В четверг, 22 сентября, в журнале «Вопросы экономики» премьер-министр России Дмитрий Медведев опубликовал статью под названием «Социально-экономическое развитие России: обретение новой динамики», в которой рассказывает своё видение того, как преодолеть сложившийся в стране экономический кризис.

Днём ранее стало известно, что Минфин отверг предложение Минпромторга внести в бюджет на 2017-2019 года средства на развитие промышленности. В уже свёрстанном документе на ближайшие три года какой-либо план поддержки отраслей экономики отсутствует.

Кроме того, 20 сентября Минфин предложил повысить НДС и нагрузку на зарплаты.

Экспертные оценки

Валентин Катасонов

Дмитрий Медведев в своей статье «Социально-экономическое развитие России: обретение новой динамики», с одной стороны, обрушивается с критикой на советский опыт. А вторая мысль Медведева, что надо провести такие необходимые структурные реформы, которые не потребуют сейчас высокой социальной платы в отличие от девяностых. А ведь этот термин «необходимые структурные реформы» звучал и в начале девяностых годов, и в середине девяностых годов, и в нулевые годы. Это некая мантра насчёт реформ.

Поэтому тут абсолютно ничего нового по сравнению с девяностыми годами в плане вербальных интервенций Дмитрий Анатольевич не добавляет. Что касается его критики экономической модели советского периода нашей истории, то у меня есть подозрения, что Дмитрий Анатольевич очень слабо себе представляет, что это была за модель. В силу своего возраста, видимо, Дмитрий Анатольевич застал только уже конец советского периода истории. Он характеризовался моделью экономики, действительно имеющей достаточно серьёзные признаки деградации, моделью, которая действительно создала серьёзные проблемы не только экономического порядка, но и социального, и политического.

Но ведь семидесятилетний период советской истории включает в себя несколько этапов. На одном из них была создана совершенная модель экономики. Она совершенна не только в сравнении с другими периодами русской истории, но она, наверное, является самой совершенной в истории человечества. Я эту модель называю моделью экономики Сталина – это модель, которая стала складываться со второй половины 20-х годов и заработала уже в 30-е годы.

Благодаря этой модели мы провели индустриализацию. Благодаря этой модели мы сумели выдержать удар со стороны фашистской Германии и её союзников. Благодаря этой модели мы сумели переломить ход Великой Отечественной и Второй мировой войн. Благодаря этой модели мы сумели фактически сохраниться. Если бы не было этой модели, ещё большой вопрос: был бы на белом свете Дмитрий Анатольевич? Далее. Эта модель позволила нам максимально быстро восстановить нашу экономику – гораздо быстрее, чем это произошло в других странах Европы: Великобритании, Франции, Италии и так далее. По этой теме у меня целая книга написана под названием «Экономика Сталина».

Что касается медведевского тезиса: «нельзя возвращаться в девяностые годы». Я думаю, что это банальная фраза, и вместо того, чтобы говорить такое, ему следовало бы сказать, что надо сделать для того, чтобы хотя бы частично компенсировать те ужасные последствия, которые возникли в результате так называемых реформ девяностых годов. Прежде всего, я имею в виду приватизацию. Потому что приватизация была бандитской, потому что приватизация была олигархической, приватизация была такая, что реальными бенефициарами её стали даже не граждане нашей страны, а нерезиденты. Достаточно вспомнить пример ЮКОСа. Я много раз писал, что конечным бенефициаром той приватизации оказался Яков Ротшильд.

То есть необходимо поставить вопрос совсем не о том, куда и как мчаться вперёд. Вот смотрите, название статьи Медведева «Обретение новой динамики». Честно говоря, меня очень зацепила эта фраза. Что, была какая-то другая динамика? Была «старая динамика»? Вообще-то говоря, за 25 лет динамика вся со знаком минус. В русском языке это называется как-то иначе. Поэтому я на месте Дмитрия Анатольевича назвал бы эту статью «Восстановление разрушенной экономики», а не «Обретение новой динамики». Всё это лингвистические выверты, какое-то лукавство.

Возвращаясь к приватизации, я хотел бы сказать, что надо пересмотреть результаты этой приватизации. Счётная палата с конца нулевых годов провела аудит этой приватизации, был подготовлен доклад, соответственно, были сформулированы рекомендации: как ликвидировать последствия этих самых лихих девяностых годов. Я взял только приватизацию, а там много ещё чего другого наколбасили, и ведь абсолютно ничего не исправлено. Это касается и денежно-кредитной системы. Это касается внешнеэкономической деятельности. Верно – нельзя возвращаться в девяностые. Но, с моей точки зрения, этот тезис надо было продолжать следующим образом: необходимо провести анализ того, что произошло в девяностые годы. Отчасти, повторяю, уже это сделали достаточно серьёзные эксперты, та же самая Счётная палата.

