И так, Трамп. Конечно, сейчас можно бы было ухмыльнуться и сказать, мол, я с самого начала ставил именно на него. Но, увы, это будет неправдой. Интрига сохранялась до самого последнего момента.

Честно говоря, даже сейчас я склонен полагать, что у Клинтон шанс на победу был больше. Но ее подвела напористость, с какого-то момента перешедшая в откровенную безоглядную нахрапистость. В стремлении к заветной цели, ради достижения победы, она слишком откровенно стала манипулировать системой, использовать административный ресурс и почти публично выкручивать руки любому оказавшемуся на ее пути. Плюс конечно же та цепочка смертей, слишком странных для рокового совпадения.

Впрочем, сейчас это уже не столь существенно. Трамп к финишу пришел первым. И, судя по внезапному официальному признанию своего поражения тетушкой Хиллари, ее вероятнее всего поставили перед выбором: или сыграть по правилам или... ФБР расследования умеет не только закрывать, но и заново открывать. А уж темных фактов, позволяющих начать трясти самые разные шкафы, у Клинтон предостаточно, и какие скелеты в результате могут из них начать вываливаться пачками - можно только гадать. Вероятно, мысль оказалась сформулированной достаточно убедительно и тетушка предпочла в атаку грудью на пулеметы не подыматься.

Однако это вовсе не означает полного смирения поддерживавшей и продвигавшей ее транснациональной "корпоративной Америки". Особенно в свете "Геттесбургской" речи Трампа, в которой тогда еще только кандидат в президенты изложил свою экономическую программу. Формально, она заявлялась "на первые 100 дней президентства", но фактически содержит пункты с дистанцией на предстоящее десятилетие.

Сказать, что она революционна, значит существенно погрешить против истины. Уже одна лишь четкая конкретность ее пунктов сама по себе бросает вызов традициям. Обычно политики шарахаются от конкретики, как черт от ладана, ибо чем размытее обещания, тем проще их исполнять. Впрочем, равно как и не исполнять. А тут буквально готовый чеклист, которым уже спустя три с половиной месяца каждый журналист, политик или критик смогут президента практически мордой по столу возить. Некоторые комментаторы в США по этому поводу отметили, что Трамп позволил себе на столько раскрыться, так как понял, что не выиграет и выполнять обещанное все равно не придется.

Не сказать, что мнение так уж безосновательно. Но если внимательно почитать текст самой той речи, то лично у меня не складывается ощущение ее какой-то отчаянности, типа "последнего гудка в тумане". Это как раз очень даже четкий и, что существенно важнее, вполне реализуемый план. И скорее всего Америке он пойдет на пользу. Во всех смыслах.

В том числе, в экономическом и геополитическом. Тут можно возразить, мол, если США нам враг, а план пойдет им там на пользу, то как можно такому радоваться? Однако не торопимся с примитивными ярлыками. Пункты "Геттесбургской" речи Трампа открытым текстом указывают на согласие победившей части американской правящей элиты, если так можно выразиться, на мягкую посадку США из единственного мирового гегемона в ведущие региональные державы и равные среди других таких же равных на международной арене. А это как раз именно то, за что мы с Америкой уже практически воюем с февраля 2014 года. И не только мы, Китай тоже. Хоть и не так открыто, но не менее решительно.

Другой вопрос, на сколько Трамп все обещанное исполнить действительно сможет. И на сколько сильным окажется ему сопротивление со стороны корпораций, делавших ставку на проигравшую Хиллари Клинтон. А они сопротивляться будут, тут к гадалке не ходи. Это тоже очевидно вытекает из содержания программы Трампа.

Полагаю, уже одно это делает ее заслуживающей некоторого внимания "для почитать".

Трамп изложил планы на первые сто дней своего президентства за две недели до выборов в Геттисбурге (штат Пенсильвания). Начав с проблемы фальсификации выборов, бесчестных СМИ и гигантской коррупции в правительстве, республиканец затем перешёл к изложению ёмкой и чрезвычайно содержательной программы действий. Речь получилась настолько конкретной и вместила так много болевых точек американской действительности, что многие наблюдатели сожалели: мол, не успеют избиратели вникнуть в суть новаций Трампа.

Смягчить революционность программы республиканцы постарались через исторические параллели. 19 ноября 1863 года со своим геттисбургским посланием выступил Авраам Линкольн, на излете гражданской войны объявивший о «новом рождении свободы». Впрочем, Линкольн уже был в статусе президента; Трамп же считает, что «перемены не могут исходить изнутри сломанной системы», а потому и нужен новый контракт между властью и обществом.

