В среду, 17 июня, в рамках форума «Армия-2015» состоялся круглый стол «Противодействие «мягкой силе» и цветным революциям. Возможные способы и средства». Выступал на нем и Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. Его доклад назывался весьма интригующее — «Необходимые и достаточные условия смещения руководства страны в рамках организации и поддержки массовых волнений. Уроки «Арабской весны» и перспективы ее тиражирования в Центральной Азии и России».

Со многим, что прозвучало в этом докладе можно спорить. Тем не менее, выступление Сатановского на этом круглом столе было, пожалуй, самым запоминающимся. Сделанная мной диктофонная запись его выступления, к сожалению, не самого лучшего качества. Поэтому заранее прошу меня извинить за то, что какие-то фрагменты мне разобрать не удалось. Тем не менее, как я полагаю, каких-то фатальных ошибок в этой «стенограмме» нет.

Вот что получилось в результате «моей борьбы» с диктофонной записью:

Необходимые и достаточные условия смещения руководства страны в рамках организации и поддержки массовых волнений. Уроки «Арабской весны» и перспективы ее тиражирования в Центральной Азии и России

Спасибо большое. Я, если можно, без слайдов, общаясь с коллегами и постаравшись быть немного поближе к реальности. А то мы, пока надеемся на БРИКС, ШОС и ЕврАзЭС, немножко забыли спросить тех, кто там вместе с нами сидит, а они хотят?

Очень показательным был отказ индийских парламентариев от создания парламентской ассамблеи БРИКС. Категорически, даже сорвала эту инициативу. Даже китайцы так осторожно готовы были обсудить. Южно-африканцы — тоже.

Не надо создавать новых мифов. Для страны, которая два раза за последние сто лет развалилась, третий раз будет чересчур. Помнится и царя-батюшку, и Генсека нашего все уверяли, что все хорошо, патриотизм у нас на высоте. Здесь слишком много было организаций, которые занимались становлением патриотического движения — как в Российской империи, так и в Советском Союзе. Не из-за них ли все и развалилось?

Как показала «Арабская весна», очень близкая тому, что можно наблюдать во Французской Революции — Великой Французской Революции, в Октябрьской революции, элита ничего не ожидала до последнего момента, а революция произошла чрезвычайно быстро. Причем во французскую революцию, и в Октябрьскую, Америки — как «злочинной влады», которая все плохое в мире делает, не было. Оно как-то без них произошло. Ну да, была Великобритания, Германия.... Констатация того факта, что где-то есть кто-то, кто будет вам гадить... Ну всю историю человечества так было. Помнится египтяне с ассирийцами друг друга не любили. У гуннов с китайцами были проблемы. Теперь у нас — с американцами. Так было, есть и будет. .Ситуация характерна следующим. Что нам говорят все эти эксперименты.

Первое. Руководство засиделось. Не важно, доверяли ли Каддафи в Ливии, Мубараку — в Египте, Салеху в Йемене, Бен Али в Тунисе. Человек сидел у власти двадцать, тридцать, сорок лет. Более того, либо слишком большая часть госимущества была передана его семье, как это было в Тунисе. От 30 до 40 процентов госсобственности Туниса управлялось кланом жены президента Бен Ал, либо он пытался передать власть своему сыну, как это было в Египте, как были попытки в Ливии, как это до сих пор, учитывая гражданскую войну в Йемене с Салехом, продолжается там. А это существенно. Уходить надо вовремя.

Если бы Мубарак в Египте, как ему советовали, уходя, передавал власть Омару Сулейману, этого ничего бы не происходило. Это обычный фактор. Вы можете быть замечательным человеком. Мубарак был героем войны. Воевал за свою страну. Как уж он поднял Египет, из того, чем Египет был до него, чем он стал, когда его свергли. Просто руками разведешь, благодарность еще ему. Народ устал.

Вторая вещь. Позиция армии. Если бы маршал Тантави не предал, говоря русским языком, своего руководителя и президента — опять же из-за своей давней карьерной нелюбви к руководителям спецслужб, Омар Сулейман, армия бы заняла более внятную позиции в отношении ситуации, то наверное ей бы не пришлось два года спустя проводить военный переворот и, буквально на пороге исламской революции, свергать действующего президента Мурси. Которого недавно к смерти приговорили. И, кстати говоря, если бы ... списки не включил во время Мурси, ... то спокойно бы ползла исламизация Египта до того, что армия просто не успела бы вмешаться, как это было в Иране. Мы оставались в одном шаге от большой исламской революции. ...

