В русских патриотических кругах бытуют две взаимоисключающие версии о происхождении украинства. По одной версии, «Украину придумали в польском борделе и Австрийском Генштабе». То есть, по своему замыслу, это типичный европейский младонационализм, который германцы, поляки и прочие западные «друзья» России вывели в пробирке, чтобы расколоть и ослабить русский народ. По другой версии, «отцом Украины был Ленин и большевики».

Конечно, чисто технически эти версии можно примирить, вспомнив, что Ленин был кадровым немецким шпионом, Дзержинский – поляком, а большевики в целом на первых порах были откровенно антирусской и антироссийской силой. Но тогда идея украинства принадлежит Европе, она «европейская» по сути своей, а «советской» является только ее реализация. Советская власть стала инструментом насильственного навязывания этого проекта жителям Южной России. Ленин и большевики при такой трактовке – это не «отцы украинства», а его популяризаторы, «отчимы», «Макаренки» чужого ребенка, причем этот ребенок по праву может гордиться своим «эуропейским» происхождением.

Проблема в том, что сторонники советского происхождения Украины идут, как правило, значительно дальше: они констатируют советское происхождение не только «физического тела» Украины, но и самого украинства как идеи. Украинство с их точки зрения - это крайнее проявление «советчины». Более того, оно полностью тождественно «советчине». Если «советчину» из украинства вычесть, то там не останется ничего, кроме говна и животной ненависти к русским. Данная трактовка игнорирует элементарные исторические факты.

Начнем с того, что концептуальные основы украинского проекта были заложены задолго до советской власти (опусы Духинского и Грушевского). Институционализация украинского сепаратизма тоже не дожидалась выстрела Авроры, а началась сразу после Февральской революции (образование Украинской Центральной Рады). Суверенитет Украины был провозглашен Радой в январе 1918 г. - и именно для того, чтобы не допустить советизацию Украины. Первым серьезным опытом украинского государственного строительства была Украинская Держава гетмана Скоропадского (апрель-декабрь 1918 г.), инсталлированная немецкими оккупационными властями. При этом немцы в Брестском договоре вынудили большевиков признать суверенитет Украины. Затем Скоропадского сменил Петлюра - деятель, одновременно антироссийский и антисоветский.

Все это время параллельные советские попытки украинского национального строительства были по сути спойлером, чтобы создать легитимность для подавления киевского сепаратизма. При этом социальной опорой Советской Украины был русский пролетариат восточных регионов. То есть, с самого начала размежевание между двумя версиями украинства приняло ту форму, которая поддерживалась и в дальнейшем: с одной стороны, антисоветское и антироссийское украинство, с германо-польскими корнями, с другой стороны, просоветское и промосковское украинство, ориентированное на симбиоз с Россией (какие бы силы там ни стояли у власти).

Здравый смысл заставляет отказаться от отождествления украинства и «советчины» и сделать вывод, что украинский проект был сильно «осовечен» за годы СССР, но возник он независимо от большевизма и сам по себе к «советчине» не сводится (причем не только в западенской «бандеровской», но и в киевской «петлюровской» версии). И здесь возникает вопрос, на который «яростным борцам с советчиной» отвечать неприятно.

Задумаемся вот о чем: советизация привела к усилению или к ослаблению изначального украинского проекта? К усилению или к ослаблению его изначальной антирусской направленности? Если мы исходим из того, что «осовечивание» любой вещи ухудшает ее качества, делает ее слабее, пошлее, низкопробнее, то тогда русские могут сказать большое спасибо Ленину и Сталину за то, что они советизировали украинство, т.е. опошлили его, ослабили и сделали малопривлекательным.

Советизация на долгие десятилетия приручила украинство, вышибла из него изначальную антирусскую агрессивность. Украинский проект в своем советском формате официально трактует русских как братский народ, от которого украинцы получали только добро, и предписывает украинцам жить с русскими союзно в единой большой стране. Об этом четко свидетельствуют учебники истории, по которым воспитывались целые поколения украинцев в советские времена. При этом с 1938 г. на советской Украине повсеместно, даже во Львове, в обязательном порядке изучался русский язык и процветали школы, где преподавание велось на русском языке.