Коротко представим некоторые важные моменты в геттисбургской речи (полностью программу на 100 дней читайте ниже). Во-первых, Трамп обещает встряхнуть бюрократию, коррумпированный истеблишмент и связанный с ним бизнес через ограничения в сфере лоббизма. Во-вторых, намерен «восстановить правопорядок и повысить безопасность граждан», а для этого ужесточить правила в отношении беженцев и мигрантов (в том числе отменить все указы Обамы, принятые в обход Конгресса). В-третьих, президент всерьез займется экономикой. Речь идет не только о традиционных и уже обнародованных вещах — снижении налогов (прежде всего для среднего класса) и административного давления на бизнес, создании 25 млн рабочих мест за десять лет и обеспечении роста ВВП на 4–6%. Трамп предлагает радикальные меры.

Например, действия по защите американских рабочих мест: инвентаризация международных торговых соглашений и выход из переговоров о трансатлантическом и транстихоокеанском торговых партнерствах; снятие ограничений на добычу полезных ископаемых на территории США и разморозка строительства энергетических инфраструктурных объектов; занесение Китая в реестр валютных манипуляторов и прекращение платежей в ООН по «климатическим» статьям. Кроме того, предлагается своего рода амнистия зарубежных капиталов.

В социальной сфере Трамп, само собой, выступает за ликвидацию реформированной системы страховой медицины — детища и главной гордости Барака Обамы — и громоздкого бюрократического аппарата, который отвечал за лечение американских ветеранов. Этот план — мой новый «контракт с народом Америки», заявил Трамп.

* * * * *

«Для меня большая часть выступать здесь, в Геттисберге, на этой священной земле, где столько людей отдали жизни во имя свободы! Это удивительное место! Президент Линкольн столкнулся с невиданным до его времени расколом страны. Надеюсь, что мы сможем взять с него пример и победить раскол, с которым мы сталкиваемся сейчас. Мы сейчас очень сильно расколоты. Я не политик и никогда не хотел им быть, поверьте мне. Но я увидел, что страна оказалась в беде, и понял, что не могу стоять в стороне и смотреть на это. Наша страна сделала мне много добра, я люблю ее и я понял, что должен действовать.

Я много лет близко знаком с системой. Я долго был важной ее частью. Я знаю, как ведется игра в Вашингтоне и на Уолл-стрит. И я знаю, как там мошенничают с ее правилами в ущерб простым американцам. Это жульнические правила.

Почти каждый четвертый американец в самом трудоспособном возрасте не имеет работы. В каждом пятом домохозяйстве никто не работает. 45 миллионов американцев получают продовольственные талоны, а 47 миллионов живут в бедности. Страдают небогатые горожане, страдают афроамериканские и латиноамериканские общины – мы обманули их надежды.

Мы ввязываемся в военные авантюры за рубежом. Наши войны тянутся до бесконечности — потому что люди, которые их ведут, не могут их выиграть. Они не умеют выигрывать войны. Тем временем, у нас в стране наши героические ветераны умирают, не дождавшись медицинской помощи. Перемены не могут исходить изнутри сломанной системы — а наша система сломана. Тот факт, что Вашингтон и вашингтонский истеблишмент так стараются остановить нашу кампанию, лишь доказывает, что наша кампания – знамение тех перемен, которые бывают только раз в жизни.

Эта система абсолютно неработоспособна и основана на мошенничестве. Начнем с вопроса о фальсификациях на выборах. По данным Pew, в настоящее время в Соединенных Штатах 24 миллиона регистраций избирателей недействительны или проведены с большими нарушениями. Эти нарушения бывают совершенно невероятными. В качестве избирателей зарегистрированы 1,8 миллиона мертвых людей — и некоторые из них голосуют! Не знаю, как такое возможно. 2,8 миллиона человек зарегистрированы больше, чем в одном штате. Такие вот цифры, да. В качестве избирателей зарегистрированы 14% жителей Америки без американского гражданства.

Это — жульническая система еще и потому, что Хиллари Клинтон вообще не должна была баллотироваться в президенты Соединенных Штатов. Однако ФБР и Министерство юстиции покрывают ее преступления – а между прочим, она много раз врала ФБР и Конгрессу. Кроме того она 39 раз – в разных случаях! — отвечала ФБР «Я не помню». Все остальное она прекрасно помнит, а тут 39 раз не помнила. Вообще-то, это тоже ложь.