Крайне существенным здесь является фактор реальной мобилизации общества вокруг власти и ее теоретическую, гипотетическую приверженность этой власти. Когда у вас есть и правящая партия, как было в Тунисе, и мощнейшая полиция (там армия была слабенькая, а полиция была очень мощной) и все на свете, и приверженность всех там народной революции, как это было в Ливии. А потом, когда у вас начинаются проблемы, все растворяются до состояния полной прозрачности. Не очень понятно, куда все деньги выделялись — на различные молодежные, патриотические и всех прочие организаций. Причем просто никого нет. И кстати, например, в нашей стране в революцию 17-го года было абсолютно то же самое. Сколько там было патриотических организаций! Где же они все были, когда царя в отставку отправляли. Наоборот, все очень радовались.

Следующий фактор, достаточно серьезный. Начинаться может все с ничего, с нуля. Как это было в том же Тунисе, когда местное МВД отобрало у никому не известного молодого человека лоточек с фруктами, которые этот выпускник ВУЗа, не способный найти себе работу по профессии, торговал. Представить себе, что на этом рухнет режим, настолько уж было невозможно. Уровень доверия к власти здесь очень многое решает.

А уровень доверия масс — это кадры. Кого ставить? Поэтому, далеко не все из того, что я в тезисах сдал в оргкомитет, далеко не все, что я могу сказать, там написано. Если у вас министр обороны Шойгу, с доверием все обстоит хорошо. А если Сердюков с Васильевой? У вас как с доверием? Вам его американцы поставили? Они назначили его министром обороны? Процесс судебный, кто, американские судьи проводили? Этого никто не видел? Вот и все.

Поэтому основные проблемы, которые возникли во всех странах «Арабской весны» — проблемы столиц. Свергают начальство в столице. Когда у вас на улицы выходит большая масса народа, совершенно не важно, по какому поводу, военнослужащие должны понимать, что с этой массой народа делать. Отстреливать, танками давить, как на площади Тяньаньмэнь, как было в Китае. И если у вас существует ситуация, при которой армия будет подавлять любое количество народа любыми техническими средствами, тогда, как это говорили в годы войны, то как говорили в годы моей молодости, пришедшиеся на танки Т-54 и Т-55, лучше на гусеницы намотать любое количество людей. А если нет?

И здесь вопрос состоит вот в чем. Насколько у вас протестный потенциал в этой самой столице может быть организован. И насколько, опять же, ее население готово к этому. Не отдельно взятые группы патриотической общественности во главе с отдельно взятыми патриотическими писателями, которых в случае серьезной проблемы не будет, как говорит весь мой исторический опыт. Где они будут — неизвестно и не очень интересно. И когда у вас на улицу пойдет 100 — 150 тысяч человек, 200 тысяч... И кто будут эти люди?

В Московской области и в Москве у нас такого рода сбор достаточно легко организуется. Мы это наблюдали. В принципе, все технологии отработаны на коллективных намазах, да простят меня представители, если они здесь есть, духовной исламской общественности. Последний коллективный намаз был порядка 140 тысяч человек в Москве. Из них порядка 80 тысяч — на Проспекте Мира. Организаторы этого — не Гайнутдин, не Таджуддин. Это никому не известные люди — со своей службой безопасности, которая еще подозрительно напоминает людей из центрально-азиатских структур, курируемых пакистанцами, и так далее, и так далее.

В принципе, повернуть эту толпу куда угодно можно и легко. И в этой ситуации вы ничего не сделаете. Или вы должны их как-то останавливать. МВД с этим справиться не может — в действующей системе. Если оно будет со всем этим справляться жесткими методами, вы, вообще-то , спровоцируете очень жесткие бунты. И они будут достаточно легко возбуждены. Все те меры, которые до того принимались... Замечательные стадионы, сделанные с достаточными местами, чтобы не на улицах люди раскладывали молельные коврики, остались пустыми. Влияние духовенства официального на такую толпу — ноль! И, к сожалению, видимо нулем и останется. Это большая проблема. И что с ней делать, не очень понятно. Совсем хорошо было бы, если бы мы понимали, кто те, кто стоял за этой организацией. Потому что, я боюсь и этого понимания нет.

