уличной агитации, подготовка активистов, идеологическая обработка и др. Отдельные структуры этих молодежных формирований довольно активно, хотя и нелегально, действуют в училищах, техникумах и вузах республики («Зубр», «Молодой Фронт», «Гражданский форум», «Молодежь БНФ», Край, «Белорусская партия свободы», «Джинс», «Правый альянс», «Молодые демократы», «Молодежный христианско-социальный союз — Молодая Беларусь», часть считается прекратившими существование).

Поддержка молодёжных субкультур, творческих союзов, музыкальных коллективов. Атрибутом оппозиционных мероприятий, спонсированных западными фондами, является выступление рок-групп, значительную часть репертуара которых составляет идеологема «белорусского национализма». Прозападные медиа сразу занялись раскруткой творческой альтернативы в музыкальной среде, в живописи, поэзии, прозе, краеведении, противопоставив их «официальной эстраде», «государственным писателям» и т.д.

Сложилось целое направление «белорусского рока» со знаковыми фестивалями, студиями звукозаписи и т.д., оказывающее заметное влияние на категорию граждан 14-35 лет. Крен государственной «идеологической политики» последних лет в сторону «белорусизации» и «коренизации» обеспечил обязательную квоту 75% телерадиоэфира на республиканском медийном пространстве для «белорусских исполнителей». В итоге власти существенно сократили сегмент русскоязычной и российской музыкальной продукции и опустили планку стандартов музыкальной культуры в целом.

Ресурсные центры (коммерческие структуры)

Открытие счетов, обмен и обналичка денег, легализация каналов поступления финансовой и материальной помощи (гранты, премии, пожертвования, подарки), распределение помощи, оформление приглашений, сбор информации, создание баз данных, информационных сетей на адресах NGOs, юридическая помощь, подготовка активистов, подготовка сообщений для СМИ, участие в акциях, распространение материалов и др.

Цитата: «Евросоюз не прекращал финансовой помощи Белоруссии даже в самые прохладные периоды отношений. Счет идет на миллионы евро, которые направляются не только в адрес независимых НПО, но и на программы по борьбе с наркотиками, нелегальной миграцией, на проекты регионального развития, поддержку сотрудничества экологической, гуманитарной и образовательной сферах» (Deutsche Welle, 12.05.2013).

Масс-медиа (информационные агентства, интернет-сайты, видеостудии, сети малых типографий и т.п.).

Информационно-пропагандистское, психологическое воздействие (на население, власть, служащих), распространение материалов для дайджестов, подготовка материалов для распространения за рубежом, изготовление средств уличной агитации, распространение управляющей информации для актива, выпуск методических пособий и др.

Информационно-пропагандистская, идеологическая и прочие виды деятельности опираются на рекомендации зарубежных покровителей, материальную, техническую и иные виды помощи — как из-за рубежа, так и со стороны афиллированных с зарубежными партнёрами местных бизнес-структур, спонсирующих деятельность «культурных мероприятий» белорусских националистов (компьютерная фирма «Дайнова», водочная компания «БелПи» и др.).

Белорусская редакция "Радио «Свобода» (Чехия, г. Прага), «Хартия-97» (Варшава), «Белорусский партизан» (Москва — Киев), специальная программа «Белорусские хроники» на радиостанции Deutsche Welle (Германия, создана на средства ЕС и США), Европейское радио (Варшава), «Радио „Рация“» (Белосток), белорусская служба «Радио „Полония“», спутниковый телеканал «БЕЛСАТ», радио «Балтыйская хваля» (Вильнюс), в рамках специальной телепрограммы для Белоруссии — израильско-американский спутниковый телеканал RTVI (вещание из Нью-Йорка и Москвы). В рамках Русской службы европейского консорциума «EuroNews» (Франция, г. Лион) готовится выпуск теленовостей с сюжетами по белорусской проблематике. Значительная часть аудитории — молодежь до 30 лет, а также люди в возрасте 30-50 лет.

Зарубежные структуры (центры, представительства, «правительства в изгнании»).

Деятельность в Белоруссии зарубежных фондов, тесно связанных с правительствами западных стран, не носит узкий или эпизодический характер. Молодые активисты оппозиции в рамках программ «школы лидерства» являются постоянными участниками семинаров, которые проводят минское отделение немецкого Фонда им. Фридриха Эберта и другие фонды. По сути, воспитывается новое поколение прозападных лидеров.

Постоянная организационная работа сочетается с нарастающей активностью в формировании общественного мнения. Партнёрами западных фондов выступают взращенные при их поддержке местные — например, фонд им. Льва Сапеги, Независимый институт социально-экономических исследований (НИСЭПИ, Литва), Аналитический центр «Стратегия» и др. Поддерживаются контакты белорусских оппозиционеров с московскими офисами американских фондов Сороса, Форда, Карнеги, Крибла и др.