Затем она стерла 43 тысячи писем, уже получив повестку от Конгресса. То есть стерла после получения повестки. Заметим, на этой неделе стало известно, что заслуженному генералу Джеймсу Картрайту грозят до пяти лет тюрьмы и большой штраф за то, что он один раз соврал ФБР. Причем он утверждает, что делал это по соображениям национальной безопасности. Полный генерал! Это было два дня назад. Представляете, как он себя чувствует? Тот факт, что Хиллари, столько раз нарушавшая множество разных законов, баллотируется — это тоже мошенничество. Почему ей разрешили?

Бесчестные мейнстримные СМИ тоже часть коррупционного механизма, причем важная. Они врут и фабрикуют новости, чтобы представить кандидатов, которые им не нравятся опасными злодеями. Они никогда не посещают мои митинги, никогда не говорят об их многолюдности, зато стараются преуменьшить их значение. При этом они не показывают, как мало людей приходит на митинги Хиллари, но говорят, что там много народа — хотя туда почти никто не ходит. Вы это знаете, они это знают, все это знают. Недавно три авторитетных общенациональных опроса показали, что мы на первом месте. Один из этих опросов был наиболее точным в последних двух избирательных циклах. Однако пресса об этом молчит. Не хотят говорить — и все. Они отчаянно стараются заглушить мой голос и голос американского народа.

Вот пример той властной структуры, с которой я борюсь. AT&T покупает Time Warner — то есть CNN! Когда я буду президентом, эту сделку мы не одобрим, потому что она приведет к чрезмерной концентрации власти в одних руках. Аналогично Amazon, руководству которого принадлежит Washington Post, должен был бы платить большие налоги, но их не платит. Это очень нечестная игра, и вы знаете, что Amazon делает с магазинами по всей стране. Очень нечестно, причем речь идет о миллиардах и миллиардах долларах. Они должны платить эти налоги. Кстати, приобретая NBC, Comcast тоже концентрирует в своих руках излишнюю власть. Получается одна большая структура, которая говорит избирателям, что им думать и что им делать. Такие сделки губят демократию, и мы собираемся их отменить.

Заметим, что администрация в принципе не должна была их разрешать. Они пытаются отравить мышление американского избирателя. Все эти женщины, которые пытались повредить моей кампании, врали. Абсолютная ложь. Ничего подобного не было — никогда! Когда выборы закончатся, всех лжецов привлекут к суду. Но плохо, что один звонок в ведущие газеты и на телевидение обеспечивает лжецам «зеленый свет» — и факты никто не проверяет.

Почему это важно для вас? Если они могут вести себя так со мной — человеком, у которого есть почти неограниченные возможности для ответных действий, — подумайте, что они могут сделать с вами, с вашей работой, с вашей безопасностью, с вашим образованием, с вашим здравоохранением. Нарушения вашей религиозной свободы, кража вашей Второй поправки, потеря ваших заводов, вашего жилья и так далее…

Посмотрите, что они сделали с вашими рабочими местами! Недавно стало известно, что беспорядки на некоторых моих митингах — в том же Чикаго, когда сильно пострадали полицейские и митингующие, по лицам текла кровь — были организованы платными агентами Национального демократического комитета и штаба Клинтон.

Тогда мы об этом не знали, но теперь узнали, и у нас есть видеозаписи. Случившееся тогда нас поразило — а это были наемные агенты. Им платили НДК и, вероятно, штаб Клинтон. Это было преступлением. Серьезно пострадали полицейские и много других людей. Виновных необходимо привлечь к ответу. Однако из-за жульнической системы, скорее всего, им ничего за это не будет. Точно так же и этих женщин с их враньем, наверное, тоже подослали НДК и штаб Клинтон. Мы это позднее выясним в суде. Очень жду этого!

Смысл всего этого жульничества в том, чтобы коррумпированный истеблишмент и связанный с ним бизнес сохраняли власть — во имя своих интересов и в ущерб вам, в ущерб всем американцам. Что касается моих интересов, то все они связаны с вами, с американскими избирателями. Поверьте, я не хотел лезть во все это. Это трудное дело, но не мог иначе. Я люблю нашу страну, я люблю ее народ, и я должен был так поступить.

