Калифорнийский Закон об использовании взрослыми марихуаны (Adult Use of Marijuana Act, AUMA) – избирательная инициатива легализации использования марихуаны в этом штате. Но его критики говорят, что он, на самом деле, усложняет и увеличивает цену применения марихуаны, чтобы выдавить с рынка мелких фермеров, ужесточая криминальные санкции за нарушение постановлений, вводя патентование марихуаны и разрешая её генетически-модифицированные сорта, семена которых необходимо покупать каждый год.

Многие говорят о пользе марихуаны. По моему мнению, марихуана – дешёвая, естественная и эффективная альтернатива для широкого диапазона условий и непсихоактивная форма промышленного применения конопли. Когда-то конопля была одной из самых важных культур в мире. В США не зарегистрировано ни одного случая передозировки марихуаной, по сравнению с 30000 смертями в год от злоупотребления алкоголем (не считая автомобильных аварий) и 100000 смертями в год от употребления прописанных лекарств. Тем не менее, марихуана по прежнему включена в список контролируемых веществ («смертельно опасных препаратов, которые не используются в медицине и связаны с высоким риском злоупотреблений»), выращивание и продажа которых запрещена в США.

Мощные корпоративные интересы, без сомнения, прикладывали руку к запрету выхода марихуаны на рынок. Но теперь возник вопрос, почему они внезапно присоединились к лагерю сторонников легализации. Washington Times пишет, что за последними шагами по легализации марихуаны стоят большие деньги агропромышленных и фарматевтических корпораций, а не усилия простых активистов. Один из лидеров легализации – Джордж Сорос – главный акционер Monsanto, которая является крупнейшей корпорацией в мире по производству и продаже генетически-модифицированных семян. Monsanto – биотехнологический гигант, ответственный за производство Agent Orange, ДДТ, ПХБ, диоксиновых пестицидов, аспартама, генетически-модифицированных гормонов роста, гербицидов с глифосатом и ГМО.

В данный момент Monsanto завершает разработку ГМ-конопли с целью монополизации рынка и патентования семян, по аналогии с ГМ-кукурузой и ГМ-соей. Для этого необходимо добиться легализации марихуаны, сохранив над ней жёсткий контроль в корпоративных интересах. От конкуренции можно избавиться, ограничив доступ к выращенной в домашних условиях марихуане; введя ограничительные промышленные постановления по её производству и продаже; и приняв законы, которые разрешали бы использовать в медицине только ГМ-марихуану. Все эти шаги подрывают радужные надежды простых активистов легализации.

Пациенты, которые для лечения серьёзных болезней применяют препараты из конопли (например, сок), говорят, что натуральные растения, выращенные в естественных условиях намного эффективнее культур, которые выращиваются в тепличных и промышленных условиях. Калифорнийский адвокат и активистка Летиция Пепер применяет медицинскую марихуану для лечения склероза. Она говорит, что если у вас нет неотъемлемого права выращивать натуральную траву на своём огороде, то корпорации будут вводить высокие лицензионные сборы при выращивании и высокие цены при продаже марихуаны, за использование которой до сих пор ведётся война с людьми.

Деятельность Monsanto и Сороса в Уругвае.

Monsanto отрицает, что разрабатывает ГМ-коноплю. Но Уильям Энгдаль, автор книги «Семена разрушения: Скрытая программа генетических манипуляций», представляет убедительные доказательства этих разработок. В марте 2014 года в статье «Связь между легализацией марихуаны в Уругвае, Monsanto и Соросом» Энгдаль пишет, что в 2014 году Уругвай стал первой страной в мире, которая разрешила культивирование, продажу и употребление марихуаны. Сорос – главный игрок в Уругвае, сыгравший важную роль в принятии этого закона. Он состоит в правлении нью-йоркского Альянса наркотической политики (Drug Policy Alliance, DPA) – самой влиятельной организации, продвигающей легализацию марихуаны. DPA действует не только в США и Уругвае, но во многих других латиноамериканских странах. Энгдаль пишет:

«Исследования показывают, что Monsanto без большого шума проводит проектные работы по введению в марихуану различных ингредиентов, включая THC (tetrahydrocannabinol), для производства генетически-модифицированной культуры. Дэвид Уотсон из датской компании Hortapharm с 1990 года собирает крупнейшую в мире коллекцию семян конопли. В 1998 году британская фирма GW Pharmaceuticals подписала соглашение с Hortapharm, по которому получила право использовать в своих исследовательских работах марихуану Hortapharm.

