Оказавшись неспособным остановить потребление наркотиков, чешское правительство решило, что должно хотя бы регулировать этот процесс. С 2010 года власти декриминализировали хранение наркотиков и психотропных веществ в небольших количествах, переведя их из ранга уголовно наказуемых деяний в малозначительные правонарушения, влекущие максимальное наказание в виде штрафа до 600 евро (780 долларов США).

Проблема начинается с палатки в форме параллелепипеда из черного синтетика, выглядящей, словно переносной гардероб. Высотой с человеческий рост, почти не пропускающий запах, он предоставляет место для четырех взрослых растений конопли. «Магазин растений» в пражском городском квартале Жижков продает эту палатку примерно за 400 евро, в цену включены вентилятор, вентиляционные трубки, обогреватель на 400 ватт, удобрения и несколько мешков садовой земли. Эту штуковину черного цвета легко тайно собрать у себя дома и выращивать травку. Это может сделать любой тинэйджер. Но вот в этом то и проблема. Рынок наводнён марихуаной. «Цены падают», — говорит Марек, наркодилер.

Он нашёл ресторан поблизости от пражского Карлова моста, где он под заказанный гуляш с картофельным пюре предался жалобам о падении доходов. Золотые денёчки торговли травкой ушли в прошлое. Сейчас он за 10 граммов берет 1500 крон, то есть примерно 60 евро. Постоянным клиентам - отпуск в долг. Его причёска напоминает проволочный парик. Марек вместо слова «клиенты» предпочитает говорить «друзья».

Чтобы его «друзья» не скучали, он регулярно приносит им на пробу новинки разведения. Сейчас хорошо идет сорт «Белая вдова», здорово бьёт по мозгам. Марек подчёркивает, что его продукция несравнима с конкурентами: «Материал выращен с любовью, это вовсе не то дерьмо, которое выращивают вьетнамцы прямо в складских помещениях». Вьетнамцы — это вторая проблема. Марек говорит, что в отличие от чешских производителей те гонятся за прибылью, а не за качеством. Да и садоводческим даром они обделены.

Как Марек, так и его поставщики извлекают выгоду из того, что травка ещё с начала 90-х годов стала составной частью чешского фольклора. Как пльзеньское пиво или кнедлики под соусом. Каждый второй чех в возрасте от 15 до 34 лет хотя бы однажды в своей жизни курил травку. Согласно статистике Европейского центра мониторинга наркотиков и наркомании Чехия, наряду с Италией и Испанией, находится во главе списка европейских стран — потребителей лёгких наркотиков растительного происхождения.

Полиция уже давно расписалась в собственном бессилии одёрнуть каждого, кто собрался «забить косяк». На этом основании правительство решило, по крайней мере, упорядочить практику, с которой оно не может бороться. С 2010 года чешские власти рассматривают хранение наркотических или психотропных веществ в незначительных количествах не как уголовное преступление, а лишь как административное правонарушение, влекущее за собою наказание в виде штрафа до 600 евро. Чехия, граничащая с Германией, Польшей, Словакией и Австрией, представляет теперь собою «зелёный оазис» посреди территории непоколебимо строгих законов в отношении наркотических средств.

Максимальные количества чётко прописаны в должностных документах: каждый человек имеет право иметь при себе для личного потребления до 15 грамм марихуаны, четырёх таблеток экстази, двух граммов кристаллического метамфетамина, одного грамма кокаина или 1,5 граммов героина, не опасаясь уголовной ответственности. Правда, наркоторговля всё ещё уголовно наказуема, но производители конопли, контрабандисты кокаина и лаборатории по производству кристаллического метамфетамина по-прежнему гребут деньги лопатой. Противники наркотиков рассматривают новый закон как капитуляцию, полиция проклинает его. Министр внутренних дел имеет натянутые отношения с соседними Баварией и Саксонией, обвиняющими Чехию в контрабанде наркотиков на их территории. Марек считает либерализацию шагом в правильном направлении.

«Сам я всего лишь мелкая рыбёшка», — говорит он. Один из сотен продавцов, доставляющих растительный товар своим «друзьям».