Все мы понимаем, что наши проблемы не будут решены, если мы будем надеяться на тех же самых политиков, которые их создали. Хиллари Клинтон выступает не против меня — она выступает против перемен, против всего американского народа, против всех американских избирателей. Сейчас мы находимся на распутье. Мы должны выбрать, будем мы повторять ошибки прошлого или поверим, что нас и нашу прекрасную, любимую страну все еще ждет великое будущее.

Я верю в будущее и знаю, что оно будет великим. Мой экономический план обеспечит создание 25 миллионов рабочих мест за десять лет. Сейчас наши рабочие места уходят из страны. Они уходят в Мексику, в другие страны. Это одностороннее движение. Они получают работу, заводы, деньги, а нам остаются наркотики и безработица. Пора это изменить — и поверьте мне, это изменится.

Так со всеми странами. Посмотрите на Китай, на любую страну — наши торговые соглашения с ними просто чудовищны. Позор, что наши власти это допустили. Это плохие сделки, о чем властям было прекрасно известно. Они неспроста затеяли все это, но, поверьте мне, мы это быстро отменим. У нас будет торговля, отличная торговля — свободная, но честная — и она будет реальной.

Мой план в области безопасности обезопасит наших бедных. Мой этический план покончит с коррупцией — гигантской коррупцией — в правительстве. Мы с этим покончим… Мы осушим вашингтонское болото и заменим его новым правлением — народным, осуществляемым народом во имя народа. Поверьте мне!

Вот почему я выбрал Геттисберг, чтобы огласить мой план. Я прошу американский народ встать над политической шумихой и вернуться к вере и оптимизму, на которые всегда опирался американский характер — а в этом мире нет ничего лучше и сильнее американского характера. Я прошу американцев вновь научиться мечтать. Я предлагаю вам свой стодневный план по возвращению американского величия. Это — контракт между Дональдом Трампом и американским избирателем, и он предполагает, что перемены начнутся с восстановления в Вашингтоне честности и ответственного подхода.

Поэтому с первого дня после моего вступления в должность моя администрация начнет работу над шестью мерами по борьбе с коррупцией и срастанием власти с бизнесом.

Во-первых, необходима поправка к Конституции, которая ограничит количество сроков, на которые могут избираться члены Конгресса.

Во-вторых, мы прекратим набор федеральных служащих (кроме военных, и работников общественной безопасности и здравоохранения) и, таким образом, по мере естественной убыли количество чиновников будет сокращаться.

В-третьих, будет принято правило о том, что на каждую новую федеральную регулирующую норму будут отменяться две действующие. Регулирующие нормы убивают нашу страну и наши рабочие места.

В-четвертых, бывшим сотрудникам Белого дома и Конгресса будет запрещено становиться лоббистами в течение пяти лет после ухода со службы.

В-пятых, будет введен пожизненный запрет для сотрудников Белого дома лоббировать интересы иностранных правительств.

В-шестых, иностранным лоббистам будет полностью запрещено собирать средства для американских избирательных кампаний. Сейчас такое бывает.

В тот же день я также приму семь мер по защите американских работников, с которыми сейчас так скверно обходятся равнодушные к их интересам политики. Мы очень быстро изменим ситуацию.

Во-первых, я заявлю о своем намерении полностью пересмотреть условия Соглашения о Североамериканской зоне свободной торговле, одного из худших торговых соглашений в истории нашей страны — кстати, его подписал Билл Клинтон, — или выйти из него согласно Статье 2205.

Во-вторых, я объявлю о предстоящем выходе из Транстихоокеанского партнерства, грозящего нашей стране настоящей катастрофой.

В-третьих, я поручу своему министру финансов объявить Китай валютным манипулятором — потому что это так и есть. Они своими валютными играми причинили нам большой ущерб — и это очень прискорбно. Заметим, я их не виню — они просто умные. Винить стоит наших политиков, которые не остановили их, хотя это было очень просто сделать.

В-четвертых, я поручу министру торговли и торговому представителю США выявить все несправедливые иностранные торговые практики, вредящие американским работникам, и немедленно использовать против этих злоупотреблений все доступные американские и международные правовые инструменты.

В-пятых, и это очень важно, я сниму ограничения на разработку американских энергоресурсных резервов, включая сланцы, нефть, газ и уголь. Это 50 триллионов долларов и множество рабочих мест. Наши шахтеры должны вновь вернуться к работе.

