Владимир Путин приехал в Китай на саммит АТЭС – но международный форум стал поводом для очередной встречи с председателем КНР Си Цзиньпином и заключения важнейших соглашений. Отношения России и Китая крепнут буквально на глазах – и личные контакты двух руководителей играют в этом особую роль.

Нынешняя встреча в Пекине – уже пятая в этом году возможность для переговоров Путина и Си. За последние девять месяцев они встречались в Шанхае и Сочи, в Бразилии и Таджикистане. За весь прошлый год два президента встречались всего три раза – но надо учитывать, что Си стал председателем КНР только в прошлом марте (и сразу же приехал с визитом в Москву).

Контакты первых лиц стали не только более частыми, но и более результативными – в этот раз, например, в Пекине подписано соглашение о новом, западном, маршруте трубопровода в Китай. Путин и Си постоянно говорят о дружеских отношениях, об усилении стратегического взаимодействия, причем все чаще делая акцент на том, что две страны проводят согласованную линию в мировых делах: чтобы "удерживать мир в рамках международного права, для того чтобы делать его более стабильным" (как сказал Путин) и "для защиты совместными усилиями послевоенного мирового порядка" (по выражению Си). Все в мире понимают, о чем идет речь – две страны не позволят США диктовать им свою волю, более того, они взяли курс на вытеснение Вашингтона с позиции мирового гегемона. У США сближение России и Китая вызывает серьезнейшие опасения – впрочем, Штаты все еще верят в то, что им удастся заблокировать Россию на постсоветском пространстве, изолировать ее от Европы и сдержать Китай в Тихоокеанском регионе. К тому же, Вашингтон недооценивает серьезность отношений Москвы и Пекина – рассматривая их как тактический альянс, а не стратегический союз. Так "легче жить" – ведь признание самого факта образования российско-китайского блока поставило бы под вопрос всю американскую стратегию по удержанию собственного глобального господства.

Удивительно, но и в России часто смотрят на сближение с Китаем через западные очки – дело даже не в том, что прозападная часть нашей элиты сознательно ведет кампанию по раздуванию китайской угрозы, а в целом в оценке причин "восточного поворота" Путина. Отчасти по неведению, отчасти сознательно укрепление связей Москвы и Пекина подается как последствие конфликта с США и Западом из-за Украины – западные санкции, мол, толкают Россию в объятия Китая (для наших космополитов, естественно, "удушающие"), или, в более сложном варианте, "Путин выбрал Китай в качестве противовеса Западу".

Но дело в том, что поворот в сторону Китая начался вовсе не после начала украинского кризиса – просто после того, как США попытались организовать изоляцию России и обрушить европейско-российские связи, сближение Москвы и Пекина стало заметнее. Экономическое сотрудничество поступательно развивалось все последние полтора десятилетия, а политические связи стали крепнуть по мере того, как Россия стала последовательно отстаивать свои национальные интересы. Именно усиление России стало для китайцев определяющим фактором в пользу сближения – и в этом нет никакого парадокса.

Мало кто уже помнит, что последней зарубежной поездкой Бориса Ельцина в президентской должности стал Пекин – меньше чем за месяц до своей отставки, в начале декабря 1999 года, уже принявший для себя решение уйти глава российского государства приехал в Китай. Именно там он неожиданно в резкой форме отчитал президента США (заявившего, что Россия "дорого заплатит" за войну в Чечне – тогда ЕС обсуждал возможность введения санкций против Москвы):

"Билл Клинтон вчера позволил себе надавить на Россию. Он, видимо, на секунду, на минуту, на полминуты забыл, что такое Россия, что Россия владеет полным арсеналом ядерного оружия, и поэтому решил поиграть мускулами... Хочу сказать через вас Клинтону: не было и не будет, чтобы он один диктовал всему миру, как жить. Многополярный мир – вот основа всего. То есть так, как мы договорились с председателем КНР Цзян Цзэминем – мы будем диктовать миру, а не он один".

