В эру долгой войны с террором четверг 2 июня 2016 года стал  тяжёлым днём для американских военных. Два современных истребителя Ф-18 «Хорнет» ВМФ США и Ф-16 Фалькон ВВС , управляемые двумя из наиболее способных пилотов Америки, упали, один из пилотов погиб.

В войне, которая характеризуется полным господством в небе неустрашимых американских авиаторов и роботов-беспилотников, потеря двух прекрасно отлаженных самолётов стала заметным происшествием.

Итак, что получилось? Из этих стран  только Сомали могло считаться в 2001-м несостоявшимся государством. Сегодня к нему присоединились Ливия, Йемен и Сирия. Все они — явно несостоявшиеся государства. Ирак, в который США вторглись, оккупировали и по большей части наносили воздушные удары с 2001-го по 2016-й, ныне — пустошь.

Если суннитские районы частично оккупирует ИГ, то курдские независимы, разве что это не афишируется, правительство страны погрязло в коррупции и практически банкрот, армия вот-вот развалится. И как и в Афганистане, так и в Ираке все эти годы небеса заполняют американские бомбардировщики и беспилотники, а недавно появилась и ещё одна форма: пилотируемые американцами вертолёты «Апач» снова введены в действие для поддержки иракских войск в нерешительном наступлении против ИГ (даже при том, что американские самолёты помогают довести контролируемые ИГ города до состояния руин).

К настоящему моменту Ирак вполне можно квалифицировать как несостоятельное, если не несостоявшееся государство. Афганистан попадает в ту же категорию. Во всех этих странах есть крупные террористические группировки. Из семи государств только Пакистан, вероятно, избежал участи попасть в эту категорию, и всё же  из-за расширения влияния террористических группировок на своей территории и неуверенного экономического состояния, его положение существенно хуже, чем было в октябре 2001 года.

Конечно, нельзя возлагать вину за печальную судьбу этих земель на военно-воздушные силы, но давайте скажем — как сегодня это делает постоянный автор  TomDispatch и подполковник ВВС США в отставке Уильям Астор — что они оказались фантастически не способны достичь каких-либо положительных результатов. И хотя доказательства их неэффективности всем уже должны стать очевидны, американские политики от Дональда Трампа до Хиллари Клинтон реагируют на всё развитие событий — хоть как-то минимально связанное с событиями на Большом Ближнем Востоке (в том числе и недавнее массовое убийство в ночном гей-клубе в Орландо) — призывами ещё больше усилить воздушную мощь. Неувязка? Кажется, никто в Вашингтоне этого не замечает. К счастью, заметил Уильям Астор.

Том.

* * *

В эру долгой войны с террором четверг 2 июня 2016 года стал  тяжёлым днём для американских военных. Два современных истребителя Ф-18 «Хорнет» ВМФ США и Ф-16 Фалькон ВВС , управляемые двумя из наиболее способных пилотов Америки, упали, один из пилотов погиб. В войне, которая характеризуется полным господством в небе неустрашимых американских авиаторов и роботов-беспилотников, потеря двух прекрасно отлаженных самолётов стала заметным происшествием.

Как оказалось, эти самолёты не были потеряны в бою. Вражеский огонь с земли или ракеты их не тронули, они не участвовали в схватках с вражескими самолётами (которых, конечно же, нет ни у ИГ, ни у Талибана, ни у других врагов США). Каждый входил в элитную пилотажную группу, «Голубые Ангелы» ВМФ и «Громовержцы» ВВС соответственно. Оба самолёта были потеряны в результате поднимающих дух авиашоу.

Каждый случай попал в заголовки краткой новостью — только для того, чтобы о нём быстро позабыли. Американцы двигаются дальше, удовлетворённые пониманием того, что инциденты произошли в рискованных ситуациях.

