Чем вредно авторское право?

1 августа 2013 в России вступил в силу закон по борьбе с интернет-пиратством, вызвавший недовольство крупнейших интернет-компаний. Предполагаемые причины  принятия этого закона многочисленны – здесь и стремление поставить интернет под контроль, и желание подсластить США предоставление убежища Сноудену, и общая тенденция принимать предельно жесткие законы, а потом их смягчать в ответ на общественное возмущение. В итоге закон оказался принят в максимально жесткой форме. Российский интернет продолжает вытесняться из правового поля. А ведь даже в США, главном инициаторе борьбы с «пиратством», рассмотрение подобного закона (Stop Online Piracy Act) было отложено из-за общественного давления на неопределенный срок.

Бесконечная борьба с «пиратством» с завидным упорством продолжается без видимых шансов на успех. Споры приобретают все более острый и идеологизированный характер. Как же получилось, что авторы и их поклонники оказались по разные стороны баррикад в непримиримой борьбе?

Требования авторов просты и понятны – они хотят, чтобы их творчество давало им возможность заработка, если, конечно, оно востребовано их зрителями (читателями). Более чем понятное и справедливое требование, против которого никто, кроме отдельных маргиналов, не возражает. Что же вызывает такое возмущение у сторонников копилефта? Ответ прост – современная система авторского права защищает интересы не авторов, а правообладателей, т.е. крупнейших транснациональных медиакорпораций («большой четверки» в области звукозаписи, 6-7 кинокомпаний) и агентств по охране авторских прав, вместо того чтобы согласовывать и защищать интересы авторов и общества. При этом система искусственно блокирует распространение научной и культурной информации, жертвуя научным и культурным развитием общества ради всеобщей коммерциализации.

Так получилось, что в основу авторского права в современном виде оказался заложен принцип «права на Микки Мауса не должны перейти в публичное достояние» (соответствующий закон был пролоббирован компанией «Walt Disney» в 1998 году и получил неофициальное название «закон Микки Мауса»). Для реализации этого принципа срок действия авторских прав был удлинен до 70 лет со дня смерти автора и до 95 лет со дня опубликования для корпоративного авторства. При этом действие закона коснулось всех областей авторского права.

Широкую известность получили правовые эксцессы, связанные с запретами на тексты Галича, на футбольный гимн Блантера и многое другое. Однако негативные последствия для научной и культурной сфер многие недооценивают. Перечислим основные из них:

- основной корпус текстов, созданных в период 1920-х – 1970-х годов оказался под полным запретом на ближайшие десятилетия. Попытка компании Google оцифровать и выложить во всеобщий доступ десятки миллионов книг XX века была успешно оспорена агентствами по защите авторских прав. При этом, поскольку для большинства книг, изданных в этот период, установить правообладателя уже невозможно (это, разумеется, вовсе на автор, а правопреемник издательства), то восторжествовал принцип: «если правообладателя нельзя установить, распространение книги должно быть запрещено»;

- резкое замедление оборота научной информации в интернете – статьи и даже диссертации закрываются в коммерческие базы данных, с ограниченным доступом и возможностями копирования и использования;

- замена фундаментальных энциклопедий, запрещенных к размещению в интернете, на Википедию, основой для которой в гуманитарной части послужила Britannica 1911 года издания. Т.е. обществу пришлось отказаться от профессиональной энциклопедической системы, заменив ее на любительскую, но зато соответствующую авторскому праву;

- под угрозой гибели старые быстроразрушающиеся пленки с фильмами, поскольку владелец прав не обнаружен, а для перевода на другие носители и обеспечения долговременной сохранности фильма надо получить разрешение;

- и многое, многое другое.

Складывается парадоксальная ситуация. Государство и общество тратят значительные средства на развитие науки и культуры, напрямую финансируя фундаментальную науку и некоммерческое искусство, вкладывают серьезные усилия в пропаганду и распространение научных знаний и произведений высокой культуры. Одновременно государство прикладывает не менее серьезные усилия, чтобы не допустить свободного распространения результатов научного и культурного творчества.

То есть сначала государство выделяет миллиарды долларов на поддержку науки, чтобы ученые имели возможность написать свои труды, потом дотирует научные издательства, чтобы издать в хорошем качестве эти труды, а потом всеми силами блокирует их  распространение в интернете. Только что развернулись горячие споры об эффективности академической науки в России, а, между тем, средняя стоимость прочтения статьи в журнале Академии наук на сайте http://elibrary.ru/ - 200 рублей за одну статью. Столько же стоит и доступ к одной диссертации. Автору, естественно ничего не достается.