В-шестых, я уберу установленные Обамой и Клинтоном препятствия и позволю продвигаться вперед жизненно важным энергетическим инфраструктурным проектам. У нас для них существует невероятное количество препон — экологических, структурных… Будет достроен трубопровод «Кистоун» и многое другое. Это множество рабочих мест и большая польза для страны.

В-седьмых, мы прекратим отдавать миллиарды долларов на программы ООН по борьбе с глобальным потеплением и используем эти деньги на нужды американской водной инфраструктуры и американской экологии. Мы отдаем миллиарды, в то время как нам пора заняться собственной экологией.

Вдобавок, с первого дня, я займусь следующими пятью мерами по восстановлению безопасности и конституционного правопорядка:

Во-первых, все неконституционные акты, распоряжения и указы президента Обамы будут отменены.

Во-вторых, мы начнем процесс выбора замены для покойного судьи Скалии. Кстати, его жена — чудесная женщина — повесила у себя во дворе мой плакат. Мило, правда? Только сегодня узнал. Он был великим человеком. Выбирать будем из моего списка. В нем 20 судей. Думаю, из 20 выдающихся судей будет выбран достойный кандидат, который сможет отстаивать и защищать Конституцию Соединенных Штатов.

В-третьих, все федеральное финансирование городов-убежищ для иммигрантов будет отозвано.

В-четвертых, мы начнем высылку из страны незаконных иммигрантов-преступников. Их сейчас больше двух миллионов. Это наркоторговцы, бандиты, убийцы. Гражданам тех стран, которые не заберут своих преступников обратно, мы не будем выдавать визы. Когда Хиллари Клинтон была госсекретарем, если мы пытались выслать очередного злодея и его страна его не принимала, Хиллари говорила, что нам нужно взять его обратно и что мы не будем заставлять другую страну его принимать. Если я стану президентом, такого больше не будет, поверьте мне.

В-пятых, мы заморозим иммиграцию из склонных к терроризму регионов, выходцев из которых невозможно нормально проверять. Скажем, вот Сирия. К нам оттуда едут тысячи и тысячи человек. Мы не знаем, кто они такие, откуда они, что у них на уме. Хиллари Клинтон хочет увеличить их количество еще на 550%. Между тем радикальный исламский терроризм совсем рядом. Нам нужно быть сильными, умными и бдительными. Мы не можем его к нам пускать. Нам хватает своих проблем. Проверять всех, кто приезжает в нашу страну, будем крайне тщательно. Нужно быть внимательными.

Затем я буду работать с Конгрессом: внесу в него следующие законопроекты и буду бороться за их принятие в первые 100 дней моего президентского срока:

Закон о налоговых льготах и упрощенном налогообложении для среднего класса. Мой экономический план должен обеспечить экономический рост на 4% в год и создать не менее 25 миллионов новых рабочих мест. Добиваться этого мы будем с помощью масштабного снижения и упрощения налогов в сочетании с торговой реформой, ослаблением регулирования и снятием ограничений на американскую энергетику. Нам необходимы рабочие места! Они — особенно хорошие — от нас сейчас уходят.

Особенно серьезно нужно сокращать налоги для среднего класса. О нем все забыли. Это забытые люди. Семья среднего класса с двумя детьми получит уменьшение налогов примерно на 35%. Они смогут использовать освободившиеся деньги — и эти деньги тоже пойдут в нашу экономику. Классификацию налогоплательщиков мы упростим, снизим количество групп с семи до трех. Формы декларации упростим тоже. Налог на коммерческую деятельность будет снижен с 35% до 15%.

Триллионы долларов, выведенных за рубеж американскими корпорациями, сейчас можно вернуть при уплате 10% налога. Это не работает. В результате компании не могут вернуть в страну от 2,5 до 5 триллионов долларов. Многие из компаний уходят из США не из-за высоких налогов, а потому, что не могут вернуть в страну свои деньги. Они просто уходят за деньгами. Мы упростим процесс, пусть они возвращают эти деньги в Америку и пусть используют их здесь и тратят на строительство нашей страны.

Закон о борьбе с переносом производства. Он установит пошлины, которые станут для компаний стимулом не переносить производство в другие страны, увольняя рабочих. При этом они беспошлинно ввозят свою продукцию обратно в США. Они уходят из Америки — как Carrier, как Ford, как многие другие. Увольняют своих работников, приходят в Мексику или еще куда-нибудь, строят там новый красивый завод и нанимают местных.