Но вот в чём вопрос: что это говорит о наших заморских воздушных войнах, когда  самая большая опасность, с которой сталкиваются американские пилоты, состоит в бурном веселье в дружеских небесах «отчизны»? На самом деле, это говорит о том, что американские пилоты ныне не обладают не только превосходством или господством в воздухе, но и вообще мастерством воспетых в байках «высоких стандартов» боевых действий. А пока в Афганистане, Ираке и повсюду на Большом Ближнем Востоке, пусть США и безраздельно властвуют в небе, конфликты Америки всё разгораются, и конца-края им не видно.

Иными словами, при всех обещаниях разрушительной силы ударов по врагам с замечательной точностью и быстрыми победами с низкой ценой (по меньшей мере для американцев), воздушную мощь обеспечить не удаётся, и не только в тянущейся войне с террором, но и десятилетия до неё. Если уж на то пошло, предоставление иллюзорных результатов помогло удерживать США в не выигрываемых войнах, одновременно нанося большой урон невинным жертвам на далёких полях сражений. В то же время сравнимая  с культом одержимость американских лидеров, начиная с президента и ниже, мнимой возможностью американских военных достигать подобных результатов, остаётся в Вашингтоне на удивление неизменной.

Опыт Америки в боевой авиации

Со времён Второй Мировой, даже когда американские военные наслаждались полным доминированием в небе, конечным результатом непременно оказывался  тупик или поражение. Несмотря на это американские лидеры продолжают отправлять в небо боевые самолёты. Чтобы понять почему, надо немного обратиться к истории боевой авиации.

После Первой Мировой с её мрачной окопной войной и ужасающими полями сражений первые авиаторы, вроде итальянца Джулио Духета, британца Хью Тренчарта и американца Билли Митчелла, представляли воздушные силы как недостающий инструмент. Они полагали, что они — способ избежать в будущем бесконечных наземных войн и мясорубки в окопах. К несчастью, для тех, кого они вдохновили, во Второй Мировой небеса стали, как земля или море,  просто ещё одной сферой мрачного опустошения, смерти и разрушений.

Вот краткий курс американского опыта воздушных сил:

