Что означает для России «четвертая промышленная революция»?

Как понимают в России «четвертую промышленную революцию» и соотносят ее с новой промышленной политикой, рассказал «ВЭ» первый заместитель министра промышленности и торговли Глеб Никитин.

Умные фабрики и заводы, беспилотные грузовики, интеллектуальные электросети, ЗD-печать домов, комбайнов, сердец и почек. Роботы вместо рабочих. Развитые киберфизические системы, включая интернет вещей, Big Data. Эти и другие явления нашей жизни многие сегодня называют четвертой промышленной революцией. Она характеризуется целым рядом технологий, которые дублируют физические, цифровые и биологические миры, влияющие на все сферы. Даже на идею о том, что значит быть человеком. Определение этому глобальному явлению дал председатель Всемирного экономического форума Клаус Шваб.

«Вольная экономика»: Глеб Сергеевич, что означает для России «четвертая промышленная революция»?

Глеб Никитин: Ее понимание во всем мире схоже. Синонимом стала концепция инновационной программы «Индустрия 4.0». Сделаю небольшой исторический экскурс. Впервые концепт «Индустрия 4.0» представили на Ганноверской ярмарке в 2011 году немецкие ученые и политики — X. Кагерман, В.-Д. Лукас и В. Вальстер.

В 2012 году правительство ФРГ в рамках «Стратегии в области высоких технологий — 2020» приняло инновационную программу Industrie 4.O. Главный ее постулат — создание так называемых умных предприятий. Основные принципы этой программы получили развитие в национальных документах других стран мира. Это и план Made in China 2025 в Китае, Smart Factory в Нидерландах, Usine du Futur — во Франции, High Value Manufacturing Catapult и Future of Making Things в Великобритании, Fabbrica del Futuro в Италии, Made Different в Бельгии и т.д. В России в ответ создана Национальная технологическая инициатива (НТИ) и несколько ее «дорожных карт».

ВЭ: Расскажите подробнее, что она из себя представляет?

ГН: Цель НТИ — вырастить отечественные компании для новых, только формирующихся глобальных рынков. Через 10 лет объем каждого из таких рынков превысит 100 млрд долларов США. Поэтому НТИ — осевой документ всей инновационной политики России. Это комплекс программ и проектов, фокусирующих внимание на рынках, где есть возможность создавать новые отрасли и индустрии.

Почему умом Россию не понять
в статье

Скрытая реальность в России

ВЭ: Например?

ГН: Таких действующих проектов 12. Они распределены по четырем «дорожным картам»: «Аэронет», «Маринет», «Нейронет» и «Энерджинет». Итоги по первому проекту «Создание геодезической точной ЗD-модели типового региона России на основе данных беспилотной аэрофотосъемки и технологий ГЛОНАСС» будут известны уже в ноябре 2017 года. Другой проект в рамках «Аэронета» предполагает создание модульного конструктора беспилотной авиационной системы.

В «дорожной карте» «Маринет» предусмотрено создание пилотной зоны е-Навигации, так называемого «морского портала» спутниковых данных и сервисов, веб-тренажеров для речного и морского транспорта. «Нейронет» делает проект «НейроЧат» для людей с тяжелыми нарушениями речи и движений, также разработаны алгоритмы глубокого машинного обучения на основе результатов обратной инженерии мозга.

«НейроЧат» рассчитан до конца 2018 года, а второй проект — «НейроИнтеллект iPavlov» — до 2020 года. «Дорожная карта» TechNet внутри Национальной технологической инициативы одобрена недавно, 14 февраля 2017 года на президиуме Совета по модернизации экономики. И обобщает технологические решения по автоматизации, «цифровизации» индустриальных производств. Базовой единицей TechNet становится «фабрика будущего», производственная площадка нового поколения с цифровым производством.

ВЭ: Когда появятся в стране первые цифровые фабрики?

ГН: Первая в России цифровая фабрика заработала с этого года на базе инжинирингового центра при Санкт-Петербургском политехническом университете (CompMechLab). Один из самых успешных ее проектов — защитный контейнер, обладающий лучшими в мире характеристиками энергопоглощения. Эта разработка обеспечивает сохранность хрупкого оборудования и может использоваться, к примеру, при проведении спасательных операций МЧС. Фабрики создаются на базе НПО «Сатурн», МИСиС, Сколтеха и МГУ.