Полдень четверга, и на лице Марека можно легко прочесть предвкушение радости от грядущей пятницы. Предназначенные для кутежей ночи выходных дней и здесь следуют своей драматургии, проходя этапы ожидания, эйфории, изнеможения и похмелья. Слишком редко закрадывается подозрение, что это может плохо закончиться. Марек родился и вырос в Праге. Он торгует травкой с 18 лет, в прошлом продавал и более сильные наркотики вроде «кокса» и экстази. Сейчас ему 29 лет, и согласно своей основной профессии, он водит туристов по городу, показывает им достопримечательности столицы. Во время таких экскурсий он знакомится со многими людьми, которых воодушевляет беззубое чешское законодательство.

Он никогда не лезет к ним со своими предложениями, но «...если кто-то невзначай поинтересуется, — говорит Марек, — он знает, где можно достать травку». Он приводит туристов в свое бюро, где они быстро становятся «друзьями». Так наркодилер Марек получает выгоду от Марека-гида.

Пригнувшись, он с центральной улицы города делает шаг в узкий проход, проскальзывает через туннель и вот он уже стоит перед письменным столом. Марек делит свое бюро вместе с братом Михалом, который держит хостел (жильё, спальное место без дополнительных удобств в комнате — прим. пер.) для путешествующих своим ходом налегке. Михал как раз мастерит «косяк» с травкой. «Это я забил по маленькой, так, побаловаться, для чего-то посерьёзней ещё рановато», — говорит он.

Михал на два года старше Марека, женат, у него дочка полутора лет. Его хостел процветает. Он носит дреды, и во всём является противоположностью брату, он более спокойный, рефлексирующий, этакий типаж художника. Михал лично пережил историю становления наркопотребления в своей стране. Он надолго задумался над вопросом, чего он ещё не курил или не глотал.

Михал и Марек — братья, непохожие друг на друга. Михал, бизнесмен, находится на взлёте, в то время как наркодилер Марек борется со спадом. Обоим им известно двуличие наркотиков, они знают, насколько соблазнительным может быть поиск жизни «под кайфом».

Их родители жили в достатке, как рассказывает Михал, раскуривая «косяк». Отец работал в администрации государственной строительной фирмы, после «падения стены» он возглавил в Восточной Европе бизнес одного канадского банка. Мать самостоятельно добилась успеха в сфере консультирования предпринимателей. Родители развелись, когда Михалу было 15 лет. «Он отбился у них от рук». У Марека были проблемы с учителями, потому что он торговал краденым. После развода Марек жил с отцом, Михал стал жить с друзьями вскладчину в съёмной квартире, где он начал «экспериментировать» сначала с марихуаной, позднее и с героином.

90-е пролетели для Михала в сладком дурмане. С туристами, художниками, эксцентриками и авантюристами, устремившимися в Прагу после падения «железного занавеса», в страну пришли новые наркотики. Михал принимал их во всех мыслимых формах. Дым, порошок, таблетки, кристаллы, жидкости. Он организовывал так называемые «техно-вечеринки» в пустующих бункерах, именуя себя «Нарко Поло». Путешественник в мире наркотиков.

Но самый важный опыт потребления наркотиков, изменивший его жизнь, он получил, когда в одиночку забрался на вершину холма, где стал поедать грибы. Ему не было и двадцати лет, и он мог бы предаваться своим сумасбродствам до бесконечности. Но там наверху, на холме, он вдруг понял, насколько жизнь хрупкая вещь, насколько она прекрасна и драгоценна. Не будь тех грибов, сейчас он был бы уже мертв, как говорит Михал. Он завязал с сильнодействующими наркотиками, стал изучать философию и историю.

Марек, младший брат, уже подростком хорошо разбирался в бизнесе. Перед своей наркотической фазой в жизни он продавал коллекционные открытки, шмотки, а позднее и страховые полисы. «В свои 17 лет я был лучшим торговцем города», - рассказывает он. Мареку не нужна была школа, чтобы находить незаполненные ниши рынка. Однако «бизнес-проекты» в историях, которые он рассказывает, часто в начале приносили бешеные барыши, а заканчивались жалкими грошами.

