В Китае набирает обороты скандал, в центре которого оказался настоятель Шаолиньского монастыря Ши Юнсинь. Монах, превративший всемирно известную буддистскую обитель в процветающее предприятие, и раньше становился объектом критики из-за бурной коммерческой активности. Однако сейчас, похоже, дело приняло серьезный для Ши оборот: косвенным подтверждением этому стало то, что он не возглавил делегацию, отправившуюся в Бангкок, — предположительно из-за того, что в отношении него ведется расследование. Если это так, то Ши Юнсинь рискует оказаться в одном ряду с высокопоставленными чиновниками, ставшими жертвами начатой Си Цзиньпином кампании по борьбе с коррупцией и злоупотреблениями.

Все, что происходит в последнее время вокруг Ши Юнсиня, очень похоже на типичное «падение с лошади». Это выражение в Китае используют, когда говорят об очередном чиновнике, лишившемся поста и партбилета после обвинения в мздоимстве, а подобные низвержения после прихода к власти Си Цзиньпина происходят в КНР чуть ли не ежедневно. В случае Ши присутствуют все характерные слагаемые таких историй: блестящая карьера, иллюзия вседозволенности, коммерческие махинации, нескромность в быту, любовные утехи на стороне, появление в интернете информации о служебных и моральных прегрешениях и, наконец, — официальное сообщение в прессе о снятии с должности в связи с «нарушениями партийной дисциплины и законов». Даже обвинение в содержании любовниц роднит настоятеля Шаолиня со многими «тиграми и мухами» — мирскими героями коррупционных скандалов.

Закулисье китайской политики
объяснение в лицах и подводных течениях
в статье
Кто управляет Китаем?

Официального разоблачения пока нет, но судя по тому, что Ши Юнсиня не выпускают из страны, над его головой явно сгустились тучи. Правда, по другой версии, власти решили разобраться с теми людьми, которые «компрометируют» один из старейших и уж точно самый известный в мире китайский монастырь, место паломничества зарубежных лидеров и киносъемок про кунг-фу. Скорее всего, версию о том, что Ши Юнсиня опрашивают в связи с клеветой в его адрес, была придумана в самом монастыре: неслучайно Шаолинь, как и любая другая крупная корпорация, обзавелся мощной пиар-службой. Именно ее сотрудникам пришлось первыми реагировать на обнародованный в социальных сетях компромат на настоятеля.

Обвинения бросали густую тень на репутацию Ши, поставив под вопрос его право выступать в роли духовного авторитета. В частности, сообщалось, что у него есть незаконнорожденные дети, что он платил за секс нескольким женщинам, в том числе буддийским монахиням. Кроме того, Ши Юнсинь якобы пользуется двумя удостоверениями личности на разные имена, что является грубым нарушением закона.

Неприятным сигналом для настоятеля стало то, что официальные СМИ не стали «гасить» эту тему. Компромат, впервые опубликованный от имени «послушника монастыря», широко распространился не только в интернете, но и в печатных изданиях. Борец против злоупотреблений, назвавшийся Ши Чжэн’и, представлял себя как инсайдера, которому хорошо известны все темные дела монастыря. Как отмечалось в первоначальной публикации, Ши Юнсинь «хоть и прикрывается буддизмом, на самом деле бабник и коррупционер».

Кто принимает решения в Китае
и от чего зависит его политика
в статье

Экспертные центры Китая и внешняя политика

Скорее всего, «Ши Чжэн’и» — это псевдоним, поскольку в Шаолине сразу же заявили, что у них такого монаха нет и не было. Тем не менее компетентные органы восприняли «критику снизу» всерьез. Государственное управление по делам религий КНР «обратило серьезное внимание» на слухи и поручило своему местному отделению провести расследование.

Агентство Синьхуа вдруг (а может как раз и не вдруг?) опубликовало две статьи подряд о том, как строго поступают в Таиланде с монахами, нарушившими моральные нормы или преступившими закон. Заголовок одной из заметок не оставлял сомнений в том, что месседж адресовался шаолиньскому «буддистскому олигарху»: «Что будет, если на таиландского монаха поступит жалоба».

Кроме того, на сайте Синьхуа была перепечатана статья столичной газеты «Бэйцзин чэнбао», озаглавленная «Необходимо на более высоком уровне расследовать деятельность Ши Юнсиня». По мнению автора, власти провинции, в которой расположен монастырь, получая в бюджет часть средств от коммерческой деятельности Шаолиня, могут быть необъективны, поэтому расследование следует передать на более высокий уровень. Это еще один тревожный звонок для Ши Юнсиня, который, если ориентироваться на «табель о рангах», действительно является деятелем национального уровня: с 1998 года он избирается депутатом Всекитайского собрания народных представителей. В нынешнем составе парламента у Ши тоже есть кресло.