В 2003 году немецкая компания Bayer AG подписала соглашение с GW Pharmaceuticals, присоединившись к исследовательским работам по использованию марихуаны в медицине. В 2007 году Bayer AG согласилась поделиться технологиями с Monsanto. Таким образом, Monsanto получила доступ к разработке ГМ-конопли. В 2009 году GW Pharmaceuticals объявила, что добилась успехов в генетической модификации конопли и запатентовала новый сорт конопли».

Monsanto может вскоре получить более широкий доступ к исследованиям Bayer и GW Pharmaceuticals. В марте 2016 года Monsanto выдвинула предложение Bayer AG объединить их научные подразделения. А в мае уже Bayer выдвинула предложение объединиться с Monsanto. 24 мая сделка за 62 млрд. долларов была отменена, но переговоры продолжаются. Предполагаемое слияние может создать крупнейшего в мире поставщика семян и химикатов. Экологи опасаются, что вся сельскохозяйственная индустрия может вскоре иметь дело со стерильными культурами и опасными пестицидами. Monsanto организовала судебные процессы против сотен фермеров только за то, что они сохраняют семена на следующий год, что было традиционной практикой для всех фермеров. Фермеры, пытающиеся выращивать экологически чистые культуры, считают, что теперь практически невозможно уберечь традиционные культуры от загрязнения ГМО.

В книге «Семена разрушения» Энгдаль цитирует Генри Киссинджера – госсекретаря при правлении Ричарда Никсона. Киссинджер заявил однажды: «Контролируя нефть, вы контролируете целые государства; контролируя продовольствие, вы контролируете народ». Энгдаль пишет, что так называемая «Зелёная революция» - часть рокфеллерской политики по уничтожению семенного разнообразия и продвижения нефтегазового сельского хозяйства, которое удовлетворяет интересам семьи Рокфеллеров.

Разрушение семенного разнообразия и распространение зависимости от корпоративных гибридов – первый шаг в контролировании продовольствия. Около 75% продуктов питания в американских магазинах – ГМО, и это самый гигантский биологический эксперимент на живых людях. Генная инженерия расширяет своё производство с продуктов питания на промышленные культуры и растительные лекарства. По поводу деятельности Monsanto в Уругвае Энгдаль пишет:

«Поскольку в Уругвае разрешено культивирование конопли, можно легко предположить, что Monsanto создаёт огромный новый рынок, на котором будут разрешены только запатентованные семена конопли, как произошло на рынке сои. Президент Уругвая Мухика прояснил, что хочет получить генетически уникальный вид конопли, чтобы «держать чёрный рынок под контролем». ГМ-семена конопли Monsanto предоставят такой контроль. Monsanto уже несколько десятилетий производит в Уругвае ГМ-сою и ГМ-кукурузу. Джордж Сорос является также совладельцем агро-компании Adecoagro, которая выращивает ГМ-сою и ГМ-подсолнечник для биотоплива».

Многие аналитики обеспокоены этой проблемой. Майк Адамс, специализирующийся на проблемах здоровья и экологии, отмечает:

«При наличии конопляного производства, которое, по прогнозам, к 2020 году достигнет размера 13 млрд. долларов, став одним из самых больших сельскохозяйственных рынков в стране, нет никаких сомнений, что такие компании как Monsanto будут просто ждать, когда Дядя Сэм вычеркнет марихуану из списка запрещённых препаратов».

