Министр финансов Украины, Наталья Яресько, давеча высказалась в том смысле, что, мол, даже если дефолт в стране и случится, то для граждан страны он серьезных проблем не создаст. Да, на некоторое время какие-то локальные трудности и возможны, но потом быстро все наладится. Ведь долги в подавляющем большинстве внешние, а внутренние расчеты ведутся в суверенных гривнах. Это, в частности, особенно среди свидомых, породило забавный аргумент о том, что дефолт, как явление, не является чем-то уникальным. Дефолт, например, объявляла Аргентина. Но чаще всего "вспоминают" российский дефолт 1998 года. И ничего. Никто не умер. После кратковременного неудобства, всего через пару - тройку лет, страны восстанавливались и даже входят сегодня в группу лидеров. А Россия, вместе с Китаем, так вообще формирует совершенно новый геополитический мир будущего. Так чего бояться дефолта украинцам?

Однако в реальности не все так просто и столь однозначно. Ибо разными бывают не только сами дефолты, но и те условия, в которых они случаются. От того и последствия у них тоже выходят сильно неодинаковыми. В сущности, вопрос сводится к двум составляющим. Во-первых, какие долги государство отказывается возвращать: абсолютно все или только некоторые. Во-вторых, сама внутренняя экономика государства является какой, прибыльной или убыточной.

Если экономика страны приносит, пусть малый, но все же доход, а долги государство отказывается возвращать не все, а только какой-то один (не важно, один вид долга или одной группе его держателей), то отказ конечно называется дефолтом, но по сути проблема является только финансовой, а не системной. Не возврат части долгов конечно создает проблемы для последующих заимствований, но в то же время высвобождает часть существующих доходов, с помощь которых появляется возможность стабилизировать экономику и продержаться то время, в течение которого будут погашены остальные долги. Все или та их часть, которая высвободит еще часть доходов. Пока длится этот процесс, с кредитором, по долгу которого объявлен дефолт, можно вести переговоры или даже судиться. Потом с ним конечно расплатиться придется, но к этому времени другие долги уже окажутся погашены, а существующий доход позволит найти необходимые деньги. После чего можно начинать новое развитие уже без старых долгов.

Совершенно иначе выглядит расклад, когда причиной дефолта является системная убыточность национальной экономики в целом. В этом случае совершенно без разницы, какую часть суммы или вида долга откажется возвращать страна. Ибо в сущности, она не может вернуть ничего. Системный дефолт означает полную остановку всей национальной экономики и переход наибольшей части того мелкого, что еще останется, фактически в состояние натурального хозяйства и бартерного обмена. Ни одна экономика мира за всю историю планеты системного дефолта пережить не смогла. Абсолютно всегда какое-либо восстановление начиналось только после принципиальных перемен в самой системе. Обычно сопряженных с ее развалом. Чаще всего - территориальным.

Что будет с отколовшимися территориями потом - вопрос отдельный. Некоторые из них имеют шанс сохранить независимость, если они обладают достаточными собственными внутренними источниками дохода. Ну или если они на столько бедны и никому не нужны, что ни одна соседняя страна не проявит к ним ни малейшего интереса. Хороший тому пример - Исландия, когда-то являвшаяся частью великой империи шведов. Если же у кого-то более успешного, крупного и экономически развитого на эти земли (все или часть) существуют собственные виды, то очень скоро отколовшиеся территории оказываются включены в другие государства. Кому интересно, могут погуглить, сколько независимых государств существовало, допустим, на территории, ныне называемой - Германия.

Так вот, сравнение предстоящего украинского дефолта с российским дефолтом 1998-го года не совсем корректно. Тогда российский кризис по сути являлся финансовым, а не системным. Набрали слишком много кредитов, это да, но экономика в целом оставалась реальной. В том смысле, что профицитной, то есть доходной. Потому, стряхнув долговой перекос, страна довольно быстро начала восстановление. К тому же в тот момент РФ отказалась платить лишь по некоторым долгам, т.е. никакого суверенного дефолта не произошло.