Тогда этим словам президента России не придали особого значения – мало ли что говорит плохо себя чувствующий руководитель бывшей сверхдержавы, раздираемой внутренними противоречиями и войной на Кавказе. Американцы не испугались, а китайцы не поверили – Ельцин выдавал желаемое за действительное. Китайские лидеры не относились к словам Ельцина серьезно не только потому, что видели, что Россия слаба и может обрушиться еще ниже – главная причина была в том, что они не верили в искренность российского руководства. Не лично Ельцина – а всей тогдашней правящей "элиты".

Ведь только что был вытеснен из власти Примаков (выступавший за блок России, Китая и Индии – прообраз БРИКС), а подавляющая часть руководящих кадров представляла из себя типичных западников, то есть людей ментально и политически ориентированных на включение России в западный мир. Как можно налаживать стратегические отношения с такой полуколониальной "элитой", доверять их антиамериканским призывам? Сегодня они говорят одно, завтра, обидевшись на Америку, другое – никаких серьезных планов с такой Россией Китай строить не собирался. Китайцам нужна была сильная Россия – и только когда наша страна снова стала такой, появилась реальная основа для прочных отношений. Причем то, что эти отношения будут иметь и антиамериканский характер, было предопределено изначально.

Антиамериканизм стал общим не потому, что Китай и Россия сближались по принципу "против кого дружим" – а вследствие той роли, которую приобрели США после краха СССР. Американская гегемония одинаково угрожает национальным интересам России и Китая – и естественно, что обе державы заинтересованы в лишении США их доминирующего положения. Они в любом случае добивались бы этого, исходя из задачи восстановления своей державной мощи – но понятно, что в одиночку проблемы смены мирового порядка не решаются. Россия и Китай по-разному шли к заключению стратегического антиамериканского альянса – Россия восстанавливала веру в себя, собственную силу, шел процесс национализации элиты (пусть и далеко еще не законченный), Китай уверенно набирал вес, до поры до времени предпочитая мирное, экономическое соперничество с США.

Но кризис 2008 года показал, что без изменения фундаментальных правил мировой игры (как финансовых, так и геополитических) США будут не только продолжать оставаться главным выгодополучателем глобальной пирамиды, но и использовать свое финансовое, военное и политическое господство для недопущения расширения влияния России и Китая. Россия столкнулась с противодействием Америки своим планам по реинтеграции постсоветского пространства, а Китай увидел, как США "разворачиваются" в Тихоокеанский регион, не скрывая, что делают это ради сдерживания Поднебесной. Начавшая поворот администрация Обамы при этом пыталась уверять Китай в своей дружбе и даже предлагала создать "большую двойку" – для решения главных мировых проблем. Но в Пекине понимали, что с США невозможно честно договориться – ведь вся политика Вашингтона в Тихоокеанском регионе строилась на принципе ограничения китайского влияния.

При этом Юго-Восточная Азия – естественная зона расширения китайской экспансии (в мирной, а не военной форме): в большинстве соседних стран есть внушительная китайская диаспора, обладающая серьезнейшим финансовым, а кое-где и политическим влиянием. Исторически Китай стремился доминировать в этом регионе – и приход европейцев в ЮВА стал возможен только благодаря ослаблению Поднебесной в 18–19-м веках. Военные базы США, разбросанные по всему Азиатско-Тихоокеанскому региону (от Кореи до Филиппин), оккупированные и ограниченные ими в своем суверенитете страны (наподобие Японии) – все это, естественно, воспринимается Пекином и как вмешательство в зону его интересов, как потенциальная угроза безопасности самой Поднебесной.

