Что стоит за шоу-бизнесом в России

Кто о чем, а я всё о древнерусской духовности.

Liberal values, про деньги то есть.

Шествие с хоругвиями и поруганием чести отставим в сторону. Не буду ничего говорить о самом «культовом» режиссере.

Он здесь вообще фигура умолчания и его статус не хотелось бы менять.

Разговор пойдет, как обычно, о МинКульте и сопряженных структурах.

Интересует в частности следующий крошечный момент: как в принципе деньги выделяются на культурную жизнь?

Прежде чем говорить о воровстве имеет смысл остановится на этом вопросе поподробнее.

Ведь тут вот какое дело. Если вы приходите в некую ответственную контору и заявляете, что ваши хэппининги является национальным наследием, в доказательство чего предъявляете две кассеты VHS с нервной записью на хэндикам, свою флюорографию годичной давности и рекомендательное письмо от г-на Ушата Помоева, академика природоведения РАЕН, то вы должны быть готовы отправится прямо с порога на консультацию в центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского.

В том случае, если этого не происходит и вам по какому-то волшебному стечению обстоятельств выделяют 100 млн. рублей на содержание вашего уютного варьете в центре 15 миллионного города, то стоит задать вопрос, кто в этой схеме вор?

Картинка у меня в голове выглядит примерно так.

Еще по недавнему каминг-ауту г-на Райкина стало ясно, что все животные равны, но некоторые, с выдающимся нюхом, равнее.

На карте местности щедрой рукой разбросана горсть из нескольких сотен артефактов, в определенный момент подмахнувших бумажку, ассоциирующую их с атрибутами русской национальной культуры.

Сюда относятся все музейный комплексы и театры Москвы. Они на бюджете города или, в случае особого положения, прямо сразу федеральной казны.

Неважно сколько стоит билет, какая посещаемость и прочие жизненно важные показатели бизнеса. Его, этого бизнеса, нет.

Ведь все эти заведения совершенно не обязательно посещать, мы все уже заплатили за билет и смотрим за их борьбой с реальностью издалека.

Есть научные центры, принципиально не коммерциализируемые. Хорошо, но, как правило, им и нужно три копейки.

Наряду с этим присутствуют на 100% коммерческие структуры, вся суть культурной привязки которых с большинством граждан страны основана на их востребованности у этого самого народа.

Театры во всем мире еще со времен Мольера являются артистическими стартапами. Они до сих пор работают по принципу: взлетело-не взлетели. Если взлетело, то очень хорошо. Вы уже стали частью культуры, приобрели свою аудитории и рождаете то самое «мудрое, доброе, вечное».

Не взлетело — будьте добры освободить уютный балаганчик!

Мне лично режиссер «имярек» неинтересен, но может быть мне возразят, что его трогать нельзя.

Ходим всей семьей на его представления каждую неделю. Плачем и швыряем дюжинами розы на в центр светового круга. На глазах слезы счастья.

Миллион человек в Мск считает, что мы обязаны скидываться на его театр.

ОК, я смирюсь.

Но, согласитесь, в этом случае ситуация выглядит забавно: куча народу его поддерживает в кассы километровые очереди, а за аренду помещения городу платить нечем. Парадокс?

Объяснимо это только в том случае, когда представления бесплатны, но, насколько я понимаю, они стоят сравнительно серьезных денег для такого рода развлечений.

В чем же дело?

А в том, что это теневая экономика, позволяющая поддерживать конъюнктурных персонажей из тусовки на плаву, а молодые неважно либеральные или охранительные таланты топить в бессознательном состоянии. Нет конкуренции на сцене -- нет и в жизни. Весь мир театр и все мы в нем актеры.

Такие скандалы очень показательны. А как вообще происходит вписывание этих культурных артефактов в наследие ЮНЕСКО. Куда мы идем-то с авангардистами?

МинКульт должен по идее уметь связно рассказывать собственную легенду.

В конечном счете это одна из трех имитаций:

- рабочая группа уважаемых и культурных хомо сапиенс собирается в помещении и 12 разгневанных мужчин (и женщин) решают, кого и когда облаготельствовать;

- существует стандартная процедура с весовыми коэффициентами. Некто подсовывает конверт с нетленкой под дверь в целевом ФГУПе. Краткий анализ показывает – налицо шедевр: есть упоминание подвигов советского народа, интернационализм, ВОВ, тэги: Бондарчук/Михалков, обильный средневековый грим, и т.д.. «Знакомые все лица». Это однозначно да. А коли нет никаких признаков шедевральности – вон с пляжа!