  • Во Второй Мировой американские ВВС присоединились к Королевским ВВС Великобритании в «общем бомбовом наступлении» на нацистскую Германию. Последовала горькая опустошительная битва с немецкими ВВС, Люфтваффе. Союзные авиагруппы страдали от больших потерь до тех пор, пока в начале 1944 года не было достигнуто воздушное превосходство, в ходе так называемой «Большой недели» (Big Week).  Годом позже союзники достигли воздушного превосходства и разносили в пыль немецкие города (как позже и японские), хотя и тогда они столкнулись с потрясающими системами зенитного огня, как и с элитными пилотами Люфтваффе — первых в мире истребителей. К концу войны потери экипажей союзников оказались ошеломительными, но очень немногие сомневались: эти экипажи внесли неизмеримый вклад в поражение нацистов (как и японцев).
  • Благодаря успехам боевой авиации во Второй Мировой (хотя иногда они преувеличиваются) в 1947 году ВВС получили независимость от Армии и стали отдельным родом войск. К тому моменту врагом был коммунизм и сторонники ВВС, вроде генерала Куртиса ЛеМея призывали к созданию стратегических авиационных командований (SAC), состоящих из бомбардировщиков дальнего радиуса действия, вооружённых термоядерным оружием. Стратегия того времени, ядерное «сдерживание» в виде угрозы «массового уничтожения», позже трансформировалась во «взаимно-гарантированное уничтожение», лучше известное под говорящим сокращением  MAD. SAC никогда всерьёз не занимались ядерными бомбардировками, хотя их самолёты и уронили несколько штук случайно. (К счастью для человечества, ни одна их таковых не взорвалась). Естественно, когда США «победили» в холодной войне, ВВС заслужили уважение за то, что удерживали советского медведя за термоядерным забором.
  • Чувство разочарования впервые проявилось в полной мере во время Корейской войны (1950-1953). Первозданная пересечённая местность и враг, закопавшийся глубоко в землю ослабили эффективность бомбёжек. Зенитки и истребители (Советские МИГи) нанесли значительные потери экипажам союзников, а боевая авиация США опустошила Северную Корею, сбросив 635 тонн боеприпасов, что эквивалентно взрыву 40 таких бомб, как сброшенная на Хиросиму, плюс к тому  ещё 32 557 тонн напалма, сравняв города с землёй и разрушив дамбы. Но мощные бомбёжки и почти полное превосходство в воздухе ничем не помогло в разрешении тупиковой ситуации на земле, что привело к хрупкому перемирию, а Корея и по сей день остаётся жёстко разделенной.
  • Следующее разочарование наступило в крупных конфликтах в Юго-Восточной Азии в 1960-е и начале 1970-х. Американская боевая авиация бомбила, обстреливала и заливала дефолиантами практически всё, что двигалось (и что не двигалось тоже) во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже. Впечатляющие семь миллионов тонн бомб, эквивалентные взрыву 450 Хиросим, были сброшены на эти страны во имя победы над коммунизмом. Территория, по величине эквивалентная штату Массачусетс, была отравлена дефолиантами в стремлении зачистить её от густой растительности и джунглей Южного Вьетнама, эта отрава и по сей день несёт вьетнамцам смерть и уродства. Северо-вьетнамцы, со скромными системами оборонительного наземного огня, ограниченными возможностями ракет земля-воздух и немногими истребителями безнадёжно отставали в классе воздушного противостояния. Тем не менее, как и в Корее, обширные американские бомбёжки и воздушное превосходство, обеспечив массу смертей и разрушений, к победе так и не привели.
  • Перенесёмся через 20 лет, к операциям «Щит пустыни» и «Буря в пустыне» в 1990-1991-х, а затем к вторжению в Ирак в 2003-м. В обоих случаях боевая авиация США и коалиции имела не просто превосходство в воздухе, а подавляющее превосходство, поскольку каждый раз иракские ВВС бежали или были ещё как-то нейтрализованы, как и воздушная оборона этой страны. Но что до последовавшей рекламы «точных бомбежек» и «шока и трепета» — не важно, как применялись воздушные силы, события на земле, как оказалось, упорно сопротивлялись американским  разработкам. Саддам Хусейн пережил «Бурю в пустыне» и ещё 10 лет изводил американское руководство. После вторжения 2003 года с его печально известным моментом «задание выполнено», Ирак свалился в партизанскую и гражданскую войну, усугублённую потерей базовой инфраструктуры, вроде электростанций, которые были разрушены ВВС США на первой стадии вторжения. Воздушное превосходство над Ираком привело к не к долгожданной победе, а к позорному уходу в 2011-м.

Теперь рассмотрим «войну с террором», заранее объявленную Джорджем Бушем в 2001 году и 15 лет спустя всё ещё продолжающуюся. Был ли целью Талибан, аль-Каида, аль-Шабаб, аль-Каида на Аравийском полуострове, или совсем недавно ИГ, с самого начала ВВС США наслаждались почти исторически беспрецедентным господством в небе. Но несмотря на это «асимметричное» преимущество, несмотря на все бомбёжки, ракетные удары и атаки беспилотников, «прогресс» оказался и «хрупким» и бесконечно «обратимым» (если воспользоваться словами генерала Дэвида Петреуса относительно его «наращиваний» в Ираке и Афганистане). В действительности 12 000 или около того ударов после начала в августе 2014-го воздушной войны Вашингтона против ИГИЛ в Сирии и Ираке мы теперь знаем, что разведка оценивает их успех как умышленно преувеличенный военными, с целью подкрепить вывод об эффективности бомбёжек и ракетных ударов по ИГ.

Итак, вот мы в и 2016-м, через 25 лет после «Бури в пустыне» и почти через десятилетие после «наращиваний» Петреуса в Ираке, предположительно обеспечивших момент выполнения миссии для Вашингтона — воздушные активы США снова в действии в небесах Ирака, а теперь ещё и Сирии. Например, авиация вылетала с миссией поддержки сухопутных войск Ирака, когда те пытались взять Фалуджу, город в провинции Анвар, уже «освобождённый» в 2004 году дорогой ценой для наземных войск США и ещё большей для мирных иракцев. Полностью опустошённый ещё тогда, Фалуджа опять оказалась под воздушными ударами американских ВВС.

