Результаты выборов президента в Турции оказались ровно такими, как их предсказывали наблюдатели - Эрдоган победил, причем победил в первом туре.

Три кандидата, среди которых один - представитель курдов, второй - представитель оппозиции, а третий - собственно Эрдоган, особого выбора избирателю не предоставили. Оппозиция обанкротилась уже давно со своим евровыбором, и ничего нового предложить Турции не может. К чему привел страну евровыбор, турки прекрасно помнят и обратно не хотят. У курдов нет шанса просто по определению, и поэтому шансы Эрдогана в такой компании выглядели абсолютными. Единственное сомнение, которое оставалось - будет второй тур или нет.

Жесткая борьба внутри правящей элиты не перерасла в раскол, и она благоразумно решила вести ее не на улице, а внутри кабинетов. Победа Эрдогана совершенно не отменяет этой борьбы, но ни малейшего желания разваливать страну у правящей партии нет. Остается, конечно, проблема "цветной революции" на волне недовольства итогами выборов, однако сам факт того, что исламисты сумели выдвинуть единого кандидата, делает шансы такой революции весьма и весьма низкими.

Происходящие в Ираке события требуют от Турции жесткой управляемости, новосозданный Халифат не скрывает своего стремления к экспансии и наказания всех отступников. Война в регионе выходит на принципиально новый уровень, и тот, кто не будет к ней готов, будет раздавлен. В такой ситуации любые разногласия уходят на второй план.

Нужно ждать инаугурационной речи Эрдогана, чтобы понять, насколько он намерен менять курс страны, однако скорее всего, ничего существенно меняться не будет. При всем недовольстве американцев политикой Турции ей удается лавировать в море революций и войн, и менять эту политику - во всяком случае кардинально - в такой ситуации не имеет никакого смысла.

Прошли первые в истории Турции всенародные выборы президента.

Комментирует эксперт Игорь Николаев:

- В гонке за пост главы государства было три лидера: действующий премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган, единый кандидат от светской и националистической оппозиции – «Народно-республиканской партии» и «Партии национального движения» Экмеледдин Ихсаноглу и представитель курдского меньшинства Селахаддин Демирташ.

Безусловным фаворитом считался премьер, он и выиграл. Исханоглу набрал почти 38,5 процента голосов, Демирташ взял 9,8 процента, остальное – у Эрдогана. Убедительная победа в первом туре.

Оппозиция премьер-министру и возглавляемой им умеренно-исламистской «Партии справедливости и развития» (ПСР) за последние 12 лет проиграла подряд 8 выборов различных уровней. И дело здесь не в том, что Экмеледдину Ихсаноглу 71 год, он слишком стар для турецкого избирателя. И не в том, что Демирташ – курд, и, соответственно, неприемлем для широкой общественности страны, где еще слишком свежа память о вялотекущей турецко-курдской войне, продолжавшейся с различной степенью интенсивности с 1984 по 2008 годы и унесшей более сорока тысяч жизней.

Все это – возраст, национальная принадлежность, агрессивная манера ведения штабом премьер-министра избирательной кампании и прочее важно, но не принципиально. Главное в другом: Эрдогану удалось создать образ «нового турка». За ним и его командой стоят реальные экономические достижения, которых оппозиция, при всем желании, не может отрицать. За ним – «замирение курдов» и экономическая колонизация Иракского Курдистана. За ним – самостоятельная внешняя политика Турции, пусть даже декларации об этой самостоятельности зачастую противоречат реальности.

Эрдоган открыто говорит о величии страны и лидерстве Турции не только в регионе, но и в «тюркском мире», на пространстве от Ближнего Востока до постсоветской Средней Азии. В ходе своей кампании он обещал, что к 2023 году - столетию Турецкой республики - страна будет иметь одну из сильнейших в мире экономик. «Исламская традиция и экономические новации» - примерно так можно сформулировать принципы Эрдогана и его партии. И уже 11 лет, с 15 марта 2003 года, когда он был избран премьер-министром, эти принципы вполне устраивают большинство общества, бизнеса и политических элит страны.