NGOs (неправительственные общественные организации).

Около половины зарегистрированных в Белоруссии общественных объединений прямо или косвенно связаны с деятельностью западных фондов, местных оппозиционных политических партий, СМИ. Являются частью западноориентированной сетевой структуры, получая поддержку через систему грантов, программы подготовки лидеров и т.д., а также через функционирующую в масштабах республики сеть «ресурсных центров». Взамен грантодатели получают оперативную и точную информацию, отражающую реальную динамику происходящих в республике процессов. Помимо сбора информации, «третий» и «четвёртый» сектора прозападных сил проводят активную организационную работу, обращая внимание практически на все страты белорусского общества от чиновничьей «вертикали» и вузовских преподавателей до индивидуальных предпринимателей и домохозяек.

Профсоюзные и рабочие организации

Информационно-пропагандистское и психологическое воздействие на профессиональную среду, создание протестных настроений, подготовка и проведение акций (пикеты, забастовки, митинги, демонстрации), воздействие на директорат, подготовка информационных сообщений о социально-экономической ситуации и др.

В республике действуют «независимые профсоюзы», находящиеся в конфликте с подконтрольной президенту Федерацией профсоюзов Белоруссии и поддерживаемые польской «Солидарностью» (верхушка) и Международной организацией труда (МОТ) (структуры Независимого профсоюза ПО «Полимир» и радиоэлектронной промышленности). В ответ на ущемление правительством их деятельности ЕС ввел экономические санкции в отношении Республики Беларусь, согласно рекомендации МОТ.

Нелегальные экстремистские организации

Вербовка, проведение акций, (протестных, провокационных, устрашающих и др.), распространение экстремистских взглядов, обеспечение уличной агитации, обучение сторонников «активным мероприятиям», противодействию силам правопорядка и др.

Число зарегистрированных в республике партий и общественных объединений (по состоянию на 1 января 2013 года: 15 политических партий и 1021 партийная организация, 37 профессиональных союзов и 22971 профсоюзная организация, 2477 общественных объединений, 31 союз/ассоциация общественных объединений, 139 фондов, данные министерства юстиции Республики Беларусь) не отражает объективной реальности, хотя в легальном статусе есть свои «плюсы» для оппозиционных структур.

В официальной статистике не отражено наличие полуподпольных экстремистских и радикальных формирований, которые и не стремятся обрести легальный статус либо считаются прекратившими существование («Белорусское объединение военных», «Край», «Белый легион», «Белорусское освободительное войско», «Правый реванш», «Белорусская партия свободы»). Численность их членов редко превышает полусотню, но влияние их на молодёжные субкультуры и течения в среде интеллигенции недооценивать не стоит.

То, что именуют «белорусской оппозицией» — явление крайне неоднородное и весьма противоречивое. Его можно разделить на две группы — неструктурированные и структурированные. Последние подразделяются на системные группировки (официально считающиеся оппозиционными и прозападными) и единомышленников в структурах власти («силовых», учреждениях образования и т.д.).

Неструктурированная белорусская оппозиция — это реальная, прежде всего — городская оппозиция, которая пока не может кардинально изменить предвыборную и иную обстановку в Республике Беларусь, поскольку: — несмотря на электоральный потенциал, находится в полном информационном вакууме;

— лишена медиа-ресурсов (доступа к ним), если не занимает нарочито прозападную и антироссийскую позицию;

— сельский избиратель потенциально остается электоратом Александра Лукашенко.

Структурированные системные группировки, именующие себя «белорусской оппозицией» — это, по сути, имитация оппозиции. Де-факто они являются финансово и мировоззренчески ориентирующейся на Запад подпоркой местной правящей «элиты». Например, людей вроде Александра Милинкевича (движение «За свободу», ориентированное на «Восточное партнерство»), Владимира Некляева («Говори правду»), Алексея Янукевича (БНФ) и прочих столь же широко популярных в узких кругах лиц, государственные и негосударственные СМИ позиционируют как «оппозионеров». Иначе говоря функционеров, формально имеющих «моральное право» претендовать на власть или, как выражаются в этом сообществе — «заниматься политикой».

При этом у данных лиц возможность реально получить доступ к власти отсутствует. Прекрасно осознавая это, они, тем не менее, участвуют в политических кампаниях пресловутого «режима», который якобы желают свергнуть, но на самом деле легитимизируют его в глазах Запада.