Если и когда иракские силы снова возьмут город, они могут получить лишь тела и руины, как и при взятии Рамади в декабре прошлого года. О Рамади Патрик Кокберн в прошлом месяце отмечал, что «более 70% зданий разрушены, а подавляющее большинство 400 000 населения всё ещё вынуждено покинуть свои дома». (Иными словами «Было необходимо уничтожить город, чтобы его спасти»). А пока американские беспилотники продолжают роиться в чужих небесах, убивая различных террористических «главарей» с крайне небольшим длительным эффектом.

Скажите, когда это закончится

А вот на «горячее»: что-то пошло очень не так с голубой мечтой Вашингтона о воздушной мощи и что она может дать. Но всё же совет выпускать самолёты находит всё больше приверженцев в рядах американского политического класса.

С учётом разочаровывающих, слабых результатов американских воздушных компаний в эти годы, можно только удивляться, почему доморощенный всезнайка, вроде Теда Круза, будучи кандидатом в президенты, призывал «ковровыми» бомбардировками проложить путь к победе над ИГИЛ, и все эти годы он считался более чем разумным, за исключением его одержимости боевой авиацией. Все, от Дональда Трампа до Барака Обамы рассматривали ВВС как основной ключ к победе. В 2014-м даже Петреус, вернувшись с войны, объявил себя «полным сторонником» масштабных бомбёжек как основного средства добиться победы (что бы там это слово теперь не значало) в Ираке. Только недавно он призывал направить американские ВВС в Афганистан — и чуть позже президент Обама сделал именно это.

Даже при том, что ВВС удерживают американках военных «в тонусе», даже при продемонстрированных результатах (убиты лидеры террористов, оружие уничтожено, поставки нефти прерваны и так далее), даже при  том, что это приводит в волнение вашингтонских политиков, волшебная победа над очередными боевыми подразделениями террористов остаётся только воображаемой. И в частности, потому, что ВВС по определению никогда  не оккупируют землю. Они не могут на ней закрепиться. Они не могут плавать, как известная по пословице рыбка Мао Цзе Дуна в море «людей». Они не могут представлять собой убедительную силу. Их сила всегда кратка и эпизодична.

Говорят, а так и есть, что они убивают на расстоянии. Но бомбы и ракеты, не важно, насколько они «умные», часто не попадают по целям. Разведка и технологии постоянно оказываются не идеальными или ещё хуже, что означает неизбежную смерть невинных. Это обеспечивает новых рекрутов для тех самых организаций, которым самолёты предназначены нанести поражение, и новые циклы отмщения и насилия посреди вереницы руин. Даже когда бомбы попадают в цель, что случается довольно часто, и лидер или «лейтенант» террористов уничтожен, — что дальше? Вы убьете ещё дюжину? Как сказал тот же Петреус в другой ситуации: «Скажите мне, как это закончится?».

Вспоминая боевые самолёты

От Рональда Рейгана до Барака Обамы сбрасывание бомб и пуски ракет были предпочитаемым способом «что-то сделать» против врага. ВВС в этом смысле — самый лёгкий способ для президента прибегнуть и — в нашем мире — подстегнуть «высокие технологии». Дома всё выглядит просто здорово. Президент не только не рискует жизнями американских военных, он редко рискует получить какой-либо ответ.

Знают это наши президенты или нет, но ВВС всегда обладают скрытыми тратами, начиная с всё более банальных непредвиденных последствий ответных террористических ударов по «слабо защищённым» целям (имеется в виду население) в городах, вроде Парижа или  Мадрида и Лондона. Удары, направленные против высших чинов вражеских армий или террористических организаций зачастую не попадают в цель, просто вызывая ещё более жестокое поведение, которое мы пытаемся переломить собственной версией насилия. Когда они попадают в цель и уничтожают лидеров террористических групп, как продемонстрировал Эндрю Кокберн, в результате зачастую появляются ещё более радикальные и жестокие лидеры и движение получает дальнейшее распространение. Кроме того ВВС США, особенно проводимая Белым Домом программа убийств беспилотниками, прокладывают путь к всемирному нарушению суверенитета государственных границ. (О чём свидетельствуют недавние удары беспилотниками по главе Талибана с нарушением воздушного пространства Пакистана).  На данный момент Вашингтон это никак не волнует, но это прокладывает путь на будущее, когда взятое на вооружение другими державами, это может оказаться менее приемлемым для американских политиков.