Первый абзац типового договора об «авторских правах» с сайта издательства «Наука»: «Автор с момента вступления настоящего Договора в силу предоставляет Издателю на безвозмездной основе на срок действия авторского права, предусмотренного действующим законодательством РФ, исключительную лицензию на использование созданного Автором (Соавторами) научного произведения».

Разумеется, денег на издательства таким способом не соберешь, зато заблокировать распространение научной информации удается прекрасно. То же самое и с произведениями артхауса и классической культурой. Коммерциализация результатов тех видов интеллектуальной деятельности, которые финансируются государством как абсолютно некоммерческие, – настоящая шизофрения.

Таким образом, реальная практика применения авторского права полностью дискредитирует саму идею правовой защиты интеллектуальной собственности. Об этом свидетельствует и стремительное появление многочисленных "пиратских" партий в Европе, и поддержка обществом файлообменных сетей. В итоге общество в целом убеждено, что нарушение авторских прав – не преступление, а борьба против «жирных котов».

Все это делает невозможной защиту прав самих авторов. В самом деле, как убедить здравомыслящего человека, что легитимен и общественно полезен закон, запрещающий распространение в интернете Полного собрания сочинения Льва Николаевича Толстого (1928-58, авторские права на комментарии!), фильма Эйзенштейна «Иван Грозный» (вышел в 1944), Большой Советской Энциклопедии и всех трудов издательства «Наука» советского времени? Кстати и использование в интернете любых фотографий периода Великой Отечественной войны противозаконно.

В то же время отсутствие реальной системы защиты авторских прав делает невозможными многие виды интеллектуального творчества. И получается, что авторы, призывающие к соблюдению законодательства об авторских правах, в отсутствие чего они остаются без средств к творчеству, вступают в противостояние с собственными зрителями и читателями. Им, вместе со своими правами, приходится отстаивать абсурдные требования закона.

Общество поставлено перед ложным выбором – либо губительная для общества борьба со свободным распространением информации, либо ликвидация целых направлений в искусстве, существовавших ранее на коммерческой основе. Выбор этот ложен, потому что если поставить во главу угла общественные интересы, то есть согласование и защиту интересов авторов и общества, то решение вполне можно найти, пожертвовав интересами бюрократических структур по защите авторских прав и частью интересов мейджоров медиаиндустрии.

Дифференцированный подход к различным видам интеллектуального творчества показывает необходимость абсолютно разных подходов к их правовой защите.

  • современный кинематограф - требует максимальной защиты авторских прав в первые несколько лет после выхода на экраны и сильной защиты далее
  • изобретательство - требует выстраивания механизмов защиты от «патентного рейдерства», по сути блокирующего процесс изобретательства
  • литература - распространение задним числом авторских прав на давно умерших авторов привело к фактическому запрету на публикации на многие десятилетия, вопреки очевидной воле покойных, выраженной ими в своих произведениях
  • научная литература, обычно бесприбыльная, субсидируется обществом, после чего защищается копирайтом от использования тем же обществом – требует защиты неимущественных авторских прав (защита от плагиата в первую очередь)

Итак, в защите авторских прав нуждается коммерческое искусство, и это не оспаривают даже самые горячие сторонник копилефта. В то же время наибольшее общественное возмущение вызывает защита имущественных авторских прав в сфере культуры и науки, блокирующая свободную циркуляцию научной и культурной информации в интернете.

Только приведя законодательство в соответствие с интересами общества, можно добиться уважения к нему и, как следствие, к его соблюдению. И тогда интересы авторов действительно можно будет защитить.

Еще несколько слов о борьбе с пиратством и порнографией. Беспристрастный анализ всех законов и законопроектов (а особенно их правоприменения) в этой области показывает их беззубость. У них есть цель, есть желание, но, кажется, нет денег на полноценную реализацию задуманного. Так, например, закон о черных списках в момент принятия вызывал резкую критику и огромный протест. Практика показала, что особых проблем потоку порнографии реализация закона не создала (и в этом нет вины Роскомнадзора). Новый закон – и новый виток протестов. В чем же проблемы?

Их, пожалуй, три. Первая: интернет-сообщество не имеет влияния на решения властей, которые, в свою очередь, технически оторваны от реальности.