Признаки структурированных системных группировок как бы оппозиционеров в Республике Беларусь:

1) Не имеют собственных сильных рычагов влияния на правящую группу и общество:

— не поддерживаются сколь-нибудь влиятельной или массовой социальной группой (стратой) населения Республики Беларусь;

— не имеют серьезной финансовой поддержки внутри республики;

— не участвуют в работе белорусских органов госуправления.

2) Не имеют даже популярных лозунгов, хотя отклик в массах, при профессиональном подходе, могли бы иметь внятные тезисы и дела в подкрепление слов:

— полностью зависимы от западной поддержки (материальной, информационной и др.);

— не в состоянии участвовать в реальной борьбе за власть (ни легальным, ни иным способом).

3) Подконтрольны спецслужбам режима, что признают даже европейцы и американцы (например, Александр Лукашенко лично содействовал проведению конгресса, на котором был избран единый кандидат в президенты от оппозиции на выборах 2006 года — гродненский чиновник областного уровня Александр Милинкевич; депеша американского посольства в РБ в адрес Госдепартамента США, фиксирующая сей факт, стала достоянием гласности еще несколько лет назад, автор — тогдашний посол США в Минске Джордж Крол):

— создают имитацию борьбы и легитимизируют авторитарный режим, с которым якобы борются, в глазах Запада (прежде всего в процессе избирательных кампаний — зачастую просто самим фактом участия в них);

— спускают протестный пар избирателей и оппозиционно настроенных граждан;

— тестируют и, по сути, помогают власти составлять списки неблагонадежных граждан — посредством сбора подписей за всевозможные «народные референдумы» и т.п. «инициативы»;

4) Блокируют существенные экономические санкции со стороны Запада в отношении интересов «смотрящих» за бизнесом семьи Лукашенко, прежде всего, если верить журналистам, — нефтяных (в масс-медиа чаще всего фигурируют фамилии и названия вроде Николай Воробей, Юрий Чиж, «Интерсервис», «Трайплэнерго» и т.д.):

— обеспечивают политическое прикрытие европейско-белорусского нефтяного оффшора, перепродающего на Запад российскую нефть с уводом отчислений в бюджет РФ, в том числе под видом всевозможных «растворителей» и разбавителей";

— заинтересованы в переделе получаемых российских ресурсов и финансов, так как, объективно своего в Белоруссии делить нечего.

5) Служат проводниками вестернизации и западного влияния в самой республике:

— реально борются только против декларируемой властью на словах пророссийскости;

— являются пугалкой-обманкой и инструментом информационного «давления на Кремль»;

— создают химеры и иллюзии в духе «заграница нам поможет».

Сами как бы оппозиционеры считают, что мотивация участия в их рядах обычно связана с убеждениями и идеологическим выбором, хотя (цитата) «циничный подход не является редким». Их спонсоры считают несколько иначе. Западное финансирование, по словам тех, кто его выделяет, играет не просто существенную, а определяющую роль.

Экс-глава немецкой Федеральной разведывательной службы (BND) и консультативно-наблюдательной группы ОБСЕ в Минске Ганс-Георг Вик в свое время (04.08.2006) предельно откровенно заявил, отвечая на вопрос корреспондента «Немецкой волны» о западной поддержке в Белоруссии: «Если существующие в Беларуси демократические силы не будут финансироваться из-за рубежа, они станут маргинальными и исчезнут вообще». В качестве вывода сказанному процитирую сообщение Deutsche Welle от 12.05.2013: «В Беларуси зарегистрированы сотни организаций, представляющих себя как негосударственные.

На самом деле, многие из них — это „карманные“ структуры, имеющие господдержку при обязательном условии лояльности, с помощью которых власти надеются перехватить обещанную поддержку ЕС… В Беларуси на арене общественной активности пытается играть КГБ, отслеживая контакты и движение западных средств. Тех, кто хочет действовать самостоятельно по инициативе снизу, попросту изгоняют с правового поля. А на расчищенной площадке действуют подконтрольные структуры, которым отводится роль имитаторов общественной активности».

В заключение считаю возможным довести до сведения редакции и спонсоров «Нашай нiвы» пару моментов. К разведчикам я никакого отношения не имею — поэтому лгать, как это делает в хамской манере некто Панкавец (http://nn.by/?c=ar&i=143140&lang=ru), просто глупо. Только очень ангажированный и недалёкий индивид может обвинять мой текст в плагиате у человека, который в курсе всех обстоятельств публикации. Жалки и отвратительны «журналисты», призывающие якобы ненавистный им «крывавы рэжым» к расправе над журналистами, которые всего лишь предоставляют возможность высказаться тем, кто не имеет такой возможности в Белоруссии — благодаря стараниям тандема властей предержащих с как бы оппозицией.