Отработка в этом направлении может вестись в случае, если бы туда была вброшена инструкция — вовсе не американская, американцы здесь не нужны. Есть Катар, Саудовская Аравия, Турция. В случае необходимости — Пакистан. Четыре основные страны, которые сегодня курируют практически весь исламистский терроризм по всему миру. Американцы не инспирируют все эти цветные революции на Ближнем Востоке. Это глубокая профессиональная ошибка и заблуждение. Они делают вид, и успешно, что они за всем этим стоят. Они, как правило, присоединяются к какой угодно ситуации, пытаясь словить волну и извлечь из этого пользу. Но мы так уважаем наших американских друзей из ЦРУ, что постоянно верим, что они за этим стоят. Ситуация гораздо хуже — никакого управляемого хаоса нет. Есть неуправляемый хаос. Причем существенная роль в нем внутренних игроков, которые очень часто всем этим занимаются из личностных соображений, из клановых соображений и каких угодно других.

К примеру, Муаммар Каддафи не имел никаких шансов уцелеть физически просто потому, что был «заказан», специально употребляю этот термин, катарским руководством. В первую очередь, катарским руководством. Здесь личная кровная месть шла. И не уничтожить его они не могли. Гражданская война в Сирии — то же самое. Игра Саудовской Аравии и Катара и личная, какая угодно, которая за тем и привела Турцию в эту группу организаторов гражданской войны и ее спонсоров. Соединенные Штаты втащили в ливийскую войну, именно втащили — благодаря французам.

Вот в сирийскую пока не удалось. Сегодня Соединенные Штаты как-то пытаются за рамками того чтобы видимо официально удалось сохранить отношения и с Ассадом, и с иранцами, чтобы как-то между собой скоординироваться. Более или менее понятно, что они будут играть свою игру, и все равно как-то попытаются способствовать его свержению. Ситуация не простая, она гораздо сложнее. В этом плане радоваться тому, что у нас есть восточные страны или ближневосточные страны, давайте мы с ними договоримся, забудем о взаимодействии с Западом, достаточно бессмысленны. Это вопрос о том, какая рука вам нужна больше — правая или левая. У нас всегда были противники в Европе, противники в Западном мире и это нормальная конкуренция. С Китаем еще недавно были бои на Даманском и все, что угодно.

А если кто-то думает, что Индия — это страна Индийского Национального конгресса... Вообще-то, нет. Давным-давно все иначе. И ситуация с Индией и традиционными ценностями... Никто не хочет вспомнить погром христиан в штате Орисса в 2008-м году, когда их там живьем сжигали? К вопросу об отношении Индии к традиционным ценностям. Как раз очень осторожно надо смотреть на движение хиндутва, которое сейчас пришло к власти. Индийский национальный конгресс для них — этот лучший друг Советского Союза и России — политический противник, если не сказать враг. Так что здесь ситуация гораздо сложнее, коллеги.

С моей точки зрения, единственное, что фундаментально останавливает любую цветную революцию или не цветную, национальную революцию, это у вас должны быть профессиональные кадры, расставленные везде, где они должны быть, это то, что ваша система развивается, у вашей молодежи есть ясное, понятное и четкое будущее, после того, как она получит образование. И как это сделать, это уже проблема вашего руководства. Помогать вам в этом никто не будет, будут одни конкуренты.

Реформа образования науки идет — у нас сейчас Академия Наук реформируется. Медицинские структуры в столице — городе Москве пытаются отреформировать, сократив больницы в разы. В столице за последние три года из трех тысяч детских садов и школ оставлено 900, мы этого не знаем? Вот вам и та база, которая подрывает доверие к руководству, о котором мы говорим.

Вспомним, когда новый мэр Собянин радостно пошел на поводу у торговых сетей и снес под Рождество киоски. Вы не знаете, что 70 тысяч человек которые ими владели в Москве, стали терять бизнес. А общее число людей, потерявших работу, около 200 тысяч. Москвичей. А это база для любого протеста, и уж по крайней мере для того, чтобы те люди, которые потеряли работу не поддерживали правительство, сколько бы оно ему не рассказывало, что Собянин хотел как лучше. Он не хотел. Лужков, которого все ругают за многое люто, понимая эти вещи, не напрягал ситуацию в эту сторону.

Мы очень много говорим о «мягкой силе», о том, как мы здорово работаем. Мы плохо работаем. Если бы мы работали здорово, с точки зрения мягкой силы, значит, наверное, был бы результативным съезд, который провел Янукович в Харькове. И разделилась бы Украина пополам. Или вместо двух областей, от которых сейчас меньше трети осталось — и то с большими проблемами, отделилось бы восемь. Когда обсуждаем это с нашими центрально-азиатскими коллегами в Казахстане, то открытым текстом говорят, что восемь областей у Юго-Востока были бы жизнеспособны с экономической точки зрения. Две — нет. И это проблема разворовывания фондов, и видна она была еще с Грузии и с Молдавии. Уж извините, говорю как есть.

