Владимир Путин приказал провести гуманитарную операцию в Алеппо. Для выхода из города будут созданы три коридора, с пунктами питания и медицинской помощи для мирных жителей и боевиков, желающих сдать оружие. Также планируется организовать коридор на севере города, предназначенный для выхода боевиков с оружием, сообщает РИА Новости.

Тем временем, боевики в Алеппо продолжают нести огромные потери, в последние дни были уничтожены более двадцати главарей и полевых командиров, а также многие сотни рядовых, - пишет Русская весна

Алеппо – самый крупный город в Сирии, главный промышленный центр. Расцвет Алеппо происходит именно в начале XXI века, во многом, благодаря тому, что город находится на границе с Турцией, а в 2004 году происходит резкое улучшение отношений между Анкарой и Дамаском. В результате чего два пограничных города – Алеппо и турецкий Газиантеп – начинают активную торговлю друг с другом и становятся едва ли не витриной экономического развития региона. Тем не менее, в Алеппо население росло очень непропорционально. Город разделён на две неравные части.

Одна – старый город, где находились современные кварталы и старые дома. Там жили достаточно обеспеченные граждане, торговцы, промышленники, в основном суннитского происхождения. В старом городе широкие улицы, общественный транспорт, в большом количестве школы, университеты, военные училища, промышленные зоны. По сравнению с этим восточный Алеппо – настоящие трущобы, нет нормальной инфраструктуры, острый недостаток школ, больниц. Всё это компенсировали в начале XXI века инвестиции из стран Персидского залива, в первую очередь Саудовской Аравии, Катара, которые строили там мечети и отправляли ваххабитских проповедников.

Такое классовое и идеологическое разделение между западным и восточным Алеппо вылилось в вооружённый конфликт в 2011-2012 гг., когда в восточном городе стали появляться вооружённые группировки. В конце концов, в 2012 году они завоевали восточный город. И с тех пор линия фронта фактически не менялась. Восточный город был оккупирован боевиками, находился в полуокружении и снабжался напрямую из Турции посредством очень хорошей дороги. Только участие России в сирийском конфликте позволило эту замороженную ситуацию изменить.

В феврале россияне плюс сирийские войска и различные союзные силы, такие как иранские добровольцы, провели успешную операцию по перерезанию дороги Алеппо-Газиантеп. Таким образом, прямой путь снабжения боевиков из Турции был полностью перекрыт. На днях произошла ещё одна операция, в ходе которой была перерезана дорога Кастелло, единственная связывающая окружённый Алеппо с внешним миром. Сейчас восточный Алеппо находится в котле.

1 августа боевики предприняли наступление. Причём наступление явно подготовлено не на коленке, за ним стоят высокопоставленные офицеры из Турции, Саудовской Аравии. Боевики очень успешно сконцентрировали свои войска и провели очень интересную, несимметричную операцию: они ударили не в район Кастелло, а южнее – в район квартала 1070 и военной академии. Если бы их операция увенчалась успехом, то им удалось окружить правительственные войска в Алеппо. То есть сделать то, чего не удавалось на протяжении многих лет. Но оборона, которую подготовила сирийская армия, оказалась достаточно сильной, многоэшелонированной. Боевикам удалось прорвать первые две линии, тем не менее, в городских кварталах они застряли и сейчас это наступление полностью остановлено.

Поэтому сейчас мы можем сказать, что битва под Алеппо в значительной степени прекращена. Судя по всему, теперь стороны будут думать, что им делать дальше. Российская сторона предлагает так называемый мирный исход. Это тот же самый путь, по которому американцы освобождали Рамади и Фаллуджу в Ираке. Мирному населению и боевикам предлагается выходить по нескольким коридорами, которые гарантируют жизнь тем, кто через них проходит. Когда определённый срок для выхода заканчивается, все, кто остаётся в городе, объявляются террористами. Город не штурмуется войсками, потому штурм городской застройки – всегда огромные потери. Американцы делали просто: они объявляли, что в городе остались только террористы и заливали его напалмом, после чего посылали бульдозеры, которые сравнивали город с землёй, чтобы потом построить новые здания.