Китайцы медленно, но верно накапливали мощь – в первую очередь экономическую, но не забывали и о военной. США по-прежнему пытаются сдерживать их в АТР – играя на противоречиях Пекина с соседями, продвигая идею Трансокеанского экономического партнерства. Но сейчас Китай находится на историческом подъеме, переживает цикл своего возвышения – и сдержать его не удастся. Более того – как раз рост противодействия со стороны США в Тихоокеанском регионе и стал одним из важных аргументов в пользу смены Пекином своей тактики с осторожной на наступательную. И здесь сыграло свою роль то, что именно к этому времени Россия также была вынуждена перейти от обороны к наступлению

В 2012 году вернувшийся в Кремль Путин начал "рубить канаты" – видя, что давление США на Россию лишь возрастает (в частности, Вашингтону нужно было сорвать планы Москвы по реинтеграции постсоветского пространства через Евразийский союз, не допустив в него Украину), российский президент перешел к подготовке страны к неизбежной резкой конфронтации с Западом. Осенью 2012 года в Компартии Китая сменился руководитель – партию возглавил ровесник Путина Си Цзиньпин, еще через полгода ставший и председателем КНР. Си пришел вовремя – мощь Китая усилилась уже достаточно для того, чтобы начать говорить громче, и его личные лидерские качества были нужны для новой внешнеполитической манеры Пекина. Путин и Си быстро нашли общий язык.

Их отношения (а они были знакомы еще с конца нулевых) стали развиваться по нарастающей – в марте 2013-го только что избранный председателем Си едет в Москву, летом российские и китайские корабли подтягиваются к Сирии, которую вознамерился бомбить нобелевский лауреат. А осенью того же года Путин и Си уже вместе пьют водку, отмечая день рождения российского президента (на Бали, где проходил прошлый саммит АТЭС).

Потом был более чем символический приезд Си на Олимпиаду в Сочи – заметный не только на фоне отсутствия большинства западных лидеров (кто-нибудь еще помнит, почему они решили неофициально бойкотировать Игры?), но и по рапорту, принятому двумя главкомами от российских и китайских военных моряков, в котором впервые за долгие годы прозвучало так много говорящее слово "товарищ", сразу же напоминающее годы советско-китайского братства по оружию. В мае Путин едет в Пекин, где подписываются газовые контракты – а дальше лидеры встречаются уже на саммитах двух организаций, созданных Россией и Китаем, но играющих теперь уже все более важную роль и в процессе глобальной трансформации мирового порядка – БРИКС и ШОС.

Личное взаимопонимание Путина и Си, конечно же, является лишь отражением того, что интересы обеих стран сейчас действительно очень близки. Уже только как соседи Россия и Китай обречены на теснейшие и взаимовыгодные отношения – и только от нас зависит то, насколько при этом они будут дружескими и честными. Но, кроме того, сама международная ситуация просто обрекает нас на то, чтобы снова стать союзниками в деле борьбы за новый мировой порядок. Геополитической, экономической и идеологической борьбы. В случае ее успеха нам не придется снова становиться "товарищами по оружию" в буквальном смысле – как это было в Корее в начале 50-х, когда русские и китайцы вместе бились с американцами.

Примечание редакции Хуаньцю: 11 ноября в Пекине завершился очередной саммит АТЭС. Председатель КНР Си Цзиньпин, который стал "хозяином" данной встречи, произнес заключительную речь на церемонии закрытия 22—й неформальной встречи руководителей стран. Для разговора об этом саммите портал "Хуаньцю ван" пригласил научного сотрудника Финансового института Чунъян при Китайском народном университете, заместителя директора Института совместных исследований Лю Ин. По ее словам, на данном саммите были достигнуты большие успехи, так как он способствовал продвижению процесса региональной либерализации торговли, реформам и инновациям, а также укреплению взаимосвязи между участниками. Китай воспользовался "домашним преимуществом" и показал себя великой державой, готовой брать на себя серьезную ответственность. Текст статьи представлен ниже:

На прошедшем в Пекине очередном саммите АТЭС главной темой встречи стала задача "совместного строительства азиатско-тихоокеанских партнерских отношений, ориентированных на будущее". Участники саммита обменялись мнениями по вопросам региональной экономической интеграции, содействия реформированию и росту развития экономических инноваций, укрепления всесторонней инфраструктуры и строительства транспортно-коммуникационной взаимосвязи. Была принята так называемая "Пекинская платформа", цель которой — сделать АТР сплоченным, инновационным и взаимосвязанным регионом. Об этом заявили руководители стран-участниц АТЭС. Также было опубликовано заявление по случаю 25-й годовщины создания АТЭС, в котором говорится о совместном строительстве азиатско-тихоокеанских партнерских отношений, ориентированных на будущее. Эти два успешных документа еще раз подтвердили направление развития, цели и меры, принятые АТЭС. Стороны остались довольны тем, что намеченные задачи были решены.