В статье 2010 года по поводу Предложения 19 (одной из первых инициатив по легализации производства конопли и медицинской марихуаны) Конрад Киженски пишет, что криминализация марихуаны удовлетворяла интересам многих бизнесов, включая тюремный и военный бизнес, нефтяную, древесную и фармацевтическую промышленности, а также банковский сектор. В результате декриминализации ситуация может измениться:
«Следующим этапом этого контроля станет регулирование, лицензирование и налогообложение производства марихуаны, на практике это приведёт к удовлетворению корпоративных интересов, что заключается в патентовании конопли и продаже ГМО».

AUMA – волк в овечьей шкуре.

Существуют опасения оппозиции, что Закон об использовании взрослыми марихуаны (AUMA) 2016 года направлен на изменение законов об использовании медицинской марихуаны в Калифорнии. Хотя AUMA подразумевает легализацию марихуаны для использования в медицинских целях, этот закон вводит такие ограничения, которые, на самом деле, усложняют и делают дороже применение марихуаны, чем это существует теперь, сохраняя обвинения в совершении преступлений до 21-летнего возраста. Критики этого закона говорят, что он упрощает доступ к производству и продаже марихуаны для Monsanto, Bayer и других химических и фармацевтических корпораций. Они говорят, что AUMA – скрытая попытка отменить Предложение 215 к Калифорнийскому закону о милосердном использовании, который был принят в результате голосования в 1996 году.

Предложение 215 не легализовало продажу марихуаны, но предоставляло право больным и инвалидам любого возраста выращивать и делиться марихуаной на некоммерческой основе. Они могли обратиться к врачу, который мог прописать медицинскую марихуану, а могли получить безопасный и простой доступ к этим продуктам, выращенным на личном огороде. Согласно разъяснениям Генерального прокурора 2008 года, Предложение 215 позволяет выплачивать компенсации за труд, затраты и опыт, которые необходимы для выращивания и распространения медицинской марихуаны, разрешая распространение её с помощью «коллективного прилавка». Однако, продажа марихуаны ради корпоративной прибыли была незаконна. Таким образом, крупные фармацевтические корпорации находились за пределами этого бизнеса.

В конце 2015 года законодательное собрание Калифорнии изменило Предложение 215 в соответствии с Законом о регулировании и безопасности медицинской марихуаны (Medical Marijuana Regulation and Safety Act, MMRSA) 2015-2016 годов, который изменил законодательство по поводу марихуаны. Противники MMRSA говорят, что он нарушает Конституцию, так как инициатива избирателей не может быть изменена законодательным актом, если это не предусмотрено заранее. И именно поэтому корпорациям необходим AUMA, который является инициативой избирателей, которая юридически утверждает MMRSA.

В сочетании со строгими правилами Калифорнийской медицинской ассоциации MMRSA преобразует марихуановую терапию от растительного препарата к корпоративным лекарствам, которые должны подчиняться AUMA и правилам Американской фармацевтической ассоциации. MMRSA превращает право выращивать марихуану в привилегию, а право выбора вида терапии устраняется полностью.

Критики говорят, что из сотен миллионов налоговых долларов, которые должны появиться после принятия AUMA за счёт продажи продуктов из марихуаны, ни цента не попадёт в калифорнийскую казну. Это означает отсутствие денег для калифорнийских государственных школ, колледжей, университетов, больниц, дорог и других инфраструктурных объектов. Они попадут в гигантский мутный фонд AUMA под названием «Комитет контролирования марихуаны» и будут тратиться прежде всего на административные нужды, на оплату услуг органов правопорядка и судебных издержек.

Органы правопорядка и наказания по-прежнему останутся большим бизнесом, так как AUMA легализует марихуану только для граждан старше 21 года, разрешая доступ только к дорогим лекарствам, так что большинство взрослых будет продолжать пользоваться услугами чёрного рынка. Поэтому AUMA предназначен для удовлетворения интересов только химическо-фармацевтического комплекса, который стремится управлять всем сельским хозяйством.

http://antizoomby.livejournal.com/482347.html