Несмотря на печальные результаты, показанные воздушными силами за прошедшие 65 лет, военные США продолжают в них мощно инвестировать — не только в беспилотники, но и в сверх-дорогостоящие истребители и бомбардировщики, вроде не оправдавшего надежд F-35 (общая стоимость проекта $1.4 триллиона) и самого последнего уже излишнего ударного бомбардировщика дальнего радиуса действия (изначально заявленная стоимость $80миллиардов и продолжает расти). Отвергая разочаровывающие и зачастую дестабилизирующие результаты воздушных ударов, не обращая внимания на невероятную стоимость очередных истребителей и бомбардировщиков, руководители Америки продолжают шумно требовать ещё больше боевых самолётов и ещё больше бомбёжек.

Разве нет никакого парадокса, как и проблемы, в самой идее победы в войне с террором путём, по сути, террористических бомбёжек? Хотя по очевидным причинам это не так уж и обсуждается в стране, ведь учитывая исторические свидетельства, сложно отрицать, что бомбёжки — и есть террор. В конце концов, именно потому первые авиаторы, вроде Дуэ и Митчелла их и выбрали. Они полагали, это будет ужасно эффективно, и потому будущие войны окажутся существенно короче к выгоде тех, кто намерен и способен бомбить.

Как оказалось, воздушные силы не приносят победы, они обеспечивают побоище, террор, руины — и сопротивление.

Американцам надо интуитивно осознать, почему под нашими бомбами и ракетами население сопротивляется. Им следует понять, что значит — быть атакованным с воздуха, как это бесит, как создает солидарность, как ведёт к новой решимости и клятвам отомстить. Забудьте Пёрл-Харбор, где мой дядя, тогда военнослужащий, прятался от японских бомб 7 декабря 1941 года. Подумайте о событиях 9/11. В тот жуткий день 2001 года отчизну США «бомбили» угнанные гражданские самолёты, превращенные в управляемые ракеты. Наши небеса стали смертоносными. Технологии, неразрывно связанные с американской изобретательностью и  мастерством, обратились против нас самих. Колоссальный шок. Америка поклялась отомстить.

Разве наши враги менее непоколебимо человечны, чем мы сами? Как и мы, они не постоянно привержены бомбёжкам. Они клянутся отомстить, когда друзья, члены семьи, любые связанные с ними люди оказываются мишенями. Когда американские «умные» бомбы уничтожают свадебные процессии и другие собрания за морями, разве мы думаем, что наши родные и близкие находятся в смертельных объятиях, и разве говорим «Это война»? Подскажу — мы этого не делаем.

Во многом пережив травму 9/11, американцы сегодня смотрят в небеса с надеждой. Мы смотрим на «Голубых Ангелов» и «Громовержцев» с чувством шока, изумления и гордости. Боевые самолёты кружат над нашими спортивными аренами. Небеса — вот наша высота. Мы видим там свидетельства мощи и мастерства Америки. А вот люди в Афганистане, Ираке и повсюду часто молятся об облаках и ненастье, для них чистое небо связано с американской смертью с небес.

Пришла пора позволить другим народам смотреть в небо с тем же ощущением безопасности и надежды, какое есть у нас. Пора вспомнить о боевых самолётах. Они ничего не решают. На самом деле террор, разрушения и возмущение, которые они продолжают распространять, составляют часть проблемы.

http://polismi.ru/army/voenno-polevye-novosti/1407-gospodstvo-v-nebe-i-proigrysh-v-vojne.html