Когда в страну устремились наркотики, чехи обнаружили в себе пристрастие к самостоятельному их выращиванию. Михал вспоминает, как в середине 90-х его друзья и знакомые начали выращивать коноплю на дому. Одновременно эта отрасль «растениеводства» профессионализировалась. В начале ноября в третий раз в городе прошел «Каннафест», праздник конопли, ему была отведена крупнейшая ярмарочная площадь Праги, с докладами вроде «Конопля в чешской культуре», стендами фирм, торгующих удобрениями, торговцами семенами конопли, производителями оборудования для гидропоники. Многие участники выставки прибыли из Голландии, чтобы не упустить новый растущий рынок.

В то время как полиция каждые две недели выкашивает все обширные плантации конопли, чаще всего выращиваемые вьетнамцами, остальная часть страны сажает её для личного потребления. Даже бабушка и дедушка Михала и Марека выращивают для своих внуков в оранжерее коноплю, поливают и собирают урожай. «Бабушка — замечательный садовод», — говорит Михал. Он достает мобильный телефон, в памяти которого хранятся снимки двух последних визитов. На фотографиях запечатлена не бабушка, а смолистые соцветия. Из листьев и стеблей, не годящихся внукам для курения, бабушка делает крем для кожи.

Братья рассказывают о Праге 90-х годов, как о рае, в котором друзья занимались дегустацией самых удачных урожаев. Мир был хорош и прекрасен, или, по крайней мере, таким казался.

Вечера Марек проводит в городе, с «друзьями», утром он уютно устраивается в кресле своего бюро, ожидая, пока «прогреется» «речевой центр» его мозга. А вот и первые туристы в его бюро, спрашивают билеты в оперу. После их ухода Марек натягивает бейсболку а-ля Роджер Федерер ниже на глаза и рассказывает, что у него 15-20 постоянных клиентов, покупающих травку, и что благодаря некоторым из них он «получает по-настоящему большие деньги». Его норма прибыли достигает примерно 70 процентов, хотя для хороших друзей он делает скидки. Записи о прибыли он хранит во втором мобильнике, предусмотрительно вытаскивая из него сим-карту.

Марек не называет цифры своих доходов, но это можно прикинуть и самостоятельно. Если 20 клиентов дважды в месяц покупают у него по 10 граммов по текущей цене в 1500 крон, то оборот составляет 60 тысяч крон. При норме прибыли в 50% ему остается половина, то есть 30 тысяч крон, или около 1200 евро. Совсем не плохо для дополнительного заработка. Хотя и рискованного?

«Что? — спрашивает Марек. — Какой риск?»

Время от времени его машину останавливает полиция, заставляя пройти тест на наркотики. Результаты теста не всегда отрицательные, поскольку за исключением метамфетамина и героина он пробовал уже всё. За исключением этого обстоятельства у него ещё не было никаких проблем с властями. Чего же ему бояться? Он продает ведь только травку.

Большинство туристов, с которыми он работает, больше интересуются богемским хрусталём или пивными экскурсиями, чем травкой.

В отличие от Амстердама, в Праге нет этих так называемых «кофе-шопов», где на ламинированных страницах меню предлагаются десятки различных сортов марихуаны и гашиша. В Праге же нужно обладать связями, или же наобум обращаться к ближайшему бармену с вопросом, где можно приобрести пару граммов.

Наркотики пожёстче достают на чёрном рынке. Чехия знаменита своими нарколабораториями, она специализируется на кристаллическом метамфетамине, известном здесь как первитин или пико. Чехия по производству метамфетамина не имеет себе равных в Европе. В 2010 году полиция прикрыла деятельность 307 производственных точек, большей частью представлявших собою любительские кухонные установки. Качество товара примерно зависит от того, сколько денег и трудов инвестировал «повар» в своё варево.