То же самое произошло, когда упустили Саакашвили и когда ему удалось задавить аджарскую ситуацию.

А то что отчет хороший предоставляется руководству, так это не есть «мягкая сила». Это есть распил бюджета при хорошем отчете руководству.

Наши перспективы — по Центральной Азии в первую очередь. Ближайшие цветные революции, которые нас ждут, это, конечно, не Россия, а центрально-азиатское пространство, где единственная страна, с которой мы нормально работаем — это Казахстан. Где внятное руководство и Назарбаев и ... на протяжении последних лет где удается построить сценарий по взаимодействию в Центральной Азии. Практически невозможно работать с Туркменистаном, где ... постоянно подозревает, что то ли его Газпром пытается подмять, то ли Советский Союз злые русские хотят организовать. Очень тяжело с Узбекистаном, где президент с нами говорит примерно столько, сколько с американцами, и граница у него с афганцами заминирована. Крупнейшая партия региона «Исламское движение Узбекистана» к «Исламскому государству» присоединилась. И его основные лежки на территории России. Причем все, кто там занимается этой ситуацией, давно получили российское гражданство. И тут виза — не виза, они все живут плотно интегрированной группой в Российской Федерации.

Это тоже проблема, потому что это как раковая метастаза. На территории страны, на которой нет ни одного субъекта федерации без радикальных салафитских общин. К концу лета 200 салафитов мы уже и на Чукотке обнаружили. При этом регионы, где инфраструктуру простроили радикальные исламисты, — Москва, Питер и области столичные. Причем довольно серьезная интеграция в территориальные органы в Поволжье и на Кавказе. За исключение Чечни, где Кадыров с этим серьезно борется. А в Дагестане — порядка половины общины уже салафитские,. То есть напрямую курируемые все той же Саудовской Аравией. Нас ждет очень серьезный и непростой период этим летом, потому что сейчас полоса боев у Центрально-Азиатской границы с Афганистаном от Туркменистана до Таджикистана сплошная. Практически зачищена на афганской стороне полоса от местных жителей и в принципе такое направление для нанесения удара через Туркменскую или Таджикскую территорию и даже с территории Киргизии...

Безусловно, Соединенные Штаты поддержат это, потому что это отсекает газовые потоки на Китай, что для них достаточно важно. Но не главное для американской политики противостояние потенциальных конкурентов. Главная стратегическая угроза — безусловно, Китай. Мы вообще их интересуем сегодня как единственная сухопутная территория, с которой энергоносители на Китай могут поступать, не более. По большому счету, это для нынешней администрации главное. И для администрации, которая сменит Обаму, тоже будет главной. Хилари Клинтон уже объявила, что мы и Китай — ее главная головная боль. И вряд ли республиканцы или демократы — кто бы им на смену не пришел, эту позицию сменят.

Как следствие, и на этом я завершаю, что потопаем, то и полопаем. В какой мере мы построим реальную систему, которая просто потому, что она будет грамотной, профессиональной и толковой, заменит нынешнюю оптимизацию, реструктуризацию и модернизацию, которые есть три синонима слова «воровство», и ничего больше, давайте уж говорить честно. Это есть наша общая проблема. При этом к сожалению, система, которая с начала 90-х годов так пошла, она так и продолжает идти. Потому что здорово, конечно, что президент ситуацию понимает и предпринимает какие-то усилия, но все же этого мало. 50, если считать гастарбайтеров, миллионов человек все-таки немножко маловато. А поскольку система жесткая, централизованная, подведена все-таки под вертикаль власти, это все же мешает самостоятельности действий по исправлению ситуации. С другой стороны, деваться ему все равно некуда и ситуацию надо исправлять.

А основные проблемы, если говорить о России, у нас будут годам к тридцатым (возможно не все доживем, я надеюсь, например, не дожить) когда будет переходный период. Потому что самое сложное в жесткой вертикали власти — это переход от одного командующего к другому. От одного первого лица — к другому.

При этом любить нас никто не будет. Союзников у нас не будет никогда. Кроме армии и флота. И любые государства, которые будут с нами — хоть БРИКС, хот ЕврАзЭС, хоть Казахстан или Белоруссия, которые будут обязаны думать о своих интересах в первую очередь. А уже потом об интересах некоего политического объединения. Что такое «Русский мир» при этом, показала Украина. Потому что более русского мира, чем Украина нет.

http://nkfedor.livejournal.com/73703.html