Теперь, когда улеглись первые страсти после произведенных 29 апреля перемен в высшем звене саудовского руководства, можно в более спокойной атмосфере проанализировать, почему это произошло и попробовать спрогнозировать, чего следует ожидать от Эр-Рияда. Как известно, утром 29 апреля Саудовское информационное агентство (СИА) распространило срочное сообщение об указах короля Сальмана, в которых говорилось об отставке принца Мукрина бен Абдель Азиза с поста наследного принца («второго лица» в государстве) якобы по «его личной просьбе» и назначении на этот пост принца Мухаммеда бен Наифа (сохранившего за собой пост министра внутренних дел и ставшего одновременно заместителем председателя Совета министров, возглавляемого по традиции самим монархом), а также председателем Совета по делам политики и безопасности, который при предыдущем короле Абдалле назывался Советом национальной безопасности. Пост заместителя (по-арабски в данном случае используется термин «наследник») наследника престола, ранее занимавшийся принцем Мухаммедом бен Наифом, занял принц Мухаммед бен Сальман, сохранивший пост министра обороны и ставший вторым заместителем председателя Совета министров, а также руководителем Совета по экономике и развитию.

Главное состоит в том, что оба наследника – это внуки, а не сыновья короля Абдель Азиза, основавшего саудовское королевство. А Мукрин был его сыном. Тем самым прервана традиция передачи власти в династии Аль Сауд от брата к брату, хотя еще живы несколько сыновей Абдель Азиза. Это означает, что теперь власть будет унаследована после ухода Сальмана представителем не второго, а третьего «эшелона» Аль Саудов, то есть существенно более молодым поколением королевской семьи. Наследнику престола – 55 лет, а его заместителю – всего 30.

Второй важный момент: оба принца являются «силовиками», возглавляя соответственно МВД и Минобороны. Тем самым недовольным членам династии послан ясный сигнал – любые их возможные протестные действия или попытки организовать оппозицию, будут подавлены силовым путем. Тем более, что некоторые уже выразили недовольство тем, что заместитель наследника, мало того, что он сын короля, так еще в свои 30 лет является министром обороны.

Кроме того, наследный принц известен как ярый борец с терроризмом, прежде всего с «Аль-Каидой». Он даже пережил покушение с их стороны, с трудом уцелев. А это очень важно, так как предыдущие «силовики» в лице принцев Турки и Бандара, уволенные еще при предыдущем короле, но сохранившие влияние в правящей верхушке, известны как раз именно своими связями с международными террористическими организациями.

Более того, принц Турки во многом считается основателем движения моджахедов для борьбы с СССР в Афганистане, арабских джихадистских группировок в Чечне в 90-х годах и «Аль-Каиды», причем будучи руководителем СОР (Службы общей разведки) КСА с 1977 до 2011 года. Затем он работал послом КСА в Англии и США и потом ушел в тень.

Тем не менее, 16 марта 2015 года принц Турки бин Фейсал Аль Сауд в интервью телекомпании BBC сделал наглое заявление о том, что Саудовская Аравия может отказаться от безъядерного статуса в том случае, если «посредникам» не удастся убедить Иран полностью отказаться от обогащения урана. По его словам, в случае если Иран продолжит разработку своей ядерной программы, то на Ближнем Востоке, а позже и во всем мире, начнется ядерная гонка.

А принц Бандар, пробыв 22 года послом Саудовской Аравии в Вашингтоне, в 2005 году становится генеральным секретарем Совета национальной безопасности королевства, а в 2012 – 2014 гг. возглавлял СОР. Именно на его совести «цветные революции» в арабском мире, создание таких террористических группировок как ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра», поощрение экстремизма на российском Северном Кавказе, включая организацию терактов в Волгограде накануне Олимпиады в Сочи, попытки нагло шантажировать Россию, фактически предлагая подкуп за прекращение помощи Сирии, Ирану и доступ в ядерную промышленность России.

Так что, судя по всему, Эр-Рияд берет курс на отказ от взаимодействия с террористическими структурами ради достижения политических целей во внешнем мире.

Назначения двух принцев – наследников также подтвердило тенденцию к укреплению в высшем правящем эшелоне позиций двух судейридских ветвей семьи Аль Сауд, связанных с наследным принцем Наифом (скончался в 2012 году) и правящим монархом Сальманом. Ас-Судайри — влиятельный аравийский род, находящийся в родстве с королевской династией Аль Сауд, занимающий значительное положение в политической системе Саудовской Аравии с момента создания королевства. Принцы из династии Аль Сауд, начиная с XIX века часто берут в жёны представительниц рода ас-Судайри, поэтому матерями многих членов саудовской королевской династии были женщины ас-Судайри (в их числе основатель Саудовского королевства король Абдель Азиз, а также его сыновья король Фахд и бывший наследный принц Наиф).