- наконец, может быть микс первого и второго подходов.

Схема может быть любой, но она должна быть понятной. Тогда за нее можно при желании проголосовать. Например, рублем.

Ведь если гарантировать приход людей в театры, как сейчас, когда существует монополия на информирование и имена, то не нужно дополнительно никого стимулировать.

Получается мы все и так кладем два раза в один карман.

В который иногда и один раз класть нет желания.

Попросили про мастеров культуры.

Вот так всегда: хочешь об интересном, а получается об актуальном.

Сегодня режиссера-авангардиста взяли-таки за предполагаемое хищение 68 миллионов рублей. Ранее его администратор зачем-то призналась в хищении 200 миллионов.

Теперь и маэстро оказался под собственной «Платформой».

В момент начала показательного процесса раскулачивания я уже высказался по этому поводу:

«На карте местности щедрой рукой разбросана горсть из нескольких сотен артефактов, в определенный момент подмахнувших бумажку, ассоциирующую их с атрибутами русской национальной культуры.

Сюда относятся все музейный комплексы и театры Москвы. Они на бюджете города или, в случае особого положения, прямо сразу федеральной казны.

Неважно сколько стоит билет, какая посещаемость и прочие жизненно важные показатели бизнеса. Его, этого бизнеса, нет.

Ведь все эти заведения совершенно не обязательно посещать, мы все уже заплатили за билет и смотрим за их борьбой с реальностью издалека.

Есть научные центры, принципиально не коммерциализуемые. Хорошо, но, как правило, им и нужно три копейки.

Наряду с этим присутствуют на 100% коммерческие структуры, вся суть культурной привязки которых с большинством граждан страны основана на их востребованности у этого самого народа.

Театры во всем мире еще со времен Мольера являются артистическими стартапами. Они до сих пор работают по принципу: взлетело-не взлетели. Если взлетело, то очень хорошо. Вы уже стали частью культуры, приобрели свою аудитории и рождаете то самое «мудрое, доброе, вечное».

Не взлетело — будьте добры освободить уютный балаганчик!

Мне лично режиссер «имярек» неинтересен, но может быть мне возразят, что его трогать нельзя.

Ходим всей семьей на его представления каждую неделю. Плачем и швыряем дюжинами розы на в центр светового круга. На глазах слезы счастья.

Миллион человек в Мск считает, что мы обязаны скидываться на его театр.

ОК, я смирюсь.

Но, согласитесь, в этом случае ситуация выглядит забавно: куча народу его поддерживает в кассы километровые очереди, а за аренду помещения городу платить нечем. Парадокс? »

Так сказать взгляд сверху и вдаль.

К этому можно добавить следующее:

Факт воровства, т. е. нецелевого расходования дотационных средств, в хозяйственной деятельности заведений культуры доказать практически невозможно.

В лучшем случае – «условный» срок для главбуха («бабушка-божий одуванчик») и директора («креативный продюсер»).

Об этом знают во всем мире и там, где есть дармовые деньги (редкая удача) есть и воровство.

По-другому не бывает.

Отсюда понятное желание опытного госаппарата сбыть со своих плеч нахлебников и возложить его на частных меценатов. Нравится – плати, не нравится – уходи. Из налоговых поступлений граждан вот так напрямую спонсировать сомнительное зрелище дураков нет.

У нас же все меценаты за редчайшим исключением – окологосударственные бизнесы и люди с ними так или иначе связанные, поэтому тащат во все стороны с удвоенной силой.

Так что по хорошему сажать нужно всех или никого. С бухты барахты разобраться в хитросплетениях взаиморасчетов какого-нибудь «Звягинцев-центра» не так-то просто. Тут 2-3 месяца явно маловато.

Да и потом сам Кирилл Семенович производит впечатление человека трезвого, расчетливого и неглупого, как бы мы к нему, как к режиссеру, не относились.

Не думаю, что он подмахивает сомнительные бумажки и не понимает, как делаются дела.

По этой же причине называть это дело политическим было бы очень смелым высказыванием.

Я не отслеживаю его повестку, но, кажется, она никак не драматичней таковой г-на Макаревича или г-на Акунина.

Заметно, что он прекрасно видит что и кому можно говорить, а что и кому нельзя. Поэтому он за свободу слова, но не явочным порядком (как один недавно откинувшийся), а с использованием заковыристых фразеологизмов.

Такую «политику» можно пришить практически всем.

То, что мы сейчас наблюдаем скорее всего взаимоналожение двух векторов, один из которых интересен, а другой – нет.