Вторая проистекает из первой. Не имея влияния на решения властей и видя широко растиражированные СМИ факты странного правоприменения (и не видя фактов о нормальном правоприменении в силу того, что такие новости широко не тиражируются), сообщество не доверяет власти. А далее раскручивается спираль – «сомнение порождает контроль, контроль вызывает отторжение, отторжение приводит к недоверию и дальнейшему закручиванию гаек».

Примеров море. Отмена крепостного права привела к появлению разночинцев, не имеющих влияния на власть и возможности вертикального лифта, – все кончилось убийством царя. Но новый царь не воспринял пожелания сообщества того времени и закрутил гайки по полной. Последний царь (судя по его дневнику) в критичные для страны дни гулял, пил чай в кругу семьи и страдал от необходимости слушать скучные доклады. Россия имела славные традиции игнорирования запросов общества.

Ну и третья: никто не читает законов. Итог - в хоре возмущений превалируют утверждения, отсутствующие в законах или основанные на выдернутых из контекста фразах, совершенно от этого потерявших первоначальный смысл. Но это тоже давняя традиция, позволяющая ошельмовать что угодно.

Выше мной были разобраны положения федерального закона от 02.07.2013 № 187-ФЗ. Было бы интересно беспристрастно рассмотреть аргументы противников закона и увидеть, как на ту же проблему смотрят за рубежом.

Начнем с петиции (http://vk.cc/1AE01Y):

«Согласно этому законопроекту более 80% пользователей рунета пользуются файлообменными сетями. При этом они не готовы отказаться от использования этих сетей, поэтому принятие законопроекта повлечёт за собой массовые недовольства в обществе, особенно среди молодого поколения».

Отличный аргумент. По сути он означает, что если основная масса подрастающего поколения не хочет платить за то, что сделали другие, а также хочет бесплатно ездить на транспорте и не возражает против того, чтобы продукты питания тоже были бесплатными, то президент должен это обеспечить. Иначе будет серьезное возмущение.

«Сейчас в интернете также отсутствуют достойные альтернативы "пиратским" сервисам, поэтому будут изобретаться пути анонимизации и обхода слежки и блокировки, что уменьшит безопасность интернета и облегчит дело настоящим киберпреступникам и хакерам».

Это не есть правда. Сервисы имеются. Другой вопрос, что качество контента на них ниже, так как правообладатели не давали разрешения на его размещение.

«Также доказано, что качественный контент не страдает от пиратства, а становится более востребованным и прибыльным».

Крайне сомнительно. Скажем, книги. Почему-то, когда речь идет о книге, вспоминают одного автора. И забывают, сколько человек работает над книгой. Для примера – рассказ одного автора.

[learn_more caption="Для примера – рассказ одного автора"]

Мой самый крупный самостоятельный проект — увесистый том «Pro Android Web Game Apps» увидел свет не только в электронной форме, но и во плоти. В этой заметке я хочу поделиться своим опытом — рассказать о том, как появляются на свет технические книги — от идеи и переговоров с издательствами до утверждения обложки и печати.

Первые шаги и разговор с издательством

Когда мысль о книге впервые пришла ко мне в голову, я даже не хотел её озвучивать. 99% моих идей кто-то уже придумал, нужно только как следует поискать. В этот раз было не так – google не возвращал ничего кроме блогов или отрывочных заметок — ничего действительно фундаментального. Значит у идеи есть шанс. Раз так, то почему бы не попробовать?

Процесс «для новых авторов» у всех крупных издательств приблизительно одинаковый: опишите нам свою идею, объясните почему именно вы должны её реализовать и не звоните нам, мы сами вам позвоним. Чтобы начать переговоры, нужно написать 2-3 страницы в свободном стиле о вас и вашей книге. Три из пяти издательств, которым я написал ответили, что моя тема не входит в стратегию развития на следующий год. Ещё два издательства — Apress и Manning ответили, что им интересно. Apress ответил быстрее и всего через несколько часов я начал с ними работать.
На этом этапе моей основной проблемой был язык. Я неплохо говорю, и могу сносно обсудить релиз проекта, футбол или игру Эммы Уотсон, но книга — это совсем другое. Любая неточность будет лишний раз напоминать, что автор пишет на неродном языке.