Яна пробовала многое из того, что производится на этих кухнях. Ей 29 лет, она работает на ресепшене хостела для туристов-автостопщиков, что в исторической части города, она одна из «подруг» Марека. Её излюбленные наркотики - кристаллический метамфетамин и кетамин. Первый выстреливает тебя в небеса, второй сбрасывает обратно.

Кетамин был впервые синтезирован в 1962 году в США, сегодня он среди прочего применяется ветеринарами в качестве обезболивающего. В Праге он применяется в виде таблеток, порошка или жидкостей, вызывая ощущения цементирования в кровеносных сосудах. Состояние, близкое к ощущению саморастворения. Люди, принимающие кетамин, увлекаются ощущениями близости смерти. «Мне нравится разрушать себя», — говорит Яна.

Сама она из Словении, в 19 лет перебралась в Прагу, и держится на плаву благодаря случайным заработкам. Отдых для неё — это техно-вечеринки по выходным, на которых диджеи заводят музыку, мало чем отличающуюся от рёва турбин «Боинга». Непременный атрибут вечеринок — наркотики. Саморазрушение. Других планов у неё нет.

Вечер пятницы, улица к северу от исторической части города, она пробегает вдоль неё, срывая листья с кустарников и выбрасывая их. Мы стоим буквально пять секунд на остановке в ожидании трамвая, когда она спрашивает: «Давно мы стоим?» Кристаллический «мет» умерщвляет чувства, включая и чувство времени.

Яна прочёсывает бар за баром, быстро отбраковывая их, и снова выныривая на улицу, каждый раз ей что-то там не нравится. За короткое время трое дилеров спрашивают у неё, не желает ли она травки. В конце этого марафона по ночной жизни Праги она исчезает за дверью женского туалета одной из техно-вечеринок, на этот раз не торопясь с выходом.

Премьер-министр страны заверил, что количество метамфетамина, хранение которого не влечет уголовной ответственности, будет снижено. На данный момент полиция считает этот вид наркотика самым опасным веществом в стране. Количество хронических потребителей за период с 2008 по 2011 годы выросло на треть. Чешский рынок наркотиков благодаря его либерализации настолько прославился в мире, что авторы американского сериала «Во все тяжкие» перенесли часть сюжета на чешскую землю. В новом сезоне Уолтер Уайт, главное действующее лицо сериала, посылает свои голубые кристаллы в Чехию, получая от них столько денег, что с трудом может подсчитать прибыль.

Помимо «мета» на дискотеках пражской площади Венцель и в барах квартала художников Жижков доступно почти всё, что заводит, делает бодрым, страстным и одержимым, снова отрывает от берегов, опьяняет и месит сознание, словно тесто. Кокаин, экстази, ЛСД, героин, кетамин, галлюциногенные грибы в ассортименте, масса травки и гашиша, но в первую очередь всё же метамфетамин во всех возможных видах, «коктейлях» и концентрациях. «Ты можешь получить здесь всё», — говорит Михал.

По оценкам упомянутого выше центра мониторинга в Чехии за год выкуривается порядка 20 тонн конопли, принимаются 5 миллионов таблеток экстази, один миллион доз ЛСД, и испаряются пять тонн кристаллического метамфетамина. В барах каждые пять минут звучит: «Что вы хотите купить?» Иными словами, также и в сфере логистики Прага обогнала Запад.

Эта либеральная к наркотикам политика выгодна как потребителям, так и государству, которое уже не должно вести расточительное и трудоёмкое преследование «по пустякам». Однако в части борьбы против подпольного производства наркотиков новая политика не дала реального прогресса.

Марек, завершивший две подряд трехчасовые экскурсии по городу, сворачивает себе уже пятый «косяк». Он сидит в задней комнате одного из баров и выглядит взбудораженным. Его любимый наркотик — кокаин, он вне конкуренции, как считает Марек. Между ног он примостил рюкзак, с которым не расстаётся, в нём пластиковый контейнер для бутербродов, заполненный «травкой», и аптекарские весы.