Создание зоны свободной торговли, содействие региональной и глобальной либерализации торговли

С точки зрения региональной экономической интеграции, решения, принятые на последнем саммите АТЭС, положили начало развитию Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли (АТЗСТ), идея о создании которой была подана Пекином. Данное решение было принято отчасти потому, что сейчас в сфере торговли в регионе есть тенденция к фрагментации. Страны-участницы АТЭС вновь подтвердили, что решительно поддерживают систему многосторонней торговли. Они также заявили о том, что необходимо полностью воплотить в жизнь договоренности, достигнутые во время конференции на Бали, а также вплотную заняться составлением рабочего плана, выступить против любых форм протекционизма и продлить идею отказа от него до 2018 года.

Немаловажная роль отводиться и глобальным цепочкам приращения стоимости, которые стимулируют экономический рост. Страны решили создать политическую атмосферу и систему расчетов, способствующих развитию таких цепочек, а также решению задач по повышению эффективности цепочек поставок на 10% к 2015 году. Это планируется сделать совместными усилиями на основе Стратегического плана АТЭС о содействии развитию сотрудничества в области цепочек глобального приращения стоимости и Стратегических рамок АТЭС о расчете добавленной стоимости в торговле.

Решение о создании АТЗСТ имеет огромное значение. Во-первых, это свидетельствует о том, что АТЭС перешел от обсуждения идеи о создании региональной зоны свободной торговли к реальным действиям: например, составлению соответствующей дорожной карты. Во-вторых, с помощью АТЗСТ можно будет преодолеть путаницу, которая возникла в результате противоречий, появившихся из-за бесчисленных соглашений о свободной торговле между отдельными странами. В-третьих, процесс либерализации торговли будет способствовать дальнейшему укреплению регионального экономического роста. Согласно некоторым исследованиям, к 2025 году АТЗСТ будет приносить прибыль в размере 1, 92 триллионов долларов США. В-четвертых, основные шаги по содействию региональной экономической интеграции вновь ставят АТЭС на ведущую роль в системе многостороннего экономического сотрудничества в АТР.

Положительные результаты строительства транспортно-коммуникационной связи

На саммите АТЭС в Пекине, помимо утверждения плана создания сети транспортно-коммуникационной связи между странами, была установлена цель до 2025 года укрепить взаимосвязь в сфере программного и аппаратного обеспечения, а также обмене персоналом. Участники единогласно заявили, что укрепление инфраструктуры и строительство транспортно-коммуникационной связи способствует открытию новых источников экономического роста в АТР, что соответствует общим интересам стран-участников и требованиям долгосрочного развития. Они также пообещали увеличить инвестиции в соответствие с планом, создать всестороннюю и многоуровневую сеть взаимосвязей внутри АТЭС. Укрепление основ взаимосвязи очень важно для того, чтобы регион процветал.

Деловое сотрудничество в сфере инвестирования и финансирования инфраструктуры

В то же время страны-члены АТЭС решили расширять деловое сотрудничество в области инвестирования и финансирования инфраструктурных проектов, распространять модель отношений "государственно-частное партнерство" (ГЧП). Все это поможет региону избавиться от проблем, связанных с финансированием сети транспортно-коммуникационной связи. На вопрос, каким образом можно решить эти вопросы, Си Цзиньпин ответил, что необходимо применить инновационное мышление и создать Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) и фонд Шелкового пути. АБИИ, созданный при сотрудничестве более чем 20 стран, во-первых, будет использоваться для предоставления финансовой помощи для строительства инфраструктуры в странах, примыкающих к "одному поясу, одному пути".