Мне помог Paul, мой хороший друг родом из Англии. Первое время он проверял абсолютно все что я пишу — даже небольшие письма в издательство. Когда мы подписали контракт, Пол перечитывал главы и следил чтобы текст было приятно читать даже учителю английской литературы из Кембриджа. Я не выдавал редактуру Пола за свои собственные тексты. Издатели с первого дня знали, что я пишу не сам и одобряли такой «тандем».

Первый серьезный документ, который мы оформили был формальным предложением для издательства. В отличие от первого письма, которое пишется в духе «у меня есть идея, как она вам», формальное предложение — это большой и подробный текст, который больше похож на бизнес план. Тут указывается все: структура, название и краткое описание каждой главы, количество иллюстраций, приводится анализ других похожих по книг (нужно знать конкурентов в лицо). Эту бумагу рассматривает Совет Редакторов, от которого напрямую зависит судьба вашего контракта.

Мне повезло — мое предложение прошло и я подписал контракт. Скажу сразу — условия контракта довольно жесткие, взять хотя бы тот факт, что издательство имеет право передать уже завершенную часть книги другому автору на «дописывание», если ты не справляешься в срок. На практике, правда, этого не происходит. Свой проект я затянул куда сильнее чем стоило, но драконовских санкций ко мне не применили.

Всех всегда интересует вопрос оплаты труда автора. Можете не рассчитывать купить яхту с прибылей от книги — денег хватит разве что на отдых где-нибудь в Турции со своей второй половинкой. Общая сумма гонорара — около 4000 долларов за книгу такого объема. Гонорар выдается в счет будущих продаж — то есть, чтобы начинать получать прибыль сверх этой суммы издательство должно продать несколько сотен копий. Вычитая из этой суммы налоги и гонорары художникам и другие расходы… Я думаю, я все же заработал на тот iPad с которого я пишу эту заметку.

От черновиков к книге

Самый интересный этап начинается тогда, когда контракт утвержден, детали оговорены и вы садитесь писать. Перед вами чистый лист, план на 500 страниц и полгода-год пожертвованного свободного времени.

Книга разбита на главы. Глава — это атомарный кусок проекта, с которым вы и ваши издатели будете работать. К примеру, чтобы оценить прогресс, оценивают, сколько глав утвердил технический редактор, сколько глав вычитал copy editor и так далее. Страницы не имеют значения; как строки кода — не важно сколько именно ты написал, если функционал еще не работает.

Каждая глава проходит через несколько стадий. Их больше десятка: от черновика (initial draft) до сверстанного и готового к печати PDF. Я не уверен, что печать проходит именно с PDF, но после этой стадии роль автора – пить шампанское и ждать свою коробку бумажных книг. За каждую стадию отвечает один или несколько человек из вашей новой команды. Давайте познакомимся с этими людьми поближе.

Первым вы встретите редактора, или просто Editor. Большинство людей в издательстве — это редакторы. Этот титул может означать кого угодно – от рядового сотрудника до менеджера среднего звена. Большинство из них не занимаются непосредственно редактированием.

Редактор, о котором я сейчас расскажу — это координатор проекта. Он следит за тем, чтобы сервисы издательства работали как положено, он же решает вопросы вроде «нам нужно разбить главу на две главы» или «нам не хватает тех страниц, в которые мы планировали вложиться». Если вопрос слишком серьезен — он знает кому его направить. Он же рассказывает вам о том, как пишутся книги, о процессе и инструментах, знакомит вас с другими членами команды, которые помогут вам написать книгу. Но вот вы поучили вводный инструктаж и пора начинать работать.

Вы выбрали первую главу (она совсем не обязательно должна быть первой по содержанию), написали текст и код. Код, кажется, работает. Текст, вроде как, читается. У вас еще будет не одна возможность отредактировать главу, потому некоторые детали можно опустить, чтобы не тратить на них слишком много времени. К примеру, комментарии вроде «Add a diagram here» или «refer the right chapter number once that chapter is written» — вполне уместны.

Когда вы закончили главу — самое время познакомиться со вторым и самым важным человеком в команде — техническим редактором.

Основная задача технического редактора — сделать так чтобы книга стала именно книгой, а не потоком мыслей автора. Он следит за структурой, доходчивостью, языком, «эргономикой» текста. Технический редактор может посоветовать добавить больше примеров, переработать диаграммы или по-другому организовать скриншоты. Он же может советовать куда более радикальные вещи. В моем случае, редактор как-то раз предложил уделить больше внимания изометрическим играм. Те две главы, которые я написал, следуя этому совету, стали маленькой жемчужинкой книги — именно этими главами я горжусь больше всего.