Запад имеет свои выгоды от наличия в Белоруссии авторитарного режима, представляющего из себя, по мнению даже российских комментаторов, своеобразный насос по выкачиванию из России энергетических ресурсов, которые белорусский режим перепродает тому же Западу. При этом сохраняя — во многом благодаря наличию системной оппозиции — внешнее неприятие политического режима Александра Лукашенко, но торгуя с официальным Минском, получающим почти всю конвертируемую валюту на европейском рынке, Запад уклоняется от ответственности за сохранение режима Лукашенко, перекладывая ее на Россию. Примечание: по мнению самих оппозиционеров, в России сходную функцию выполняют входящие в сферу влияния семьи Лукашенко бизнесмены, пользующиеся белорусскими промышленными активами и белорусской таможней — «черной дырой», незаконно обогащаясь и делающие дорогостоящие подарки белорусскому президенту за «крышевание» (1).

Давно не секрет, что ни одна (!) политическая сила в Республике Беларусь не выдвигает в своих программах хотя бы пошаговую стратегию ухода от экономической зависимости от России вкупе с продуманными реформами в белорусской экономике. Вместо этого мусолятся только популистские лозунги, характерные для начала 1990-х. По мнению самих оппозиционеров, усилия России по сохранению якобы одиозного президента Лукашенко логичны лишь при одном сценарии — без революций подвести Белоруссию к более прозападному режиму правления, сохранив при этом существенное российское дотирование.

Оппозиционеры исходят из того, что (цитата): «Новые отношения» с Европой, кредитование или модернизация белорусской экономики никоим образом не изменят ни характера Александра Лукашенко, ни структуры политического режима и способа его функционирования. Какие-либо политические перемены в Белоруссии возможны только при организации широкого массового протеста и давления.

В свою очередь, режим был и останется исключительно репрессивным, и Лукашенко будет задействовать любые средства для сохранения собственной власти. Этот режим будет существовать до тех пора, пока нынешний руководитель в состоянии использовать силу. Другими словами, репрессии против противников неизбежны, а это означает, что «диалог» может быть в любой момент прерван, что для Европы является нежелательным результатом. Это в свою очередь означает, что если невозможно изменить образа действий власти, необходимо изменить образ действия ее противников, т.е. сделать так, чтобы функционирование оппозиции не вызывало жесткой реакции власти.

Для реализации данных целей необходима «дерадикализация» оппозиции, когда она будет играть «не в пику властям», но исключительно в соответствии с правилами, установленными властями, не раздражать и не провоцировать режим бойкотами, революциями, забастовками и т.д. Тогда сам факт того, что власти не применяют репрессий, будет рассматриваться как успех европейской политики и либерализация режима. Это означает, что оппозиция должна самоустраниться от политической борьбы и заниматься обслуживанием «диалога» с Западом. Все те, кто останется на принципиальных позициях, исключающих компромисс с властями, и придерживающиеся радикальных взглядов, будут отнесены к «агентам Москвы» (2).

Цитата из немецких СМИ: «В Белоруссии на арене общественной активности пытается играть КГБ, отслеживая контакты и движение западных средств. Тех, кто хочет действовать самостоятельно по инициативе снизу, попросту изгоняют с правового поля. А на расчищенной площадке действуют подконтрольные структуры, которым отводится роль имитаторов общественной активности» (Deutsche Welle, 12.05.2013). Пояснение для читателей, живущих за пределами Белоруссии: устраняются только структуры, отнесенные к категории ориентированных на реальную трансформацию/смену белорусского режима. Структуры, занятые вестернизацией и формированием антироссийского мировоззрения у населения, остаются «за скобками».

Численность системных оппозиционеров по оценке властей на 2000-е гг. составляла «менее 2 тысяч» (буквально «одна тысяча семьсот шестьдесят семь» (1.767) — согласно заявлению председателя КГБ Юрия Жадобина на пресс-конференции 19 декабря 2007 года), по оценке самих оппозиционеров — «4-5 тысяч» (заместитель председателя движения «За свободу» Виктор Корнеенко, 2009) (3). Общая численность оппозиционных структур в Белоруссии не смущает ни зарубежных «патронов», ни официальные власти.