К 1991 г. доля школ с обучением на украинском языке сократилась в УССР до 45%, причем в Донецкой области последняя украинская школа была закрыта еще в 1989 году. Если не считать «бандеровских» регионов, то никаких заметных трений между русскими и украинцами в СССР не наблюдалось, и оба народа прекрасно жили в единой стране. При этом, в отличие от других «братских республик СССР», Украина реально работала на общее благо, не на много меньше, чем РСФСР.

Другими словами, советизация украинского проекта предотвратила его «нормальное» проевропейское развитие и привела в формат, совместимый с политическим и экономическим единством русского и украинского народов в рамках единой державы. Большевики, несомненно, содеяли русским зло, позволив украинскому проекту институциализироваться, обрести административную базу и всерьез запустить украинизацию в 1923-38 гг. Но они же во многом компенсировали это зло тем, что русифицировали этот проект и привели его к «вегетарианскому» формату.

При этом большая часть украинских культурных работников, по глупости «засветившихся» в эпоху украинизации, была репрессирована, а с 1938 года украинизация сменилась постепенной русификацией. И это прирученное, советизированное и русифицированное украинство долгие годы служило противовесом «дикому» бандеровскому украинству. Не случайно сегодня на Украине линия фронта проходит не только между пророссийскими и антироссийскими силами, но и между советскими и антисоветскими украинцами.

Та часть украинцев, которая открыто исповедует преклонение перед советским прошлым, одновременно настроена прорусски и пророссийски, а та часть украинцев, которая открыто исповедует антисоветизм и поносит советское прошлое, одновременно резко отрицательно относится к России и русским. Это факт, и с этим фактом российские «борцы с советчиной» ничего поделать не могут. Картина, трактующая нынешний конфликт на Украине как «борьбу русских против укросоветчины», вопиюще неадекватна. Советское украинство – это меньшее из двух зол, и русские на Украине сегодня объективно находятся в союзе с просоветскими украинцами против общего врага – прозападной версии украинского национализма.

Вы скажете, что лучше бы красные вообще не играли с огнем и с самого начала подавляли украинство столь же решительно и бескомпромиссно, как это делали белые. Но белые поплатились за свою негибкость: у них в тылу развернулось восстание Махно, последствия которого были роковыми для Белого Дела и привели его к краху. Если бы белые возглавлялись людьми, более способными победить, то мы бы и в белом варианте увидели автономию для Украины, хотя бы как временную меру. И еще не понятно, была бы эта автономия ликвидирована в дальнейшем. Вполне возможно, что общий груз проблем, обрушившийся на правительство Белой России после победы, не позволил бы ему сосредоточиться на решении украинского вопроса.

А поскольку белая власть была бы европейской и цивилизованной, она бы не сочла возможным решить этот вопрос «дешево и сердито», путем репрессий и посадок в лагеря. С украинцами играли бы в политические игры, подкупали. Украинская автономия развивалась бы, крепла, врастала в почву. При этом украинство не было бы заражено и опошлено советчиной, развивалось бы в европейском ключе, а значит, стало бы более притягательным и опасным. Не удивлюсь, если в альтернативной «белой» исторической вселенной сейчас идет точно такая же «война с Европой за Украину», как и у нас.

В России сегодня принято шутить, что, свергая памятники Ленину, украинские националисты тем самым воюют с основателем собственной государственности. Бандеровцы, конечно, идиоты, но не настольно. Ленин – основатель не просто Украины, а именно советской, советизированной, пророссийской Украины. Уничтожая памятники Ленину и другие следы советской эпохи, бандеровцы тем самым очищают исходный австро-польский, радикально-антирусский проект от советских наслоений, отсылающих к дружбе и союзу с Россией. Ленин, с точки зрения бандеровцев, – это символ «испорченного» украинского проекта, заточенного на симбиоз с русскими.