Еще одна важная причина для Китая
воевать с кем угодно
в статье
Экология Китая - проблемы

Это показывает, как тесно интегрирован «генеральный директор Шаолиня» в политическую систему. Созданная им жестко централизованная структура (куда входили гастрольный коллектив монахов, видеокомпания, туристические фирмы, компания по реализации билетов и другие коммерческие структуры) до поры до времени существовала как «государство в государстве». Чем-то это напоминало вотчину Бо Силая — бывшего партийного руководителя города Чунцина. При прежнем руководстве страны все художества вроде фестивалей революционных песен и возрождения элементов маоистской политики сходили товарищу Бо с рук. Центр не реагировал на сигналы о том, что борьба с мафией в Чунцине на деле была переделом рынка в пользу коммерсантов, близких Бо и его супруге. Теперь же Бо Силай, считавшийся одним из самых перспективных китайских политиков, отбывает пожизненный срок.

Шлейф скандалов за Ши Юнсинем тянется давно. Еще в конце 1980-х Ши начал реализацию различных коммерческих проектов, в том числе гастролей монахов за пределами Китая. Активно привлекались в монастырь туристы и зарубежные паломники — одна только продажа билетов приносила ежегодно несколько миллионов долларов, что уж говорить об объемах пожертвований. В 2006 году настоятелю подарили автомобиль стоимостью более миллиона юаней, что многие в Китае сочли противоречащим буддисткой доктрине о ничтожности всего мирского.

В 2009 году пресса сообщала, что Ши Юнсинь заказал себе одеяние с золотым шитьем, стоившее более 20 тысяч долларов. Критиковали настоятеля и за то, что монастырь решил обзавестись туалетом класса люкс, на строительство которого ушло около 400 тысяч долларов. Громкий скандал разразился в 2011 году, когда один из послушников рассказал, что у настоятеля Ши есть зарубежные счета на три миллиарда долларов и виллы в США и Германии.

Сложно сказать, что здесь правда, а что преувеличение, но то, что Ши умел выжать деньги буквально из всего, что «Будда посылал», и пользовался для этого покровительством чиновников, было очевидно.

Особенности китайской психологии и поведения
объясняющие поступки политиков и поведение государства, в статье
Сохранение лица в китайской культуре

Пока непонятно, удастся ли Ши выйти сухим из воды, как это не раз бывало в прошлом. Особую роль может сыграть то, что нынешние претензии в адрес «генерального директора Шаолиня» появились на фоне антикоррупционной кампании и призывов к чиновникам быть честными и скромными. Если хоть часть выдвинутых в отношении Ши обвинений подтвердится, это может быть поводом для более детального разбирательства.

Главная ошибка Ши Юнсиня состоит в том, что он пропустил момент, когда трансформировались нормы, по которым в Китае должны существовать все закрытые системы, — армия, спецслужбы, госкорпорации или бизнес-империя на базе всемирно известного монастыря. Си Цзиньпин настолько резко поменял правила игры, что у многих бывших «хозяев жизни» защитные механизмы не сработали, результатом чего стала серия процессов над людьми, считавшимися еще недавно неприкасаемыми. Вероятно, то же самое произошло и с предприимчивым монахом: он посчитал, что Будда будет помогать и дальше, а с государством всегда удастся договориться. Дальнейшие события покажут, стала ли «империя монастыря Шаолинь» еще одной территорией, лишившейся особого статуса, позволявшего ее обитателям, спекулируя на собственной значимости и приближенности к влиятельным политикам, чувствовать себя стоящими над законом. Национальное достояние должно вести себя достойно — пожалуй, именно такой урок намерены преподать власти Ши Юнсиню. Впрочем, возможно, для этого будет достаточно строгого предупреждения, а до судебного преследования дело все же не дойдет.

Комментарий:

В целом мелочь. Вера в Будду в современном Китае отнюдь не столь прочна, как делают вид. Вопрос в том, что хочет Си Цзиньпин. Можно представить, что он хочет дешевый Шаолинь. На самом деле он хочет создать ощущение, что дотянется до каждого. Тут сразу возникает вопрос - за счет чего Китай сделал рывок вперед? Он сделал рывок вперед за счет бескорыстия. Сидит себе председатель парткома уезда и его подчиненные выдают разрешения на занятия тем или иным бизнесом. Нет, конечно, выдают чиновники, а по сути они под контролем партии и тоже партийцы. Бизнес развивается за счет определенного уровня бескорыстия, то есть чиновник выдает право тому или иному бизнесмену стать богаче его. Отказывается от коррумпированных доходов, соглашается на соблюдение им лично законов, всё это во имя развития страны и преодоления нищеты. При этом условие - власть всё равно остается властью. Такую ситуацию очень сложно создать искусственно, если не созрели соответствующие настроения в обществе.