Он также будет стимулировать экономическое сотрудничество. Во-вторых, благодаря фонду Шелкового пути можно будет напрямую поддерживать строительство "одного пояса, одного пути". Китай собирается выделить 40 миллиардов долларов на этот фонд, чтобы с его помощью страны могли строить инфраструктуру и укреплять взаимосвязанность. В-третьих, уже было выделено 50 миллиардов долларов на создание Банка развития БРИКС и 100 миллиардов на Резерв на непредвиденные расходы. Это говорит о том, что КНР по-деловому относится к строительству системы взаимосвязанности между странами и проявляет себя "ответственной державой".

Стремление к реформам и новый стимул для экономического роста

Все члены саммита согласились, что мировая экономика вступила в период урегулирования после мирового финансового кризиса. Развитие АТР зависит от инноваций и реформ. Необходимо воспользоваться удобным случаем, смотреть в лицо проблемам, ускорить проведение инноваций и реформ, найти новую движущую силу и источники конкурентоспособности для развития экономики региона. Участники АТЭС всеми силами содействуют продвижению реформ и инноваций в экономической структуре. Был утвержден ряд крупных инициатив по сотрудничеству, цель которых — укрепить роль АТР как двигателя мировой экономики. На саммите было достигнуто соглашение по экономическим инновациям и развитию реформ. Также было решено сделать экономические реформы, новую экономику, рост инноваций, всестороннюю поддержку и урбанизацию пятью важными столпами саммита, усилить координирование макроэкономической политики, содействовать деловому сотрудничеству, обмену опытом и укреплению потенциала.

"Домашнее преимущество" Китая, ответственная держава

Китай, будучи "хозяином" очередного саммита АТЭС, желает предоставить АТР и миру еще больше общественных благ, которые заключаются в содействии более глубокому развитию регионального сотрудничества и созданию структуры экономики открытого типа в регионе. КНР стремится играть самую активную роль в строительстве партнерских отношений, ориентированных на будущее. Си Цзиньпин заявил, что Китай собирается инвестировать 40 миллиардов долларов США в фонд Шелкового пути и предоставить финансовую поддержку программе транспортно-коммуникационного сообщения между странами региона, а также государствам, которые примыкают к "одному поясу, одному пути", в сферах инфраструктуры, освоения ресурсов и сотрудничества в области промышленности и финансов. КНР выделит 10 миллионов долларов на укрепление потенциала и поддержание механизма АТЭС, на развитие делового сотрудничества во всех областях. В последующие три года Китай предоставит 1500 учебных мест по программам в сферах торговли и инвестиций для стажеров из развивающихся стран АТЭС.

Китай заявил, что в период после мирового финансового кризиса необходимо искать источники для нового роста в реформах, инновациях и регулировании. Нужно развивать инновационное мышление, переходить от традиционных методов к новым. Мы должны изменить подход к управлению рынком, сделать так, чтобы он играл ведущую или даже управленческую роль в процессе распределения ресурсов. Необходимо стимулировать инновации в технической сфере, провести реформы в области энергетики и потребления, содействовать тому, чтобы под руководством АТР во всем мире была проведена новая технологическая реформа. В этом году на передний план также вышли такие темы, как продвижение сотрудничества в сферах интернет-экономики, урбанизации и "синей" экономики (принцип этого типа экономики заключается в том, что любой ресурс можно заменить другим, если он нужен для производства — прим. пер.), пути преодоления "ловушки среднего дохода".

Кроме того, АТЭС всеми силами содействует сотрудничеству по борьбе с коррупцией. Страны даже решили создать специальный механизм по контролю исполнения законов по борьбе с коррупцией в АТР. Нужно распространить те меры, которые предпринимает Китай в этой сфере, по всему региону, а также в более отдаленных регионах, ведь "у правосудия длинные руки". Китайская концепция верховенства закона была одобрена и нашла поддержку в АТР.

http://www.vz.ru/politics/2014/11/10/714694.print.html

http://inosmi.ru/fareast/20141117/224325401.html