С Украиной дело обстоит несколько иначе. Главное отличие заключается в том, что обвалив внешнюю торговлю с РФ, они лишились более чем половины своего экспорта. Украина в целом является типичным торговым государством. Основа ее дохода формируется не внутри страны, а за счет продажи своей продукции за рубеж. Соответственно, нет внешних продаж, нет и доходов.

А так как на экспорт продавались в основном продукты высокого передела, то если, скажем, трубный завод перестает экспортировать трубы, это значит, что без работы остаются не только работники самого этого завода, но и других заводов тоже. Например, прокатных станов, где изготавливается стальной лист, из которого дальше делается труба. И так по цепочке дальше. Спад спроса на стальной прокат снижает потребность в чугуне, из которого делается сталь для проката... тем самым обваливая спрос на руду и уголь. А за одно и на услуги логистики. Чем в общем без работы, и, тем самым, без дохода, остаются все, кто в этой цепочке были заняты.

По мере того, как схлопываются базовые отрасли (промышленность и сельское хозяйство) начинают умирать и отрасли обеспечивающие. Если у людей нет денег, то они перестают ходить в кафе, кино, на всякие там биенале и театральные постановки. Да и в магазинах набор покупаемых ими продуктов и товаров значительно меняется. Обычно в сторону упрощения, уменьшения и удешевления. Тем самым уменьшая и общий оборот системы торговли как таковой.

Все это вместе взятое приводит к росту безработицы и уменьшению доходов экономики в масштабе страны в целом. В условиях Украины это порождает еще и два других важных процесса. Во-первых, субсидирование производства социально значимых услуг (в том числе - в энергетике, т.е. тепла и электричества). Во-вторых, субсидирование потребителей. В частности - социально значимых, т.е. "бедных слоев населения". Чем больше падают доходы государства, тем большую их часть приходится отправлять в субсидии. Причем, это тенденция сохраняется даже на фоне общего сокращения размеров самого государственного бюджета, так сказать, в деньгах. Опять же, плюс война. Плюс попилы. Плюс колониальная психология местных олигархов, в принципе не понимающих такой категории, как созидание.

Все это в конечном итоге и сформировало тотальную системную убыточность украинской экономики, как таковой. Для нее сейчас внешние деньги, это как кислород для пациента, не способного дышать самостоятельно. Если страна объявит дефолт, то он будет полным. Украине не вернет деньги не кому-то отдельно, а вообще всем внешним инвесторам сразу. Тем самым полностью лишит себя поступлений любого нового "кислорода", без которого она не то что развиваться, она не может вообще жить даже на теперешнем уровне. Плюс к тому, внешний мир постарается любым способом компенсировать потерю своих денег. Это значит, что даже то немногое, что Украина еще может экспортировать и тем зарабатывать, автоматически арестовывается в обеспечение погашения долгов. Европейским судам все проблемы должника без разницы. Доктор сказал - в морг, - значит в морг.

Для центральной власти в Киеве подобное будет означать утрату влияния на страну. Прежде всего экономического. Так как все держится на доходах от экспорта, а они прекращаются. В глазах властей регионов центральные структуры теряют силу. Зачем им подчиняться, если денег у них нет, т.е. за подчинение им платить нечем? А раз незачем, то лучше быть первым в сытой деревне, чем последним в нищем городе. Даже если эти сытость и нищета очень сильно условны. Дефицит денег означает, что Киев не сможет платить собственным силовым структурам, которые являются единственным инструментом, позволяющим подавлять любые центробежные устремления регионов. А когда такие стремления есть, а подавить их нечем, то центральное государство всегда разваливается.

Потому между Россией 98-го и Украиной 2015-го есть принципиальная разница. Украина свой дефолт не переживет. Причем киевские власти сей момент отлично понимают. От того и рубятся на переговорах с кредиторами, что называется, до последнего патрона. А судя по тому, что еще пол года назад принципиально отрицалась даже теоретическая возможность дефолта, а сейчас озвучиваются успокоительные заявления на счет "нестрашности" его последствий, можно с уверенностью сказать, что патроны кончились и, судя по всему, Украина, как единое, независимое и централизованное государство весьма вряд ли доживет хотя бы до следующего года.

http://alex-leshy.livejournal.com/549178.html