Очевидно, что произведенные перемены дались не так просто, поскольку нужно было добиться согласия на них других кланов династии Аль Сауд. Ведь нарушился баланс власти: ветви «абдуллахидов», состоящие из членов семейного клана покойного короля Абдаллы, который не входил в «семерку Судейри» существенно потеряли в своем влиянии на политику королевства. («Семёркой Судайри» называли политическую группировку — «клан» — внутри династии Аль Сауд, состоящую из семи сыновей короля Саудовской Аравии Абд аль-Азиза от его жены Хиссы бинт Ахмад Ас-Судайри).

Помимо ухода принца Мукрина, знаковой стала и отставка находившегося на посту министра иностранных дел с 1975 г. принца Сауда аль-Фейсала. Новым главой саудовского внешнеполитического ведомства стал посол в Соединенных Штатах — «восходящая звезда саудовской дипломатии» — Адиль аль-Джубейр. Второй раз в саудовской истории один из ключевых министерских постов перешел от члена королевской семьи к выходцу из рода, не имеющего примеси королевской крови «образованного класса».

Похоже, это становится уже тенденцией — включать в саудовский политический истеблишмент выходцев из рядов богатых образованных семей, не являющихся родственниками Аль Сауд. Они при Сальмане заняли также посты министров труда, экономики и планирования, здравоохранения и председателя Комитета по делам радиовещания и телевидения. Ясно, что начатое Сальманом обновление политического руководства происходит под давлением внутренних и внешних вызовов, иначе страна долго не продержится, живя устоями ваххабитского кодекса 18-го века. Это настоятельно диктует отказ от концентрации монополии на управление страной исключительно в руках семьи Аль Сауд и ее главной религиозной опоры и союзника в лице семьи потомков Мухаммеда ибн Абдель Ваххаба Ааль аш-Шейха, выпустившего бедуинский клан Аль сауд в большую политику. Однако все это потребует времени.

Сейчас же обновленному руководству страны, укрепившему свою власть, придется решать массу проблем внешнеполитического, внутреннего и социально-экономического плана. Это — прежде всего необходимость свернуть саудовское участие в разжигании конфликтов в Сирии и Ираке, прекратить агрессию против Йемена, при этом не потеряв свое лицо перед арабскими союзниками, спасать Египет от распада и коллапса, наладить нормальные отношения со всеми партнерами по ССАГПЗ, прежде всего Катаром, найти пути для запуска диалога с Ираном вместо продолжения с Тегераном конфронтации, которая только ослабляет КСА. И что особенно важно – выработать новый формат партнерства с США, которые явно уходят с Ближнего Востока и уже не столь заангажированы на свои обязательства обеспечивать безопасность Саудовской Аравии. А для этого Эр-Рияду придется искать взаимопонимания с Москвой, отношения с которой оказались почти на нуле по вине королевства. Без наличия партнера в лице России КСА не выжить в условиях бурно меняющегося Ближнего Востока.

Главная задача внутреннего плана – сохранить стабильность, которая резко пошатнулась в результате саудовской агрессии против Йемена, всколыхнувшей шиитское население королевства, составляющее до 15% от общей численности населения страны. Возникли и центробежные силы, которые могут привести к распаду Саудовской Аравии на прежние исторические образования, такие как Хиджаз, Аль-Асир (тяготеет к Йемену), Аль-Хисса (именно там находится Восточная провинция с ее нефтяными богатствами и преобладающим шиитским населением) и т.д.

И, конечно же, настало время для прекращения игры на понижение стоимости нефти на мировом рынке: резкое снижение нефтяных котировок нанесло Эр-Рияду убытков на десятки миллиардов долларов. На сегодня национальная экономика не имеет средств, чтобы компенсировать столь значительную сумму и закрыть «дыру» дефицита госбюджета в размере 38 миллиардов долларов. В связи с этим в стране увеличилось и без того значительное количество безработных граждан и тех, кто проживает за чертой бедности. Расширение далее социальной пропасти становится критичным.

Все это — при наличии политической воли, а она, судя по последним кадровым решениям, у короля Сальмана имеется, можно решить. Однако остается одна небольшая, но при некоторых обстоятельствах весьма серьезная интрига: а как будут строиться отношения между двумя Мухаммедами – наследным принцем и его заместителем? Ведь нельзя исключать, что они перерастут в конфронтацию, учитывая, что многие обиженные кланы династии Аль Сауд затаили злобу на короля Сальмана. Так что главная интрига еще впереди. Как и неизбежные изменения в Саудовской Аравии. В этих условиях, как представляется, России не следует упускать такой шанс и стоит пойти навстречу КСА, если ее руководители протянут руку навстречу Москве без всяких задних мыслей.

http://alex-leshy.livejournal.com/517994.html