Затем они берут свои кондиционеры, машины и так далее и беспошлинно везут их через нашу границу — а с чем остаемся мы? С безработицей. Одни убытки и никаких прибылей. Поэтому введем такие пошлины, чтобы это поведение не оставалось безнаказанным. Будем с ними сотрудничать, будем вести себя вежливо — но такое без последствий не оставим. Когда наш бизнес это поймет, он перестанет покидать США ради других стран.

Закон об американской инфраструктуре. Он направлен на то, чтобы с помощью налоговых льгот подтолкнуть к созданию частно-государственных партнерств и частным инвестициям в инфраструктуру. Он ставит своей целью привлечь за десять лет 1 триллион долларов. У нас сейчас большие проблемы с инфраструктурой. При президенте Обаме государственный долг удвоился и дошел до 20 триллионов долларов. Меньше чем за восемь лет он вырос на 10 триллионов долларов — представляете? Причем инфраструктуре это не помогло.

Чего мы добились? У нас проблемы с дорогами, мостами, тоннелями, больницами школами — плюс 20 триллионов долларов долга. Это рекорд! Госпитали Министерства по делам ветеранов в плохом состоянии — и само министерство тоже. Нам нужно будет что-то с этим делать, потому что наших ветеранов очень плохо лечат. Во многих случаях нелегальных иммигрантов лечат лучше, чем ветеранов. Так нельзя!

Закон о выборе школы и об образовательных возможностях. Он перераспределит финансирование образования и даст родителям право отправлять детей в школу на свой вкус – государственную, частную, независимую, специализированную — или учить их на дому. Еще важно, что мы отменим общие образовательные стандарты и передадим контроль над образованием на местный уровень. С образованием у нас сейчас плохо. Посмотрите на рейтинги — наверху Швеция, Норвегия, Дания, кто угодно, а мы внизу. Причем мы тратим на каждого учащегося больше чем кто-либо — и все равно в конце списка, а другие страны тратят намного меньше — и наверху.

То есть, очевидно, что наша система не работает. Мы ее изменим и исправим. Мы расширим профессиональное и техническое образование, о котором в этой стране совсем забыли, и сделаем двухлетние и четырехлетние колледжи доступнее. Все, кто ходил в школу, наверное, помнят ребят, которые плохо учились, зато могли починить двигатель или построить стену? Многие из них умели совершенно невообразимые вещи!

Кстати, те, кто умеет стены строить, нам понадобятся, да, понадобятся. Помните таких? Гениальный автомеханик, золотые руки, а вот с историей — так себе, с физикой — так себе. Это замечательные люди и для них нам нужно вернуть профессионально-техническое образование.

Закон об отмене и замене Obamacare. Он полностью отменяет Obamacare с заменой его медицинскими сберегательными счетами. Вообще-то медицинские сберегательные счета — это только один из возможных вариантов, но очень хороший. Будет хорошо, если медицинскую страховку можно будет покупать вне своего штата. Это конкуренция! Политики будут этому мешать, потому что страховые компании не любят конкуренции, но мы справимся, поверьте мне. Я об этом не первый год говорю. И еще полезно, чтобы штаты могли управлять фондами Medicaid.

Кроме этого пора дебюрократизировать Управление по надзору за качеством пищевых продуктов и лекарств. У них там ждут одобрения 4 000 медикаментов, в том числе жизненно важные. Пока они рассматривают лекарства, которые вполне перспективно выглядят, люди умирают. Больные умирают, им нужны лекарства, а мы тут годами эти лекарства изучаем. Понятно, что у них работа, они следуют процедуре — но в итоге 4 000 разных медикаментов ждут одобрения и его не получают. Этот процесс пора очень сильно ускорить.

Закон о доступном уходе за детьми и стариками позволит американцам вычитать из налогов расходы на уход за детьми и стариками и подтолкнет работодателей организовывать службы по уходу за детьми на рабочих местах. Некоторые компании так уже делают, и это — отличная идея. Кроме того будут созданы освобожденные от налогов сберегательные счета для обеспечения заботы о детях и стариках с паритетными взносами для семей с низким доходом.

