На Украине мы увидели удивительную вещь – майданный переворот совершили совместно бандеровцы и либералы. Принято считать: либералы использовали бандеровцев как таран. Да, это так, но как они смогли договориться? Ведь либерализм и нацизм – несовместимые политические теории, и их апологеты должны искренне ненавидеть друг друга!

Я тут случайно наткнулся на статейку одного белорусского фашиста, который клеймит позором белорусскую оппозицию.

Он говорит, что белорусская оппозиция совершенно незаслуженно носит статус «националистической». В действительности она либеральная. За гей-парады, однополые браки и прочие мультикультурности с толерантностями. Мол, от «национальной» там только «мова» и вышиванки. А спонсорам такой оппозиции, - западным и московским либералам, - настоящие националисты не нужны. Либералы ведут дело к глобализации, которая со временем должна отменить все национальности.

Камарад совершенно прав, но он забыл сказать, что спонсорами фашистов являются всё те же либералы. У власти в мире сейчас других людей нет. Если не считать Северную Корею, но и там не всё так просто. Соответственно, все ресурсы сейчас находятся в руках либералов.

Что же, все фашисты и «просто» националисты такие тупые, и не понимают что происходит? Конечно, отдельные политические деятели отличаются просто феноменальной тупостью, но не надо так думать про всех.

Дело в том, что электорат либералов слишком неподходящий, чтобы хулиганить на улице и сносить политические режимы. Это в основном офисный планктон, интеллигенция и буржуазия. Интеллигенция, прямо скажем, - довольно мягкотелая, а к офисному планктону и буржуазии в полной мере относится выражение «за деньги не умирают». Значит, надо привлекать к работе идейных борцов – «женихов смерти».

Это мы и увидели на Майдане. Одни воры-либералы использовали нацистов-бандеровцев для того, чтобы свергнуть других воров-либералов. Пришло время рассчитываться за услугу. Но нацисты – люди идейные, им нужны не деньги. Вернее, не только деньги. Формой расчётов с бандеровцами стали места в госаппарате, легализация вооруженных формирований, а также известные законы о запрете русского языка, героизации гитлеровских прихвостней, и т.д. Все те действия, которые и привели к взрыву возмущения на русском юго-востоке Украины.

Получается, что союз нацистов и либералов – ситуационный? И они сразу перегрызутся как только закрепят свою власть, или даже раньше?

Я полагаю, что они нашли точки соприкосновения, и довольно серьёзные. И я имею ввиду не только Украину. Так будет везде, и в России, и в Белоруссии, и во всём мире.

Что такое либерализм сегодня? Многие считают, и я с этим согласен, что чистого либерализма больше нет. Сегодняшний либерализм в действительно является неолиберализмом. А чем отличается либерализм от неолиберализма? Всего одной мелочью – элитаризмом.

И нацисты, и либералы делят всех людей на господ и рабов. Точнее, на три категории, - немногочисленную элиту, некоторое количество «правильных» людей, чьими руками элита управляет плебсом, и массу «быдла». Отличие только в одном. Нацисты считают принадлежность к этим категориям врождённой. Родился в «правильной» нации – будешь сверхчеловеком, родился в неправильной – будешь рабом. Либералы, в отличие от нацистов, считают, что люди рождаются равными, и занимают места в иерархии благодаря личным талантам и упорству. Любой раб при большом желании может стать сверхчеловеком.

Всё дело в том, что эпоха Модерна заканчивается, и вместе с ней теряют первоначальный смысл все термины и определения, характерные для неё. Не будет больше классических «коммунистов», «нацистов» и «либералов». Нет, люди, считающие себя таковыми, ещё есть, но всё это вздохи о прошлом. Либерализм за годы, прошедшие со времён Французской революции, сильно изменился.

Согласитесь, что родители, имеющие хорошее положение в обществе, всегда приложат все усилия для того, чтобы дети унаследовали это положение. Да, все мы слышали о миллионерах, отправляющих своих детей на лето мыть полы в «Макдональдсе». Всё правильно, «элита» – не значит «бездельники». Но никто не собирается жертвовать будущим своих детей ради приверженности либеральным принципам.

Лёгкий взлёт вверх по социальной лестнице возможен только в переломные времена. Во время войн и революций. После этого общество институционализируется и начинает «закостеневать». Пробраться наверх становится всё труднее и труднее. Поэтому людям так часто рассказывают сказки о внезапно разбогатевших бедняках, и «золушках», нашедших своих богатых «принцев». На то они и сказки, что в них рассказывают об исключительно редких случаях.

Любое устоявшееся общество всегда заболевает элитаризмом. Этого не избежал даже СССР, хотя коммунисты яростно отвергают элитаризм. Во время «перестройки» мы достаточно наслушались историй про номенклатурных «сынков». Но в СССР процесс замедления социальных лифтов был ещё в зачаточном состоянии, ведь СССР просуществовала всего 72 года. Запад намного старше. Там мы можем увидеть такую картину: неблагополучный район, в который боится заглядывать полиция, находится в километре от дорогого и тихого района, в котором можно оставить на улице автомобиль с ключами в зажигании. Это – признак очень давно устоявшегося общества. Каждый знает своё место, и этот порядок поддерживается не полицией, а внутренним пониманием жизни.

То есть, неолиберализм – это либерализм, заболевший элитаризмом. А нацизму элитаризм присущ изначально. Таким образом, важнейшее противоречие между либералами и нацистами снимается. Остаётся только нелюбовь нацистов к некоторым национальностям и нетрадиционным сексуальным отношениям. Полагаю, что данные проблемы в нашем случае второстепенны. Либералы могут прикинуться «истинными арийцами», что мы и видим со многими членами киевской хунты, а нацисты до некоторой степени готовы делать вид, что ничего не заметили. Насчёт же сексуальной ориентации – всем известно как много гомосексуалистов было среди гитлеровской верхушки. Думаю, что и современные наследники Гитлера не так уж и принципиальны в данном вопросе.

Кроме того, нацисты тоже меняются. Небезызвестный Андреас Брейвик на суде сказал, что одной из причин, побудивших его к совершению терактов, явилось желание привлечь внимание общественности к своему «Манифесту». Данный «Манифест» представлял из себя около 900 страниц неудобочитаемого текста на норвежском языке, и никто не хотел его читать. После терактов читать пришлось. Так вот, в данной новой версии фашизма Брейвик предлагает перенести евреев из категории врагов рода человеческого в категорию истинных арийцев. Очень мудрое предложение! Теперь влиятельные еврейские диаспоры могут не обращать особого внимания на рост популярности нацизма «нового» образца, да и со спонсорами договориться проще. А тех, кого неонацисты будут ненавидеть, - негров, арабов и турок, - в Европу уже завезли достаточно.

Для чего либералы помогают росту нацизма в Европе? Ответ очень прост. Прошли те времена, когда лозунгом либералов были «свобода, равенство и братство», а протестанты находили благодать в непрестанном труде и воздержании от излишеств. Теперь у либералов остался только один инструмент управления людьми – деньги. А на носу – кризис. С деньгами будет плохо. Надо подключать к управлению массами идейных людей. Кого? Ну не коммунистов же! Нацисты – свои люди для либералов, они против власти капитала не пойдут. В ближайшие годы мы увидим перенос украинского опыта на многие страны Европы и настоящий ренессанс фашизма.

http://imperiya.by/authorsanalytics19-22007.html