Недавняя моя публикация «Эхо Черкизона» о тайной свалке на месте бывшего рынка вызвала большое количество откликов. Но начали происходить весьма странные события: неравнодушные граждане почему-то предпочитают присылать дополнительную информацию о хозяевах Черкизона на личную почту, а не комментировать публично. Возможно, кто-то уже начал кому-то угрожать?

Так, например, на почту прислали информацию, что 30 сентября в Росимуществе по инициативе Минспорта состоялось совещание с предложением прирезать РГУФКу (Российский Государственный университет физкультуры, которому еще с 1997 года территория экс-Черкизона была отдана в постоянное и бессрочное пользование) еще 7 гектаров территории по соседству. Видимо потому, что нелегальная свалка на имеющихся 60 гектарах уже переваливается через край, выше заборов.

Что касается других присланных писем и ссылок, то сразу замечу, что жалобы преподавателей РГУФКа на мизерные зарплаты (доцент с кандидатской степенью получает меньше дворника) и ссылки на то, что министр Ливанов за такие показатели ректоров увольняет, в данном случае излишни. Если же министр спорта  Мутко считает, что преподаватели должны брать взятки, чтобы выжить, то это его личный стиль работы, наверное, основанный на личном опыте и праве руководителя.

Но вернемся к свалке. По «воспоминания очевидцев», что после закрытия Черкизона на снос и утилизацию бесхозных торговых рядов и складов государство выделило что-то около 130 миллионов рублей. По всей видимости именно после этого и возникла комбинация с дешевым способом захоронения останков Черкизона под слоем песка и грунта.

Однако разгромленный Черкизон был славен не только снесенными бульдозерами   строительными конструкциями. Напомню, что ведомство А.И.Бастрыкина еще в январе 2010 года сообщало «о начале уничтожения опасных для здоровья товаров, конфискованных в прошлом году на Черкизовском рынке. Исследования показали недопустимо высокое содержание в них таких веществ, как формальдегид, толуол, этилбензол, бензол и других. В СКП отмечают, что уничтожение товаров может нанести вред окружающей среде, а потому для этого в Финляндии была закуплена партия спецтехники».

Тем не менее, дальнейшая судьба этих токсичных отходов черкизонской торговли так и осталась не известной. А если ликвидация была поручена тем же самым исполнителям, то есть немалая вероятность, что они погребены там же, где и строительный мусор, то есть на территории РГУФКа.

Видимо для того, чтобы подтвердить общий стиль освоения бюджетных средств, информированные доброжелатели из числа сотрудников РГУФКа прислали мне копии разнообразных договоров, по которым списывались, распиливались и откатывались бюджетные средства – не только по линии Минспорта, но и по линии Минобразования. Например, в 2007-2008 году на «инновационные образовательные программы» было растрачено более 500 миллионов рублей. За натужно наукообразными мероприятиями типа «Создание в РГУФК интегрального комплекса, обеспечивающего непрерывный процесс от генерации идей до внедрения инновационных решений…» обреченно зияет полная пустота и чистосердечное признание, что на момент раздачи бюджетных денег никаких инновационных идей еще не было даже сгенерировано. Опять же результаты олимпийской сборной в Ванкувере-2010 через пару лет после внедрения «инновационных методов» подготовки тренеров и спортсменов тоже говорят сами за себя.

Впрочем, это тоже лишь косвенно подтверждает наши подозрения о судьбе миллионов, выделенных на утилизацию Черкизона. И единственное, что стоит добавить к многим публикациям на эту тему – сравнение с таким же по сути «инновационным распилом» депутата И.Пономарева в Сколково. Разница лишь в масштабе – 20 миллионов баксов черкизоновских против жалких 750 тысяч сколковских.