Технический редактор — это человек, который принимает решение, что глава готова для очередной стадии. Другими словами, он самым непосредственным образом определяет прогресс книги.

Следующий член команды — это технический корректор (по-английски – technical reviewer, но дословный перевод звучит как-то уж совсем убого). Он старательно и придирчиво проверит все то что вы пишете — пройдет по каждой ссылке, пересчитает по формулам числа, перепечатает и запустит каждый листинг и скажет вам свое мнение. Он не будет смотреть ни на структуру, ни на качество языка — только на техническую достоверность. Он очень внимателен к деталям. Мой корректор — Чарли, как-то раз указал мне на ошибку в примере умножения матриц, где фигурировали синусы с косинусами. Не так просто заметить, знаете ли.

Как только редактор и корректор провели свою работу — глава снова возвращается к автору на доработку. Это вовсе не означает, что текст плох. С первого раза невозможно написать готовый к печати материал. Перерабатывать главу можно сразу же, а можно оставить «настояться» на 2-3 недели, чтобы смотреть на текст свежим взглядом.

Когда автор и редакторы довольны тем, как выглядит глава, текст отправляется к следующему члену команды — copy editor. Он вообще ничего не знает о теме книги, зато замечательно расставляет артикли, находит слишком сложные предложения и делает текст читабельнее. В моем случае у него почти не было работы — Пол отлично справился с этой задачей и текст был довольно чистым.

После copy editor'а автор снова просматривает правки, а затем отдает главу иллюстратору. Иллюстратор готовит картинки к печати. Моего иллюстратора пришлось макать носом в его работу — цветовые акценты на картинках стали едва различимыми, а в некоторых местах вообще появились артефакты от сжатия. Со второго раза вышло куда лучше.
Когда текст и картинки готовы, листинги проверены — наступает точка невозврата. Следующий редактор сверстает PDF, который править уж совсем нежелательно.

Параллельно будет проходить подготовка обложки. Обычно автор не принимает в этом участия, но в моем случае было не так. Я отказался от стандартной картинки «шарик-на-черном-фоне» и попросил талантливого художника Сергея Лесюка разработать иллюстрацию для моей книги. Результат можете оценить сами, лично мне очень понравилось.

И вот последний рубеж — можно посмотреть на готовый PDF со всеми главами вместе и еще раз подумать, что бы ты хотел добавить или изменить. В этот раз только подумать, потому что правки больше вносить нельзя. За пару недель книга будет издана. Конечно, если вам не повезет так же как мне и Катрина не разрушит Манхеттен вместе с частью издательства.

Глазами автора

Теперь вы знаете о том, как с выглядит процесс создания книги глазами издательства. На практике все несколько сложнее. Когда я начинал писать, я следовал простой логике — у меня неплохо получалось писать блог, а техническая книга не сильно от него отличается. Это в корне неверно — все равно, что думать «раз я умею завязывать шнурки, то и парус смогу поставить».

Структура глав, разделов, да и всей книги целиком требует куда более внимательного отношения чем заметка для блога. Глава без структуры, без цели или плана читается как размышления и советы автора. Что-то вроде кулинарного шоу, где ведущий рассказывает интересные факты, пока блюдо волшебно приобретает конечную форму.

Такими были мои первые главы, до тех пор пока мой хороший друг не указал мне на проблему. Он сказал: «я заметил, что в хороших книгах смысл каждой главы можно узнать из первого раздела, смысл каждого раздела — из первого его абзаца, а смысл абзаца — из первого предложения». Это замечание полностью изменило мой взгляд на то, как нужно писать.

Я понял, что концентрироваться нужно не только на самом материале, но и на том, как именно материал подается. Главы походили на мозаику из параграфов, абзацев, листингов и иллюстраций которые нужно было выложить, чтобы получилась цельная картина. Я искал баланс между теорией и практикой, очевидным и сложным, текстом и диаграммами. Я хотел написать книгу легкой, но одновременно фундаментальной, чтобы у читателя было желания пропустить пару страниц, чтобы иногда нужно было подумать, но не так, как над скучным учебником, а скорее немного поразмышлять. Получилось или нет – судить читателям.