Именно там будут апробироваться технологические решения и затем тиражироваться в другие отрасли. За два года — 2017-2019-й — нам предстоит обрасти первичной инфраструктурой для запуска испытательных полигонов — тест-бедов — в автомобилестроении, двигателестроении, для систем искусственного интеллекта, внедрить экспериментально-цифровой центр сертификации. На втором этапе (2020-2025 годы) мы выйдем на мировые рынки высокотехнологичной продукции. При этом количество фабрик достигнет 17, а к 2035 году — 40 единиц.

Степень офшоризации и иностранного присутствия
в экономике России
в статье

Кому принадлежит экономика России

ВЭ: Кто на этих фабриках будет работать?

ГН: Машины и те, кто ими управляет. Подготовка и переподготовка таких специалистов началась. В 2018 году мы получим более 1000 специалистов, в 2019-м — вдвое больше, а к 2035 году — 50 000 человек. К 2020-2030 годам цифровое и интеллектуальное производство станет массовым, произойдет изменение архитектуры рынков, цепочек поставок и переход к «виртуальным» распределенным производствам. По мере того как различные устройства, оснащенные датчиками и сенсорами и подключенные к интернету, станут взаимодействовать между собой без вмешательства человека, трансформируются основные сектора экономики и полностью изменится модель взаимодействия людей и машин.

Наша страна обладает достаточным заделом по таким технологическим направлениям, как цифровое проектирование и моделирование, аддитивные технологии, новые материалы, Big Data и индустриальный интернет, CNC-технологии и гибридные технологии, робототехника (промышленные роботы). Даже добывающая отрасль может стать драйвером технологического скачка при хорошо организованных и финансируемых научных исследованиях и внедренных разработках.

ВЭ: Насколько вписывается в НТИ новая промышленная политика по реиндустриализации России? Что связывает эти понятия?

ГН: У «Индустрии 4.0» и реиндустриализации — одни и те же цели. Сам термин «реиндустриализация» появился на заре рейганомики в США в 1980 году. Изначально она была направлена на решение проблем технического перевооружения производств, а также привлечения технологических новшеств в отрасли американской промышленности.

Важно понимать, что без должной производственной базы, без наработанных схем «большой» промышленности, любая кастомизация и персонализация производства обречена на неудачу. Реиндустриализация — непременное условие «четвертой промышленной революции». Мировые практики показывают, что развитие высоких технологий находится в неразрывной связи с сильной промышленной базой. При этом не нужно видеть в ней простое копирование паттернов индустриализации. В современном мире она подразумевает объединение науки, производства и образования в единую систему.

С 2014 года начался новый этап развития российской промышленности. Взят курс на импортозамещение, которое задумывалось в экспортно-индустриальном ключе как шаг на пути к углублению экспортных возможностей российской промышленности и к реииндустриализации. Для этого созданы и успешно действуют многие инструменты. Например, Фонд развития промышленности. За два года Фонд профинансировал свыше 130 проектов примерно на 35 млрд. рублей. Общая их стоимость составляет 143 млрд рублей, включая частные инвестиции. Сегодня в сфере внимания Фонда находятся практически все отрасли.

Однако на первом месте машиностроение, фармацевтическая промышленность, химия, новые материалы, легкая промышленность, металлообработка. Десятки разных отраслевых проектов в действии: производятся новые дизельные моторы, высококачественные лекарства, портьерные ткани и махровые изделия, оборудование для нефтегазовой промышленности и многое другое. У проектов очень широкая география, они реализуются в 43 регионах страны. При Фонде работает консультативный центр, куда можно обратиться и получить исчерпывающую информацию по любым вопросам, будь то специальный инвестиционный контракт, различные варианты субсидии.

Вполне логично, что Фонд стал просветительской и дискуссионной площадкой по теме четвертой промышленной революции. Создана обучающая платформа, если это можно так назвать, — IPI 4.0. Ее задача — объединить ученых-футурологов, экспертов в промышленности и людей, которые будут это будущее создавать.