И таки да, еще одна смешная деталь – по «инновационному» контракту между РГУФКом и федеральным агентством по образованию оценивать сгенерированные и внедренные «инновации» должны были вовсе не чиновники, а некий независимый фонд, о котором в государственном реестре черным по белому написано: «основной вид деятельности – финансовое посредничество», а вовсе не экспертиза или контроль. Ну да, это так, к слову пришлось…

Вот он, этот дивный документик (и таких удивительных документов у меня предостаточно):

http://ic.pics.livejournal.com/oleglurie_new/45868151/893623/893623_original.jpg

Сейчас жителей столицы должны интересовать гораздо более конкретные вопросы – захоронены или нет на нелегальной свалке строительных отходов посреди мегаполиса токсичные отходы. Косвенный ответ на этот вопрос могут дать две вполне официальные справки с результатами экспертизы сточных вод на прилегающей к нелегальной свалке территории. Обе экспертизы произведены официально аккредитованными лабораториями в августе и в октябре 2015 года.

При этом, в пробах, взятых «выше по течению» вблизи территории РГУФКа с нелегальной свалкой предельно допустимые концентрации (ПДК) биологических (БПК5) и химических (ХПК) загрязнений превышены в четыре раза, фенолов – в два раза. Однако, контроль стока «ниже по течению», где собирается в том числе и ливневый водосток с территории, отдаленной от свалки, превышение ПДК осталось, но лишь на 10% по БПК5 и на 40% по ХПК. Именно такой результат и должен быть зафиксирован, если источником повышенного загрязнения является нелегальная свалка.

Меня удивляет расслабленная или скептическая реакция в публичных комментариях к первой публикации, а особенно – отсутствие реакции от записных экологов и борцов с коррупцией. Впрочем, реакция была и даже очень понятная: если Лурье против «черкизона», нелегальной свалки, ИГИЛа и т.д., то тогда мы, диванные борцуны с коррупцией, – вовсе не против.

Поэтому придется обращаться хотя бы к просто здравомыслящей части столичной аудитории. Уважаемые москвичи, жители Измайлово! Как вы думаете, если президент Путин в эфире федеральных каналов обращается к Совету Безопасности РФ с призывом срочно проверить и укрепить радиационную, химическую и биологическую безопасность гражданского населения – наверное, это не просто так? При этом идет ссылка как на прецедент на недавний взрыв в китайском Тяньцзине. Наверное, у верховного главнокомандующего есть какие-то основания, сведения о таком же шантаже со стороны западных «партнеров».

А теперь просто сравните с ситуацией на «Экочеркизоне» и ответьте на вопрос, где в столице нашей Родины легче всего было бы спрятать какую-нибудь «закладку» в виде контейнера с высокотоксичным веществом? На легальном объекте или на нелегальной свалке, контролируемой, предположительно, мафиозными по сути структурами, которые к тому же свои теневые доходы прячут в оффшорных юрисдикциях. Вопрос сугубо риторический.

Не так уж сложно представить, как высокотоксичные вещества прорываются в «особо охраняемый» природный водоем в считанных метрах от свалки, а затем в течение одной ночи достигают по Яузе Котельнической набережной и далее. Или другой вариант – при взаимодействии с водой токсичные вещества вступают в реакцию и образуют аэрозольное облако, которое несет в сторону жилых кварталов.

Допустим, что вероятность такого развития пока еще очень мала, но кто даст гарантию, что при сохранении нелегальной свалки и при дальнейшем росте напряженности в мире такая угроза не будет реализована. А виновными при этом окажутся вовсе не неведомые иностранные злоумышленники, а городские и федеральные власти, допустившие такую нелегальную свалку.

Завершает обзор откликов и присланных документов юридическая оценка одного весьма опытного юриста: Организация свалок и утилизация мусора, даже строительного – это строго лицензируемая деятельность. Такой лицензии у РГУФКа, ясно, нет. Поэтому эти деяния подпадают под действие ст.238 УК РФ: «Производство, хранение или перевозка в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, а равно неправомерные выдача или использование официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности…

если они: а) совершены группой лиц по предварительному сговору или организованной группой… наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.»

Поскольку это все же блог, а не публикация в СМИ, то прошу считать его неформальным обращением ко всем субъектам гражданского общества, активистам общественного контроля, ОНФ и т.п. Однако сдержанный оптимизм вызывает лишь тот факт, что упомянутая ст.238 УК РФ статьей 151 УПК РФ «Подследственность» все же отнесена к прямой компетенции Следственного комитета РФ. Может быть, там наконец-то примут принципиальное решение?

Источник: http://oleglurie-new.livejournal.com/264466.html