Эрдоган вел свою избирательную кампанию на антизападной волне, в последний момент сделал мощный ход, добавив к этой волне громкую антиизраильскую ноту. В своей речи в ночь после того, как стали известны первые итоги выборов, он объявил о том, что Турция окажет медицинскую помощь палестинцам, пострадавшим в секторе Газа. И уже несколько часов спустя турецкие самолеты, загруженные всем необходимым медицинским оборудованием, начали эвакуировать пострадавших от израильской агрессии, в первую очередь – женщин и детей. Если бы состоялся второй тур голосования, этот шаг, учитывая антиизраильские настроения в Турции, в определенной мере принявшей версию ПСР о том, что за прошедшими летом прошлого года беспорядками в Стамбуле стояли «еврейские заговорщики», обеспечил бы Эрдогану безоговорочную победу. Но и сейчас, когда выборы закончились, акция добавила бывшему премьер-министру, теперь уже президенту, солидный политический капитал.

Он вскоре очень ему понадобится для реализации главной цели – изменения политического строя, превращения страны из парламентской республики в президентскую. Сегодня президент в Турции – фигура достаточно декоративная, что ни Эрдогана, ни стоящие за ним политические и экономические круги совершенно не устраивает. Ключ к решению этой задачи – победа ПСР на парламентских выборах 2015 года, формирование пропрезидентского конституционного большинства, которое и осуществило бы передачу властных полномочий от премьера президенту.

Времени до выборов остается не так уж много, а, следовательно, у команды Эрдогана нет времени на маневры и согласования со всеми политическими элитами страны. Только убедительная победа на выборах, что возможно лишь исключительно через консолидацию общества под знаменами Эрдогана и ПСР.

Во внешнеполитической сфере это будет означать все большую демонстрацию самостоятельности Турции в региональных вопросах, дистанцирование от «произраильского» Вашингтона и «особая позиция» в НАТО. Критика в адрес Запада и Израиля в Турции пойдет по нарастающей, но было бы серьезной ошибкой считать, что это автоматически сделает Анкару союзником Москвы.

В своем отношении к России Эрдоган и стоящие за ним силы предельно прагматичны. Во-первых, сотрудничество с Москвой более чем выгодно турецкому бизнесу. Достигнутый в 2013 году уровень товарооборота в 32,7 миллиарда долларов, второе после ЕС место России как экономического партнера Турции – весьма существенный фактор для развития столь выгодного партнерства.

Но – партнерства достаточно ограниченного, в рамках лишь экономических. Политические же цели Анкары в российско-турецкой партии заключаются в расширении собственного влияния на постсоветском пространстве, в том самом «тюркском мире» Средней Азии и Кавказа. Отметим также, что еще в статусе премьер-министра Эрдоган заявлял, что Турция видит Украину целостной и независимой и не намерена признавать итоги референдума, который прошел 16 марта в Крыму. При этом он заверял, что Турция «не оставит крымских татар в беде».

С восторженным придыханием – «наши ряды растут» - обсуждая инициативы Турции в отношении расширения участия Анкары в ЕврАзЭС и ШОС, идеалисты от интеграции совершенно не учитывают, что выгоды от этого «расширенного участия» получит по абсолютному большинству позиций именно Анкара. Основное предложение Турции, то самое «тесное сотрудничество», заключается исключительно в создании зоны свободной торговли, под которую турки готовы даже перейти на национальные валюты во взаимных расчетах. Отмена таможенных барьеров будет означать увеличение турецкого экспорта, и позволит Анкаре ставить вопрос о снижении для себя цен на российские нефть и газ. При том, кстати, что Турция сейчас активно ищет пути замещения российских энергоносителей.

В политическом же плане курс на наращивание собственного доминирования на евразийском пространстве в Анкаре вопросов не вызывает. А для этого все инструменты хороши, в том числе – та «рука помощи», которую Анкара якобы намерена протянуть сейчас Москве в условиях конфронтации с Западом.

Победа на президентских выборах столь умного и изощренного политика, каким, безусловно, является Эрдоган, задачи, которые он и его партия ставят перед собой на ближайшую перспективу, означают: на внешнеполитической арене Турция будет вести предельно прагматичную и эгоистическую политику, истинные цели которой будет прикрывать плотная завеса деклараций и громких фраз. И для Москвы в отношениях с Анкарой в период президентства Эрдогана предельно важным будет научиться видеть сквозь туман деклараций политические реалии и истинные цели - как нового турецкого президента, так и его команды.

http://el-murid.livejournal.com/1959127.html

http://www.stoletie.ru/fakty_i_kommentarii/chego_nam_zhdat_ot_erdogana_191.htm