К сожалению, точные данные о численности людей, зарабатывающих на жизнь, имитируя оппозиционность режиму Лукашенко, отсутствуют. Дело в том, что даже в случае деления на государственные и негосударственные (по источнику финансирования) нет четкого критерия деления негосударственных структур на оппозиционные и лояльные власти (национализм, прозападные и антироссийские установки не всегда тождественны). Даже номинально имеющаяся бобруйская правозащитная структура с «мёртвыми душами» — это, как минимум, формальное основание для продолжения финансирования через головной офис в США, филиал в Польше и отделение в Минске (4). Власти осведомлены об институте членства одного и того же активиста оппозиции одновременно в нескольких организациях, что формирует представление о малочисленности, низкой популярности и неэффективности оппозиции, которую в целом, по объекту воздействия во власти, можно разделить на две подгруппы:

1) ориентированные на работу с силовиками. В основном это активисты, вышедшие из недр либо имевшие отношение к «Белорусскому объединению военных» и хорошо устроившиеся в структурах власти режима Лукашенко. Работают как через эти структуры, так и через личные контакты в силовых структурах — как действующих, так и отставных служащих и офицеров подразделений министерства обороны, МВД и т.д.

2) ориентированные на работу с чиновниками. В основном это активисты, считающиеся на Западе признанными оппозиционерами и призванные в РБ служить процессу дерадикализации оппозиции и сдерживанию протестных настроений. Эти хлопцы стремятся избегать конфронтации с властями, активно участвуют в выборах (легитимизация избирательных процедур и результатов подсчета голосов в глазах Запада), регулярно выступают с инициативами о начале диалога. Их стратегия не является политической, т.к. направлена не на изменение политического режима, а на поиск возможностей комфортного сосуществования с ним.

Помимо собственно прозападных оппозиционеров, имеются их сторонники в структурах власти (безопасности, образования и т.д.) — люди, воспринимающие публику вроде Милинкевича, Некляева и проч. всерьез, т.е. не как имитаторов и канализацию протестных настроений, а как «змагаров» (борцов) с «режимом». Их стезя — добывание информации о ситуации в РБ, действиях власти, методах работы органов, настроениях в госаппарате, распространение идей в русле прозападного/антироссийского мировоззрения, влияние на принятие решений, работа с номенклатурными и силовыми кадрами.

В самой оппозиции наметилась тенденция перенесения центра тяжести действий с «улично-митинговых» средств и примитивных антипрезидентских выпадов на повседневную, порой нудную, кропотливую агитационно-пропагандистскую работу. Тактическим средством становится продвижение своих сторонников в низовые структуры «вертикали» и формирование из местного чиновничества союзников, использование в своих интересах средств массовой информации и культурно-просветительских организаций и учреждений (так называемое «вползание во власть» — насколько успешное, учитывая серость и профимпотенцию реализаторов — другой вопрос).

Напоследок несколько слов о Западе, для которого подобные оппозиционеры: 1) служат проводниками вестернизации и западного влияния в РБ; 2) обеспечивают политическое прикрытие европейско-белорусского нефтяного оффшора, перепродающего на Запад российскую нефть с уводом отчислений в бюджет РФ, в том числе под видом всевозможных «растворителей» и разбавителей".

Лоббистом белорусской оппозиции в ЕС провозглашен «Союз Отечества» Литвы — через «Объединенную гражданскую партию» (Анатолий Лебедько) (ноябрь 2013). В США таковым является вашингтонский The Jamestown Foundation, созданный при поддержке ЦРУ в 1984 году — для поддержки диссидентского движения в СССР, в связи с тем, что некоторые преребежчики из стран советского блока выражали неудовлетворение тем, что их карьерные возможности ухудшились; в руководящий совет фонда входят бывший советник президента США по национальной безопасности Збигнев Бжезинский и бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси.

Лоббистами белорусского режима на Западе через структуры системной оппозиции являются: в ЕС — глава МИД Латвии Эдгар Ринкевич, экс-премьер-министр Литвы, глава оппозиции в Сейме Андрюс Кубилюс, экс-глава МИД Литвы Аудронюс Ажубалис, экс-посол Литвы в РБ, министр иностранных дел Литовской Республики Линас Линкявичус, евродепутат от Литвы Юстас Палецкис, готовивший в качестве руководителя парламентского группы по Белоруссии доклад о ситуации в республике, в США — ведущий аналитик The Jamestown Foundation, американец румынского происхождения, Владимир Сокор. В январе 2013 после визита сотрудников The Jamestown Foundation во главе с руководителем фонда Гленом Ховардом и их встречи с Александром Лукашенко, Глен Ховард дал ряд интервью, в которых заявил, что очень важно сотрудничать не с белорусской оппозицией, а с самими белорусскими властями, потому что их подход гораздо более конструктивен, чем на Западе принято думать.

http://www.regnum.ru/news/polit/1888323.html

http://regnum.ru/news/polit/1891953.html

http://regnum.ru/news/polit/1904681.html