Отношение китайцев к иностранцам и чужеродным элементам
в статье
Расизм в Китае

У России был схожий шанс во время перестройки, но изначальные её цели были иные. В КНР развитие пошло очень логично - да, мы позволили другим стать богаче себя, но мы тоже хотим кушать. Отсюда отнюдь не самая великая в мире коррупция, с которой имеет смысл бороться. Вопрос только - во имя чего? Например, во имя ускорения развития страны и её стабильности. Но Си принял страну с высокими темпами развития, а оставит с низкими, если вообще не вгонит в кризис. Поэтому при таком управлении остается иное - мы заставляем тебя быть честным, чтобы ты вечно был беднее нас.

Так НКВД чистило управленцев СССР - будьте всегда беднее нас. Чистило, чтобы народ вымирал в ГУЛАГе и был бедным, чистило, чтобы инженеры и ученые согласились на нищие зарплаты, а многие работали за колючей проволокой в бериевских шаражках. Хотя всё это оправдывалось целями индустриализации. Но, если сравнить жизнь родителей нынешней либеральной общественности с жизнью остального населения, то, кроме идеи геноцида, была четкая идея - сделаем так, чтобы вы всегда были беднее нас, у нас на Арбате отдельные квартиры, а разное чмо вроде Козарекса пускай ютится в коммуналке, у нас машины, а для вас теория, что личные автомобили - непозволительная роскошь, большинству только давка в автобусах и метро, у нас дачи по полгектара, остальным ничего не дадим или дадим шесть соток и обставим разными условиями, чтобы хорошие дома не строили за городом.

Вся проблема в том, что нынешняя чистка в КНР воспринимается как идея чистки силовиков в РФ, провозглашенная целью новой перестройки - чистим зажравшихся паразитов, чтобы они всегда были беднее нас, то есть олигархов и либеральной общественности. И те пускай чистят. История с Лопатиным и его работами по удешевлению производства солнечных панелей из той оперы. Хрен с ними, с научными достижениями и потенциальными доходами в миллиарды баксов, главное, чтобы они, то есть не включенные в число избранных, были всегда беднее нас. А это уже и есть суть Нового мирового порядка, которая напоминает суть любой власти, - они, то есть, все, кто нам не нравится, всегда должны быть беднее нас.

Идея социального равенства как раз в завуалированной форме содержит в себе идею - они всегда должны быть беднее нас. Идея очень притягательная для обывателя и для женщин, поскольку при равных доходах право производить, думать, отвечать за что-то меньше соседа уже содержит знакомое - они должны быть беднее нас. Идея власти олигархата тоже содержит в себе эту идею, но в откровенной форме, равно как идея социалистической иерархии с её неожиданными провалами в логике власти - кто-то где-то имеет теплое местечко, поскольку высоких должностей на всех не хватает.

В этих идеях по сути нет никакого понятия общественной пользы, есть только демагогия. Посмотрите, люди бедные, он потенциально опасен, он богаче вас. Наше возмущение не знает границ. Народ в таких случаях забывает повращать пирамиду в руках. Ведь для богатеньких важно не то, насколько сосед богаче народа, важно, насколько он богаче или беднее их самих, имеет ресурс к сопротивлению или не имеет, имеет потенции к дальнейшей конкуренции или не имеет. Это не значит, что коррумпированных чиновников не стоит чистить, вопрос в том, ради чего это делается. Например, Горбачев чистил чиновников ради того, чтобы отдельно взятый олигарх был богаче всего чиновничества в целом. Я не чувствую, что Си Цзиньпин чистит чиновничество ради дела. Достаточно вспомнить, что именно он и его люди лично ответственны за финансовый пузырь на Шанхайской бирже, лично ответственны за замедление экономического роста страны, за нерациональные капиталовложения в стране и за рубежом.

В итоге мы имеем обратный результат. Если рост КНР во многом опирался на кой-какое бескорыстие в отношении к делу и перераспределению доходов внутри общества, то при внешне справедливой борьбе с коррупцией мы часто имеем обратный процесс - уничтожение бескорыстия, превращение общества в набор эгоцентричных идиотов. Именно это мы имеем в России. Именно это творит Си Цзиньпин в КНР.

http://lenta.ru/articles/2015/08/10/greedymonk/

http://kosarex.livejournal.com/2077272.html