Американцам это позволено, потому что против них не стоит огромная армия правозащитников. Я боюсь, что если мы попробуем претворить в жизнь такую схему, то западные правозащитники обвинят нас в нарушении прав человека. Но, с моей точки зрения, это единственный возможный выход из ситуации. Ибо штурм Алеппо, даже если там останется немного боевиков, в любом случае закончится огромными потерями с нашей стороны. Другое дело, нужно позаботиться о том, чтобы с правозащитной точки зрения там комар носа не подточил.

Проблема в том, что для России, в Сирии единственным законным представителем являются власти в Дамаске. И все, кто воюет против Асада - террористы, которые должны быть уничтожены. Но большинство западных стран, а также Саудовская Аравия, Катар, а также Турция ещё в 2011-2012 гг. отказали правительству Башара Асада в законности. Они считают, что он - узурпатор, а законными властями являются оппозиционеры. Другое дело, что среди оппозиционеров есть явно террористические организации. Поэтому западники начинают разбираться - этих мы признаём террористами, а этих не признаём. По-настоящему, террористами признали только ДАИШ, Исламское государство. По поводу неё никто никаких иллюзий не питает.

Что касается других боевиков, которые воюют в Сирии. Была ещё явно террористическая организация– «Джабхат ан-Нусра». До 28 июля она являлась официальным филиалом Аль-Каиды в Сирии. Разумеется, американцы не могли не признать их террористами. Тем не менее, если ИГИЛ воевал всегда отдельно и признавал только себя единственной законной силой, то «Джабхат ан-Нусра» воевал в тесном сотрудничестве с другими боевиками, и на южном, и на северном фронте. Боевиков у них относительно немного, порядка12-13 тысяч. Но «Джабхат ан-Нусра» имеет очень хорошо подготовленные исламские кадры, муллы, судьи, которые учились в Саудовской Аравии.

Интеллектуально они превосходят всех прочих мусульманских деятелей, которые представляют другие группировки. Воины «Джабхат ан-Нусра» являются абсолютными исламскими фанатиками. Например, активно в качестве обычного вооружения применяют террористов-смертников. Разумеется, на других участников антиасадовского движения это производит большое впечатление, поэтому «Джабхат ан-Нусра» всегда пользовалась большим уважением. «Джабхат ан-Нусра» занимается выездными рейдами по выявлению тех, кто недостаточно правильно исповедует ислам, и под этим соусом захватывает власть в больших районах и заставляет подчиняться себе даже более многочисленные организации.

28 июля они поменяли бренд и теперь называются «Джабхат Фатх аш-Шам», то есть фронт освобождения Шама, всей территории от Турции до Египта. Они объявили, что порывают с Аль-Каидой и теперь являются независимой, умеренной и замечательной организацией. И американцы теперь не могут считать их террористической организацией. Я думаю, что вопрос, можно ли бомбить бывший «Джабхат ан-Нусру», а ныне «Джабхат Фатх аш-Шам», в диалоге между Россией и Америкой затянется надолго.

Ещё одна организация – «Ахрар аш-Шам», это движение «Братья мусульмане». Они ещё в восьмидесятые годы неоднократно восставали против старшего Асада- Хафеза. Восстания были жестоко подавлены, тем не менее, идеи их оказались достаточно живучими. Они получили значительную подпитку финансовую опять же от стран Залива и Турции. «Ахрар аш-Шам» - достаточно многочисленная организация. В неё входят, в том числе, большое количество батальонов Свободной сирийской армии. Интересная организация – так называемая «Исламская партия Туркестана».