«Борьба с советчиной» в бандеровском формате – это, прежде всего, борьба против позитивной исторической памяти о советском единодержавии и 70-летнем советском русско-украинском симбиозе. Ничего комичного в уничтожении памятников Ленину нет: с точки зрения бандеровцев, это однозначно антирусская акция с очевидным историческим подтекстом. В лице Ленина они взрывают не «призрак коммунизма», а союз между Россией и Украиной, и тем самым возвращаются к европейской, австро-польской версии украинского проекта, заточенной на радикальный разрыв с Россией.

Конечно, при желании можно троллить бандеровца тем, что он «совок» если не по своей политической позиции, то по своим повадкам, по своему душевному складу. То есть, он не европеец, а тупой варвар и азиат, «хунвейбин». Но бандеровца этот троллинг затронет мало. Если он тупой, то он его просто не поймет, а если сообразительный, то перетолкует в антирусскую сторону. А именно, скажет: «Да, так и есть, находясь в плену у москалей, мы заразились их совковыми привычками. Поэтому мы должны радикально избавляться от всех пережитков советчины, и в этом у нас есть надежный ориентир: европейский, австро-польский проект украинского национализма, заточенный на вражду с Россией. Все, что противоречит этому проекту на Украине, мы должны безжалостно разрушить. Это и будет нашим очищением от советчины».

Единственная категория людей на Украине, которую всерьез может смутить и дезориентировать троллинг на советскую тему, – это союзные русским просоветские украинцы. Поэтому я в очередной раз повторяю: пропагандисты, которые интерпретируют русско-украинский конфликт через призму разборок между «красными» и «белыми», «антирусскими совками» и «русскими анти-совками», работают по ведомству украинской военной пропаганды.

К настоящему времени украинский национальный проект уже достиг такой стадии развития, когда абортировать его невозможно. Поезд уже ушел. Новороссию, при известных стараниях, еще можно превратить в сугубо русский регион, но Малороссия (центральная Украина) уже навечно будет принадлежать украинцам, как отличной от русских самостоятельной нации (даже если говорить эта нация будет в основном по-русски). Между тем, с точки зрения русских стратегических интересов, контроль над Малороссией абсолютно необходим. Русскому народу придется вступать в симбиоз с украинской нацией, превращать ее в партнера и союзника. Понятно, что с бандеровцами это невозможно в принципе. Придется выбирать меньшее из двух зол, из двух версий украинского национализма.

Только в своей советской версии украинский национализм может существовать в симбиозе с Россией, и это уже доказано на протяжении 70 лет совместной жизни в рамках СССР. Это значит, что русские жизненно заинтересованы в просоветских силах на Украине, в повторной советизации украинского проекта. Если человек, живущий на Украине, идентифицирует себя «украинцем», то он обязан быть просоветским (ностальгировать по СССР и русско-украинскому братству, поклоняться одному из советских генсеков, уважать культ Победы над фашизмом, ненавидеть НАТО и Запад и т.п.).

Если он не будет советским, то он, с большой вероятностью, станет приверженцем европейской, австро-польской версии украинского национализма, заточенной на разрыв с Россией. Антисоветский украинец будет врагом России и русских просто по определению. А значит, таких украинцев не должно существовать на подконтрольной русским части Украины. Десоветизация украинца допустима, только если она следует за его политической русификацией (когда он становится лояльным к России, когда рассматривает украинцев как один из народов Большой России, а не как суверенную нацию).

Итак, хороший (для русских) украинец – это советский украинец. Более удобных (для России) вариантов украинства, чем советский, история пока не знала, а от добра добра не ищут. Если это работает, если советизация делает украинского националиста «плюшевым», менее враждебным к России, к русским и русской культуре, то за это нужно держаться. Кстати, чтобы не отталкивать советских людей на Украине, нынешний конфликт лучше трактовать не как «борьбу русачества и украинства», а как совместную борьбу русского и советско-украинского народов против прозападных нацистов. В этом смысле Кремль, при всей своей предательской политике в отношении Новороссии, в идеологическом плане проводит более зрелую и более выгодную для России (в перспективе) линию, чем многие русские националисты и патриоты.

http://kornev.livejournal.com/451438.html