Следующий тезис – необходимо исправлять последствия этого вандализма, этого разрушения, которое произошло в девяностые годы. Так что пока, пока я бы предложил нашему премьеру не куда-то там устремляться в светлое будущее, а посмотреть на грешную землю и навести здесь порядок. Элементарный порядок. Это не надо называть реформами, надо просто действовать согласно здравому смыслу, действовать согласно букве закона. Тем более, что Дмитрий Анатольевич у нас юрист.

Перейдём от теоретических рассуждений Медведева к практике его правительства. Минфин предложил повысить НДС и нагрузку на зарплаты. Процентные ставки меняются достаточно часто, всякие там нормативные документы на уровне министерств, ведомств и так далее. За всем не уследишь, главное – надо уследить за трендом. А тренд такой, что, действительно, налоговый пресс будет усиливаться. Все прекрасно понимали, что сокрушительная победа «Единой России» – это та самая точка, после которой начнётся закручивание налогового пресса.

Удивительно то, что это закручивание происходит на фоне того, что Центральный банк рапортует о наращивании своих золотовалютных резервов. Уже СМИ восторженно заявили о том, что, наконец, резервы подошли к планке 400 миллиардов долларов. Вот я задаю вопрос: а зачем нам накопление такой суммы резервов и при этом закручивание налогового пресса? Собственно, резервы – это и есть результат деятельности значительной части нашей российской экономики. Она у нас сырьевая, всё идёт на экспорт, и экспортные доходы (к сожалению, не все, а только часть) материализуются в виде этих самых резервов.

Но и Дмитрий Анатольевич, и Силуанов, и прочие наши руководители экономического блока не хотят признаться в том, что резервы – это священная корова, к которой прикасаться нельзя. Потому что резервы – это фактически накопления тех векселей, которые выписывает Америка и которые мы аккуратненько откладываем, подшиваем и далее забываем про них. Необходимо немедленно поставить крест на этой порочной системе. Фактически мы уплачиваем контрибуцию США, как победителю в Холодной войне.

Более того, я ведь неслучайно обронил фразу на счёт того, что валютная выручка от экспорта сырья только частично оседает в резервах, потому что большая часть оседает где-то за пределами РФ. Соответственно, здесь необходимо тоже наведение порядка. У нас тогда золотой дождь польётся над страной, если мы наведём элементарный порядок, а не будем говорить об обретении какой-то непонятной «новой динамики». Необходимо введение запрета или ограничения на трансграничное движение капитала.

Необходим чёткий валютный контроль за деятельностью наших предприятий, особенно предприятий-экспортёров. Масштабная деоффшоризация. Немедленное принятие президентского указа о том, чтобы российские предприятия произвели перерегистрацию всех своих структур в российскую юрисдикцию в течение месяца. Сразу страна станет богатой, тогда и не потребуется никаких налоговых махинаций.

Конечно, необходимо исправлять нашу налоговую систему в целом, потому что она действительно неприлично уникальна, потому что единый подоходный налог – это исключительно российское явление. Может быть, в двух-трёх каких-нибудь экзотических странах такая практика ещё есть, но во всём цивилизованном мире, на который так любит заглядываться Дмитрий Анатольевич, этого нет в помине. Везде – прогрессивная шкала налогообложения.

И последний штрих в описании экономических новаций, которые предлагает нам победившая партия через своего председателя, который одновременно и председатель правительства. Минфин отказался включить в бюджет план поддержки промышленных отраслей. В правительстве не исключают, что план может появиться в начале следующего года, а может и не появиться вообще. У нас реальный сектор экономики всегда поддерживается по остаточному принципу. Вы помните, после обвала рубля в декабре 2014 года была принята амбициозная программа ликвидации последствий этого обвала.

Программа объёмом более 2 триллионов рублей! Примерно 80% этой суммы пошло банкам. Реальному сектору экономики и сельскому хозяйству, в частности, там достались копейки. Это общий принцип. Так что я не ожидаю, что наш реальный сектор экономики что-то получит – за исключением, может быть, каких-то экспортных предприятий. Не верю я в это.

http://zavtra.ru/word_of_day/kontributciya_2016-09-22