Был у Турции интересный проект: они перевозили на территорию Сирии тысячи уйгуров из Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая, обещая им различные плодородные земли, богатства, и заставляли воевать. Уйгурский фронт достаточно активно воюет под Алеппо. Ещё есть туркменские бригады названные по именам османских султанов, которые тоже которые спонсируются Турцией. И Свободная сирийская армия – это, как правило, разрозненные отряды боевиков, которые в своё время дезертировали из сирийской армии и присоединились к боевикам. Они финансируются, как правило, через центр планирования военных операций, который находится в Турции.

На противоположной стороне тоже очень много различных отрядов. Во-первых, правительственная сирийская армия. Во-вторых, так называемые силы национальной обороны – ополчение, созданное по образцу иранского движения Басидж. В-третьих, это палестинские бригады «Аль-Кудс» – добровольческие объединения именно палестинцев, которые воюют за официальный Дамаск. В- четвёртых, бригады БААС – отряды, которые созданы партией БААС, находящейся у власти. И, разумеется, различные иранские и шиитские добровольцы. Это и силы Корпуса стражей Исламской революции, и добровольцы из Афганистана, Ирака, Ливана, и тысяча солдат «Хезболла». Все они принимают активное участие в операции в Алеппо.

Ещё есть третья сила – курды. В России к курдам достаточно позитивное отношение. Мы всегда сочувствовали курдскому освободительному движению. В 80-е годы большинство курдских движений вовсе были просоветскими и коммунистическими. Но сирийские курды в настоящее время ориентированы проамерикански. До марта шла торговля у курдов между Россией и Америкой.

В конце концов, американцы курдам обещали больше, но больше и дали. Американцы фактически поддержали курдское стремление к независимости и поддержали провозглашение в одностороннем порядке курдской автономии на севере Сирии. Они построили там военные базы, дали курдам 300 морских пехотинцев и несколько сот боевиков-наёмников из западных стран, которые фактически создали курдскую регулярную армию, которая сейчас ведёт наступление против ИГИЛ чуть севернее Алеппо.

В самом Алеппо есть курдский квартал, который они сами обороняют. В результате боёв за дорогу Кастелло, курды тоже пошли в наступление против боевиков и захватили кое-какие территории. В бою под Алеппо роль курдов можно оценивать скорее позитивно. Другое дело, что они держатся отстранённо от всех остальных, стараясь не вступать в соглашения с официальными сирийскими властями. Понятно, что их задача – объединение курдов Сирии в одно государство, фактически независимое по образцу иракского Курдистана.

По гибели Ми-8, могу сказать, что все организации, которые воюют в данном районе, будут брать на себя ответственность за уничтожение российского вертолёта, потому что это большой престиж. Это самая большая потеря российских ВКС за всё время участия в сирийской кампании. И спонсорам организаций, разумеется, важно показать -мы воюем, действуем, давайте больше денег. Как раз российская позиция довольно невнятна и непонятна. Строить войну на месте – сбили вертолёт, мы сравняли их с землёй – неверно.

Наверное, надо сначала ровнять с землёй те позиции, откуда могут сбить вертолёт или же не летать в тех района, где могут вертолёт сбить. Ми-8 летел над давно оккупированной боевиками провинцией Идлиб. Почему он не летел над территорией, которая была занята сирийскими войсками – непонятно. Может быть, экономил горючее, , или что-то подобное. И за халатность мы поплатились. Вспомним ещё историю с бомбардировщиком Су-24, который летел на задание без прикрытия истребителей и был сбит турками.

Самая большая проблема в том, что Россия не поставила себе цели войны. Я не понимаю, для чего мы воюем. Для того чтобы уничтожить «Исламское государство»? Но, по-моему, против ИГ российские войска сейчас не воюют. Американцы на севере продолжают наступать на «Исламское государство», фактически все лавры достаются американской антитеррористической коалиции. Следовательно, нужно либо полностью прекращать боевые действия, раз наша задача выполнена, либо продолжать их до окончательной победы. Ещё Суворов говорил о том, что победа – главный враг войны. И пока в Сирии не будет одержана окончательная победа, наши военнослужащие, к сожалению, будут гибнуть.

http://zavtra.ru/content/view/kotyol/