Закон о борьбе с нелегальной иммиграцией обеспечит финансирование строительства стены на нашей южной границе. Не волнуйтесь, я уже говорил, что за стену заплатит Мексика. Она оплатит Соединенным Штатам полную стоимость стены, ясно? Стене быть, и заплатит за нее Мексика. Кстати, два с половиной месяца назад я встречался с мексиканским президентом. Чудесная встреча, чудесный человек, но я ему сказал, что от него тоже кое-чего ждут. У нас есть своя страна, у нас есть наши люди, мы должны их защищать, так что пусть вносит свой вклад — или разговор будет другим.

Вдобавок закон введет обязательный двухлетний минимальный срок в федеральной тюрьме. Это для нелегалов, для тех, кто нелегально возвращается после депортации. И пятилетний минимальный срок для тех нелегально вернувшихся, кого осуждали за тяжкие преступления или дважды осуждали за мелкие правонарушения или два раза или больше депортировали. То есть он приезжает, мы его высылаем, он опять приезжает — отправляется в тюрьму, после этого опять приезжает — получает пять лет. Потому что сейчас они возвращаются по десять раз.

Таких случаев сколько угодно. Помните, что было в Сан-Франциско? Там убийца пять раз возвращался — и на пятый раз застрелил девушку. Пять раз! И таких много. Один десять раз возвращался, на десятый тоже кого-то убил. А так после депортации они будут оставаться у себя, чтобы не сесть в тюрьму. Если примем такой закон, они не будут приезжать. Просто сейчас им ничего не грозит, совсем ничего. Также пора реформировать визовые правила. Нужно увеличить наказания за нарушение сроков и гарантировать, что рабочие места будут сперва предлагаться американцам.

Номер восемь — Закон о восстановлении общественной безопасности — снизит преступность, распространение наркотиков и уровень насилия. Будет создана специальная структура по борьбе с насильственными преступлениями, а также будет расширено финансирование программ по обучению и поддержке местной полиции. Поверьте, это отличная идея. Мы расширим возможности федеральных правоохранительных ведомств и федеральных прокуроров по борьбе с преступными бандами и отправим преступников за решетку — и потом на родину.

Далее, Закон о восстановлении национальной безопасности, который поможет восстановить наши вооруженные силы. Для этого мы отменим сокращение оборонных расходов и начнем вкладывать в оборону больше средств. Вооруженные силы сейчас нужны нам как никогда. Мы не хотим их применять, но именно сила обеспечивает мир — и поэтому нам нужна сильная армия. Сейчас она ужасно истощена. Мы также дадим нашим героическим ветеранам возможность получать лечение в государственных клиниках или посещать частного врача, если они ждут в интернет-очереди.

Вы знаете, нас активно поддерживают ветераны — правоохранители, ветераны, военные, очень активно. Ну вот, с этими интернет-очередями получается по 22 самоубийства в день. В это невозможно поверить — но 22 самоубийства в день. Они ждут шесть, семь, девять дней — и не могут попасть к врачу. Часто им могли бы помочь простые процедура или простые назначения, но в итоге им становится совсем плохо и они умирают. Умирают, так и не попав к доктору.

Мы собираемся дать им возможность пойти в соседний дом к частному врачу, или в государственную больницу, или в частную. Вокруг много врачей, которые могли бы им помочь и будут рады дополнительному доходу. Счет мы оплатим. Так будет дешевле, а еще — что намного важнее — мы, наконец, нормально позаботимся о ветеранах. Потому что то, что сейчас с ними делают, совершенно неприемлемо.

Также необходимо защитить нашу ключевую инфраструктуру от новой угрозы — от так называемых кибератак. Еще закон установит новые процедуры иммиграционной проверки. Необходимо проверять, разделяют ли те, кого мы пускаем в страну, ценности нашего народа. Нам нужны люди, которые любят нашу страну или могут полюбить ее и ее граждан. Нам нужны люди, которые любят нас. Это можно проверять, и другие страны проверяют – но не мы. Мы просто всех принимаем — только приезжайте.

Закон об очищении Вашингтона от коррупции. Предполагает жесткую этическую реформу, направленную против разлагающего влияния на нашу политику лоббистов и спонсоров.
8 ноября американцы будут голосовать за этот 100-дневный план по восстановлению в США экономического процветания, безопасности и честного управления.

Я обещаю вам эти реформы. Если мы их проведем, у нас снова будет народное правление, осуществляемое народом во имя народа – и Америка снова станет великой! Поверьте мне!»

http://alex-leshy.livejournal.com/909913.html

http://expert.ru/2016/11/9/chto-obeschal-sdelat-s-amerikoj-donald-tramp-v-sluchae-svoej-pobedyi/