ВЭ: Как вы видите будущее машин и роботов?

ГН: В феврале в Фонде прошла первая лекция известного футуролога, профессора, автора стратегий научно-технического развития для крупнейших глобальных компаний мира Джеймса Вудхайзена. Я с удовольствием ее послушал. Рассказывая о четвертой промышленной революции, Джеймс сказал, что не стоит опасаться захвата мира искусственным интеллектом, поскольку в ближайшие несколько десятилетий он не сможет составить даже близкую конкуренцию человеку, не говоря уже о принятии самостоятельных решений. И привел пример: пошутить робот может, может скомпоновать из двух шуток третью, но придумать новую — не в состоянии.

ВЭ: Какие сейчас главные государственные стратегии и программы направлены на развитие новых отраслей и новых индустрии в России?

ГН: Программа «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности», «Развитие науки и технологий», а также отраслевые программы в сфере авиации, судостроения, космоса, электронной и радиоэлектронной промышленности и другие, которые абсолютно транспарентны по взаимодействию с Национальной технологической инициативой.

ВЭ: А какую роль играют на нынешнем этапе индустриальные парки и технопарки?

ГН: Они уже сейчас становятся эффективными «соратниками» на пути перехода российской промышленности на новый технологический уклад. С 2016 года в стране открылись 15 новых индустриальных парков. А всего действуют 95 таких площадок в 45 регионах страны. В парках только в прошлом году разместились более 614 новых предприятий, 285 представлены иностранными компаниями из 27 стран. В этом году создание и развитие индустриальных парков пойдет в привязке к территориальному принципу. Для восточных регионов — приоритет создания новых площадок, а для центральной части страны — повышение заполняемое уже действующих парков за счет открытия на менее 512 новых производств и локализации 63 иностранных компаний.

Помимо индустриальных парков развиваются и промышленные технопарки, в которых осваиваются производства новых видов продукции, ориентированной на импортозамещение и наращивание экспортного потенциала. Сегодня в нашей стране действует 107 технопарков, в том числе 12 в сфере высоких технологий, 45 в сфере поддержки малого и среднего предпринимательства и технопарков при вузах, 22 промышленных технопарка. Среди наиболее крупных я бы выделил технопарк «ИКСЭл» во Владимирской области, где освоен выпуск различных видов климатического оборудования для пищевой, фармацевтической отраслей.

В 2016 году парк вошел в число лучших 25 технопарков по версии II Национального рейтинга технопарков России, проведенного Ассоциацией кластеров и технопарков. Объем выручки его резидентов превысил 10 млрд рублей. Им удалось снизить с 70 до 30% зависимость от импортных компонентов по широкой номенклатуре изделий. Задача на этот год — дополнительное создание 18 новых промышленных технопарков, что позволит разместить 1100 малых и средних высокотехнологичных предприятия и создаст более 17 000 высокопроизводительных рабочих мест. Для достижения этих целей министерство продолжит оказывать прямую финансовую поддержку проектам создания индустриальных парков и промышленных технопарков.

ВЭ: Каковы способы этой поддержки?

ГН: Первый — это субсидии управляющим компаниям на возмещение части затрат по обслуживанию кредитов при создании индустриальных парков и технопарков. Второй — компенсации регионам из федерального бюджета затрат на создание промышленной инфраструктуры парков за счет возврата уплаченных резидентами налогов и таможенных пошлин. Чтобы облегчить новым резидентам выбор удобных площадок, создана геоинформационная система индустриальных парков и технопарков.

В ней отражена полная информация об энергетической, коммунальной и транспортной инфраструктуре всех действующих и строящихся площадок, а также показатели состояния промышленного потенциала российских регионов. Геоинформсистема работает на четырех языках (русском, английском, испанском и китайском), помогая в общении с зарубежными партнерами и инвесторами.

http://zavtra.ru/blogs/tat_yana_zikova_iv_promishlennaya_revolyutciya_v_rossii

Опубликовано 03 мая 2017 в 17:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.