Очевидно, «гений» кого-то нечаянно задел и усугубил ситуацию в последние пару месяцев вплоть до собственного заточения.

Полагаю, он вполне бы мог отскочить и не влезть в такую трясину, если бы не одно НО. Представленное обстоятельством номер 2.

Дело в том, что дотационная корзина для прокорма всего этого великолепия ужалась за последние годы всего до пары десятков человек.

Все желающие туда не помещаются.

Как говорится, нищему «Нуреев» не страшен :-)

Поэтому способ экзекуции – наказание за алчность, – оказался настолько эффективным.

Скорее всего, на поверхности 1/6 суши к 2018 году не останется большей части самоделкиных, а выжившие окончательно монополизируют поляну.

Чьи-то слова о том, что «РФ может себе позволить всего лишь одного Серебренникова» выглядят одновременно комично и лицемерно.

На самом деле может позволить только одному Михалкову.

История с Серебренниковым, которая постепенно становится фоновой, не выглядит какой-то очень уж крутой загадкой. Всё, в общем-то, на виду.

Ситуация вполне обыденная. Всевозможные «творцы» делятся на тех, кто входит в систему и прочий андерграунд. Разница между ними — в допуске к бюджетным деньгам. Каждый «творец» так или иначе, но пытается пробиться к этим живительным потокам и, пробившись, входит в систему как член одного из многочисленных бандитских кланов, дербанящих государственные деньги. Отдельные счастливчики прибиваются к олигархам, а потому считают себя вообще отдельной кастой, с презрением глядящей из заоблачных далей на этих копошащихся червей.

При этом механизмы распределения и расходования бюджетных ручейков, как это обычно в России происходит, настолько непрозрачны и переусложнены, что без нарушений (а там, где дело касается денег, да еще бюджетных, грань между нарушением и преступлением практически незаметна) ну никак.

Собственно, об этом аккуратно, но вполне ясно высказываются все «творцы», допущенные к пирогу. Выделяемые деньги лежат в казначействе и выдаются под уже произведенные расходы — то есть, фактически, это не финансирование, а возмещение. Естественно, что жизнь гораздо сложнее, поэтому все идут на разнообразные ухищрения, чтобы добыть эти деньги под несуществующие еще расходы и сметы. И автоматически становятся преступниками. Общий мотив всех «подписантов» за Серебренникова один — так делают все. Естественно, что добытые с нарушениями деньги становятся добычей и расходуются по личному усмотрению «творца» - на «творчество» или персонально на себя любимого. Но формально они все украдены, так как получены под разнообразные фиктивные бумажки.

Здесь и кроется основное объяснение массовой поддержки «творцами» своего коллеги по цеху и технологиям черпания казенных ассигнований. В любой момент по тем же основаниям попасть может любой — ситуация-то общая.

При этом «вхождение в систему» всегда чревато тем, что кроме весомых плюсов, связанных с припаданием к живительным источникам, на системного человека навешивается и неприятная обязанность участия в системных аппаратных войнах. Которые ожесточаются — кланов много, мафия пустила корни везде, а вот потоки пересыхают. Потому клановые войны становятся неизбежным следствием идущих процессов.

В итоге Серебренников попал не потому, что воровал, и даже не потому что «творил» как-то неправильно. А потому, что кто-то атаковал мафиозную группировку, которая оказывала покровительство Великому Мастеру. Понятно, что атаковала тоже группировка, и тоже мафиозная — а какая еще?

А чтобы отвлечь охлос от всех этих скучных и меркантильных реальных обстоятельств, педалируется тема неправильного (или наоборот - гениального) творчества. Голые там у него в театре и гениталиями трясут, видите ли. Можно подумать, у нас сейчас только Серебренников гонит такой шлак. Включите телевизор и посмотрите все эти бесконечные шоу — от политических до развлекательных. Рвотный рефлекс гарантирован. Да одна нынешняя передача "Здоровье" кроет весь "Гоголь-центр", как бык овцу. Вся эта публика убивает в нас человеческое, воспитывая животное начало. В этом смысле Серебренников ничем не отличается от других Мастеров. Сорта дерьма между собой может отличать только тонкий ценитель этой субстанции.

Собственно, вот и вся подоплека. Банально и скучно. Увы, в современной России другого не будет.

http://mikaprok.livejournal.com/315921.html

http://el-murid.livejournal.com/3377936.html

http://mikaprok.livejournal.com/292887.html

Опубликовано 05 Сен 2017 в 12:00. Рубрика: Масс-медиа. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.