В отличие от АНБ, которое до разоблачений Э.Сноудена называли Агентством Которого Нет, ЦРУ на протяжении почти 70 лет существования почти всегда находилось в центре скандалов, разоблачений и т.п. Связанные с ними утечки позволили многое узнать о деятельности ЦРУ. Однако есть пословица: хочешь что-то спрятать, положи на видное место. Материалы, посвященные грязным делам ЦРУ, нарушениям агентством не только международного, но и американского законодательства, при всей своей разоблачительной силе одновременно выполняют функцию прикрытия еще более серьезных, тщательно скрываемых и долговременных операций. Речь идет о ключевой роли ЦРУ в разработке и ведении финансово-экономических и технологических войн США не только против своих врагов и потенциальных противников, но и союзников и партнеров.

До настоящего времени нет ни одной фундаментальной работы, посвященной анализу роли, методов, технологий и конкретных операций ЦРУ в ходе жестких финансово-экономических и технологических противоборств, имеющих все признаки войн, в которых агентство участвовало последние 70 лет. Тем не менее, определенная разрозненная информация на этот счет существует в различного рода аналитических и мемуарных источниках, а также публикациях материалов расследований Конгресса США и т.п.

ЦРУ — одна из самых молодых служб политической разведки в мире. Она была создана лишь после завершения Второй мировой войны. Изначально на руководящие и ключевые должности в агентстве рекрутировались не кадровые военные разведчики, не университетские аналитики, а прежде всего добившиеся высоких профессиональных достижений представители ведущих адвокатских фирм восточного побережья США и уоллстритских банков. Соответственно, финансово-экономическая сфера проведения подрывных операций стала любимым полем деятельности агентства. Эта ситуация не только сохраняется, но и еще более усиливается в наши дни в связи с переносом акцентов с открытых, распознаваемых методов жесткого противоборства на скрытые, нечеткие, мало идентифицируемые способы нанесения реальным и потенциальным противникам Америки ущерба, превращения их из субъектов в объекты и ресурсы для американского развития.

Характерно, что первой официально признанной в США финансовой наступательной операцией является отнюдь не акция против СССР, как это можно было предположить, а атака на британский фунт и финансы в 1956 г., когда Великобритания и США разошлись в отношении к Суэцкому кризису. Об этом написано в недавно опубликованной статье «The Coming Financial Wars» Дж.Зарате, одного из бывших руководителей финансовой разведки США. ЦРУ продолжало осуществлять активные наступательные операции, вести финансово-экономические войны на протяжении всей истории своего существования. Наиболее подробно, с упоминанием конкретных персоналий, структурных подразделений, методов, технологий, использующихся в оборонительных и наступательных финансовых операциях, рассказал один из крупнейших американских инвесторов, бывший советник директоров ЦРУ и Национальной разведки по финансовым войнам и асимметричным конфликтам, автор бестселлеров Джеймс Рикардс в книгах «The Death of Money:The Coming Collapse of the International Monetary System» и «Currency Wars: The Making of the Next Global Crisis».

Роль ЦРУ как ключевой структуры военно-разведывательно-финансового комплекса (ВРФК) заметно возросла в последние месяцы. В решающей степени это связано с принятием новой «Стратегии национальной безопасности — 2015», предусматривающей доминирование в семи сферах противоборств для достижения глобального американского лидерства. Вместе с технологической, в Стратегии особо выделена финансово-экономическая сфера противоборств.Именно ЦРУ обладает наибольшими возможностями для проведения активных наступательных финансово-экономических операций. Именно агентство выполняет главные функции, связанные с ведением финансовых и технологических войн.

Это в решающей степени связано не только с писанными и неписанными традициями агентства, но и с особенностями американского законодательства. ЦРУ, хотя формально подчиняется президенту США, является независимым от федерального правительства США агентством. Независимость агентства выражается в частности в том, что президент не может единолично назначить или уволить главу агентства, а лишь представляет его кандидатуру Конгрессу. В самом же Конгрессе значительная часть вопросов, связанных с ЦРУ, может рассматриваться исключительно комитетами по разведке, Сената и Палаты представителей, в том числе на секретных заседаниях.

Если детально проанализировать комплекс юридических документов, регламентирующих деятельность агентства, наиболее полно приведенный в недавно вышедших фундаментальных работах The Central Intelligence Agency [2 volumes]: An Encyclopedia of Covert Ops, Intelligence Gathering, and Spies, Jan Goldman (2015) и US Intelligence Community Law Sourcebook, Andrew M. Borene (2014), возникает устойчивое мнение, что полнотой всей информации о деятельности ЦРУ по одиночке не обладают ни президент США, ни Конгресс, ни координирующий деятельность американского разведывательного сообщества Директор национальной разведки. Каждый из них имеет всю информацию в части, установленных для него законодательством компетенций.

Казалось бы, в соответствии с действующим законодательством Президент США имеет полную информацию о «тайных операциях». Действительно, именно Президент по согласованию с Конгрессом обладает исключительным правом принимать решение по подобным операциям. Это зафиксировано в Законе о полномочиях разведки на 1991 год. Там же дано и определение тайных операций. Активные или наступательные финансовые операции, связанные с дестабилизацией или манипулированием валютными, сырьевыми, инвестиционными и т.п. рынками, не подпадают под определение тайных операций. Для них в законодательстве о разведке вообще, умышленно или нет, не нашлось места. Эти операции на сленге американских разведчиков называются «нечеткими (fuzzy) операциями». При их осуществлении используется принцип plausibledenial, т.е. правдоподобного отрицания — «я не я, и лошадь не моя».

Поэтому не случайно, что ключевым разработчиком реформы ЦРУ стал бывший руководитель финансовой разведки США Д.Коэн. Именно он осуществляет реорганизацию ЦРУ, являясь по существу вторым человеком в организации. При этом в ЦРУ также как и в других подобных структурах, первый руководитель — это, как правило, политический назначенец, а второй — человек, который реально держит в руках все нити стратегического и оперативного руководства организацией. В рамках реформы ЦРУ в его структуре создаются новые мощные подразделения — координационные центры, которые будут отвечать за весь разведывательный цикл — от сбора информации до проведения активных операций.

Согласно сведениям осведомленных инсайдеров в Вашингтоне, одним из наиболее мощных подобных координационных центров станет центр по финансово-экономическим войнам или противоборствам. С учетом того, что финансово-экономические активные операции относятся к нечетким операциям, есть все основания полагать, что данный центр будет глубоко законспирирован, и его существование будет полностью отрицаться официальными лицами ЦРУ и администрации США.В то же время в нашем турбулентном мире именно ЦРУ с навыками и возможностями проведения нечетких, скрытых операций, становится ключевой, но не единственной структурой невидимой части айсберга ВРФК.

Следующий материал будет посвящен совсем уж загадочной теме — роли ФРС и других финансово-инвестиционных агентств (как независимых федеральных агентств) в структуре военно-разведывательно-финансового комплекса США.

http://www.regnum.ru/news/polit/1919346.html