Рядом с Мареком сидит бразилец Рене. Ещё один «друг». Рене живет в Праге уже 12 лет, сначала он полюбил чешку, а затем метамфетамин. «Чешский «мет» — самый лучший на планете, — говорит он. — Я знаю это, я пробовал калифорнийский «мет». Но чешский лучше всего».

Он спрашивает Марека, не желает ли тот выпить с ним шнапса? Марек, глядя на него сквозь клубы своей самокрутки, кричит в ответ: «Ты что, сумасшедший? Мне ещё вести машину!»

Чтобы поправить финансовые дела, Марек начал играть в интернет-покер. Но во время игры он находится под кокаиновым дурманом. Что вряд ли помогает ему в достижении цели. В Праге один грамм кокаина стоит 100 евро. Точнее, в этот «грамм» входит примерно 20 процентов кокаина, остальное, в лучшем случае, приходится на лидокаин, местное обезболивающее, либо левамизол — противогельминтное средство.

Пока Рене и дальше распинается о чешских «кристалликах», Марек постепенно успокаивается с помощью «косяка». Наступил воскресный вечер, уикэнд прошёл. У Марека за спиной ещё один наркотический «улёт». Недавно полиция в ходе облавы сцапала двух его друзей, промышлявших торговлей экстази и кристаллическим метафметамином. Но сам он полиции не боится: «Если они решат задержать меня, то им придётся схватить ещё полмиллиона человек в Праге, делающих то же самое». И всё-таки он продолжает искать возможность создать более надёжный бизнес, вроде того, что есть у брата.

Когда-нибудь с наркотиками придётся завязывать, с этим саморазрушением, это понятно и Мареку. Закон таких ночей непреклонен: чем сильнее кайф, тем разрушительнее наркотик. Некоторые из бывших «друзей» братьев сегодня бродят по Праге как нарко-зомби. Некоторые от дурмана потеряли рассудок или скончались.

Михалу хотелось бы, чтобы Марек «вышел из тени», но на данный момент непохоже, что он в обозримом будущем свернёт свой бизнес на траве. Михал надеется, что когда-нибудь чешское правительство разрешит кофе-шопы. Что станет программой легализации для его брата-наркодилера. Михал говорит, что вовсе не удивится, если Марек окажется тем, кто откроет первый кофе-шоп в Праге.

Чешская республика, граничащая с Германией, Польшей, Словакией и Австрией, в настоящее время является настоящим оазисом посреди стран, чье законодательство относительно наркотиков варьируется от просто строгого до предельно сурового.

Каждый отдельный человек имеет право иметь при себе для личного пользования до 15 граммов марихуаны, четырёх таблеток экстази, двух граммов кристаллического метамфетамина, одного грамма кокаина или полутора граммов героина без наступления уголовной ответственности. Наркоторговля по-прежнему находится вне закона, однако с 2010 года бизнес производителей конопли, контрабандистов кокаином и владельцев метамфетаминовых лабораторий процветает. На снимке мужчина, у него на теле изображен логотип «Каннафест-2012», фестиваля конопли, состоявшегося в Праге.

Посетители «Каннафест-2012», рассматривающие кальяны для курения марихуаны. Сильные наркотики доступны на «черном рынке» страны. Страна прославилась своими «кухонными нарколабораториями», специализирующимися на производстве кристаллического метамфетамина. И действительно, по объёму его производства с Чехией не может сравниться ни одна страна Европы.

Критики рассматривают новое законодательство как капитуляцию, правоохранители проклинают эту сдержанность. Министр внутренних дел страны имеет проблемы с соседними федеральными землями Германии Баварией и Саксонией, обвиняющими Чехию в контрабанде наркотиков. Премьер-министр Петр Нечас (на снимке) обещает уменьшить уголовно ненаказуемое количество метамфетамина.

Европейский центр мониторинга наркотиков и наркомании оценивает ежегодное потребление Чехии в 20 тонн конопли, 5 миллионов таблеток экстази, 1 миллион доз ЛСД и 5 тонн кристаллического метамфетамина.

http://inoforum.ru/inostrannaya_pressa/zelyonyj_ostrov/