Говорят, генералы готовятся к прошлым войнам. Интересно, а к чему готовятся политики и дипломаты?...

«Многополярный мир» – это, несомненно, модный в российских политических и пропагандистских кругах лозунг. По существу, речь идет об некоем «неовестфальском мире» в совокупности с «концертом» мировых, теперь уже, держав, в котором России предусмотрено солидное место.

На первый взгляд, в XXI веке трудно представить себе более странную идею. Если вестфальский мир с его концепцией суверенитета – это XVII век, а «концерт европейских деражав под предводительством Российской империи» - это век XIX, то в XXI веке, характеризующемся качественного иными условиями, эти идеи не выдерживают критики. «Что-то здесь не так!» - должен будет сказать себе всякий сторонний человек, который услыхал этот повторяемый на всех перекрестках модный лозунг.

Степень офшоризации и иностранного присутствия
в экономике России
в статье

Кому принадлежит экономика России

Действительно, вестфальский мир стал возможен в результате нового, сложившегося в результате тридцатилетней войны баланса и, что немаловажно, истощения сил участвующих в конфликте сторон. Священный же союз и «концерт европейских держав» стали результатом победы России, Британии и Австрии над Наполеоном, зафиксировавшей, в частности, факт появления Российской империи в европейской политике в качестве доминирующей силы наряду с Британией. То есть опять-таки, стал результатом установления нового баланса сил по итогам наполеоновских войн, в результате чего Россия оказалась на стороне победителей.

Сегодня, если говорить о России, нет ничего даже близко напоминающего обстоятельства возникновения как Вестфальского мира, так и «Концерта держав».

Прежде всего, Россия – сегодня никого не победила.

Напротив, нынешняя Россия - это результат и активный участник поражения СССР в холодной войне. Мы не будем сейчас обсуждать причины этого поражения: действительно ли СССР исчерпал потенциал развития или СССР пал в результате грандиозного предательства и/или недомыслия своего последнего руководства. В политике имеет значение прежде всего актуальное состояние мирсистемы, а не способ, каким система в него попала. Последнее интересно в основном историкам, а политикам – постольку, поскольку это учебный материал, который, впрочем, как известно ничему никого не учит.

Объективное же положение дел состоит в том, что Россия, став застрельщиком развала СССР, растеряла все основания претендовать на место законодателя мировой политической моды и, тем более, считаться «великой державой» не на словах а по сущеcтву.

Объяснение данных таблицы
В статье:

Позиции русского языка в мире

Надо разочаровать и «ядерных патриотов»: роль ядерного оружия в качестве оружия возмездия (и, следовательно, оружия сдерживания) в настоящее время в значительной мере является иллюзорной по целому ряду технических причин.

Иными словами, сегодня никакого баланса сил между Россией и Западом и между Россией и Китаем не существует, никакое ядерное оружие не отменит того факта, что доля России в мировом ВВП упала по сравнению с СССР по оптимистическим подсчетам в 5 раз, а если учесть произошедший за двадцать пять лет с момента ликвидации СССР технический прогресс, то надо признать, что и качество ВВП также ухудшилось. Россия растеряла передовые технологии. Разве не смешно, что «великая держава» импортирует из Северной Кореи станки с ЧПУ, которые СССР производил и экспортировал в Англию, Японию?

Поэтому, нет ни малейших оснований считать, что кто-то в мире (кроме самой России) признает за Россией право формировать политическую повестку дня, ибо даже такой последний политический инструмент, которым Россия располагает – постоянное место в Совете Безопасности ООН, - завоеванное СССР по праву победителя гитлеровской Германии, сегодня в мире не воспринимается, как справедливое. И не надо иллюзий: всему миру очевидно, что нет ни малейших оснований считать, будто современная Россия, как государство, имеет хоть малейшее отношение к той Победе, что обеспечила СССР право на политическое влияние.

Тем более, что Россия сегодня сама всеми силами открещивается от этой Победы, не только дискредитируя власть, которая ее обеспечила, но и по мелочам, подменяя символику Победы на не имеющие к ней ни малейшего отношения религиозные символы. Разумеется, о «моральном праве» в политике в любом случае говорить неприлично. Но эта позиция России с моральной точки зрения «воняет»: она по-просту украла место СССР в Совете безопасности ООН. Очевидно и другое: Россия не имеет ни военного, ни экономического авторитета в мире, чтобы ее претензии на лидерство в определении мирового политического тренда кто-то принимал всерьез.

Почему умом Россию не понять
в статье

Скрытая реальность в России

Главное же в том, что СССР нес миру конкретную и понятную идею справедливости, идею мира без эксплуатации человека-человеком, идею мира без воров. И эта идея стала той "мягкой", но могучей силой, оказавшейся способной сломить в необходимый момент черную военную силу всей Европы и, отчасти, всего мира.

Подводя итог, можно утверждать: России нечего предложить urbi et orbi.

Господствующая сегодня в России идеология – это неудачная, примитивная, вульгата западной экономической идеологии. Понятно же: кому надо, обратятся к оригиналу и это не Россия.

В результате, Россия объективно потеряла право учить мир, неважно чем это право подкреплено: силой, экономикой или привлекательной идеей. Россия сегодня вторична во всем. А вторичность никого на подвиги не вдохновляет.

ЧТО ДЕЛАТЬ

В самом деле, ни для кого не тайна, что в современной международной социал-демократии образовались два направления, борьба между которыми то разгорается и вспыхивает ярким пламенем, то затихает и тлеет под пеплом внушительных "резолюций о перемирии". В чем состоит "новое" направление, которое "критически" относится к "старому, догматическому" марксизму?

Социал-демократия должна из партии социальной революции превратиться в демократическую партию, социальных реформ. Это политическое требование обставлено целой батареей довольно стройно согласованных "новых" аргументов и соображений. Отрицается возможность научно обосновать социализм и доказать, с точки зрения материалистического понимания истории, его необходимость и неизбежность; отрицался факт растущей нищеты, пролетаризации и обострения капиталистических противоречий; объявляется несостоятельным самое понятие о "конечной цели" и безусловно отвергается идея диктатуры пролетариата: отрицается принципиальная противоположность либерализма и социализма; отрицается теория классовой борьбы,неприложимая будто бы к строго демократическому обществу, управляемому согласно воле большинства, и т.д.

Таким образом, требование решительного поворота от революционной социал-демократии к буржуазному социал-реформаторству сопровождалось не менее решительным поворотом к буржуазной критике всех основных идей марксизма. А так как эта последняя критика велась уже издавна против марксизма и с политической трибуны и с университетской кафедры, и в массе брошюр и в ряде ученых трактатов, так как вся подрастающая молодежь образованных классов в течение десятилетий систематически воспитывалась на этой критике,- то неудивительно, что "новое критическое" направление в социал-демократии вышло как-то сразу вполне законченным, точно Минерва из головы Юпитера. По "своему содержанию, этому направлению не приходилось развиваться и складываться: оно прямо было перенесено из буржуазной литературы в социалистическую...

А возмездием за это бесконечное унижение и самооплевание социализма перед всем миром, за развращение социалистического сознания рабочих масс - этого единственного базиса, который может обеспечить нам победу, - в возмездие за это громкие проекты мизерных реформ, мизерных до того, что у буржуазных правительств удавалось добиться большего!

Свобода - великое слово, но под знаменем свободы промышленности велись самые разбойнические войны, под знаменем свободы труда - грабили трудящихся...

... Догадайтесь, когда это написано и кто автор (я минимально отредактировал текст).

http://sl-lopatnikov.livejournal.com/1645410.html