Перфекционизм — отдельная история. Это бич программистов, не важно, что именно ты пишешь, код или технический текст. В случае с кодом мы всегда можем успокоить себя тем, что «в выходные сделаем рефакторинг». С книгой все куда сложнее. Как только текст попадет на бумагу, пути назад уже нет. Если ты написал глупость — она останется в книге навсегда, если код остался далеким от идеала, то таким ему и быть. Не выйдет отшутиться в комментариях, поблагодарить читателей и поправить текст заметки.

Перфекционизм заставляет многократно перечитывать свой текст, переписывать абзацы, перерисоывывать иллюстрации. Этому процессу нет конца и единственный способ выпустить книгу — определить для себя грань «достаточно хорошего» и не переступать за нее в погоне за «идеальным».

Инструменты

Работа начинается с настройки рабочего места. В Apress вашим основным инструментом будет Microsoft Word со специальным «книжным» шаблоном. Я не берусь судить, хороший это выбор или плохой, потому что я не пользовался никакими другими редакторами. У Word'а есть свои проблемы: частенько слетали стили, листинги форматировались неправильно, несколько раз редактор намертво зависал и я терял пару страниц текста. В самом конце внезапно оказалось, что книга на 60 страниц больше, чем мы планировали (из-за проблем в стилях).

Но у Word’а множество плюсов для издательского дела. Основные — WYSIWYG'овость и инструменты для правок. Это незабываемое ощущение, когда впервые садишься за клавиатуру, новая страница выглядит как страница настоящей книги, а буквы будто бы появляются на восхитительно свежем, еще пахнущем типографией, листе.

Когда над документом одновременно трудятся пять человек — работать без «режима рецензирования» кажется вообще невозможным. На полях рядом с абзацами вырастают небольшие разноцветные диалоги, которые было бы невозможно собрать из множества мейлов.

Второй важный инструмент — редактор диаграмм. Я не был слишком оригинальным и работал с Visio. Мне он всегда казался громоздким, но я не смог найти лучшей альтернативы. Сперва я избегал диаграмм и фокусироваться на тексте (чтобы оставить картинки на закуску и сделать сразу все), но этот подход себя не оправдал, куда лучше создавать диаграммы сразу, хоть и приходится отвлекаться.

Остальные утилиты выбираются исключительно из собственных предпочтений: git или svn для исходников, удобный «скриншотер», софт для mind map. Главное, чтобы автор чувствовал себя комфортно и умел эффективно использовать свои инструменты.

Советы

В завершающей части заметки я поделюсь несколькими советами для тех, кто всерьез думает о том, чтобы написать свою книгу.

Поймите, какой у вас мотив. Если вы хотите денег, знайте – даже «допиливание сайтиков на вордпресс» принесет больше прибыли при куда меньших усилиях. Знания, которые приносят больше прибыли от их продажи, чем от использования — бесполезны. Если ваш мотив слава и признание — посмотрите, сколько книг было издано за последний год.

Оцените «рынок» — другие книги похожей тематики. Определите, чем ваша книга отличается от книг конкурентов.

Попробуйте написать одну главу (но не первую и не последнюю) страниц на 30-40, чтобы оценить, сколько времени займет вся книга. Смело умножайте потраченные часы на 3. К примеру, мой рекорд — это 15 страниц за день с утра до поздней ночи. Около часа на страницу «черновика».

Найдите native speaker'а, который сможет вычитать текст. Он не должен разбираться в предметной области, но должен грамотно писать.

Подумайте о соавторе. Я много раз жалел, что начал писать свою книгу сам.

Следите за структурой. Составьте план всей книги, затем составляйте план каждой главы и описывайте его в первом разделе. Определите цели и ведите к ним читателя. Следите за тем чтобы материал в разделе не слишком далеко отходил от основной темы, а «любопытные сведения» выделяйте специальным стилем. Давайте читателю почувствовать, что в конце главы «цель достигнута».

Доносите сложные идеи просто. Кто-то из великих писал: «высшая степень уважения к читателям — считать их идиотами». Как бы грубо не звучало, но за этими словами стоит правильная мысль. Написать сложный текст не составляет труда — посмотрите на учебники в наших школах. Выразить сложную мысль так, чтобы ее поняли, запомнили и приняли — вот в чем настоящее искусство. Используйте метафоры, картинки, схемы, код — ведь мы не ограничены словами. Скажу сразу, рецепт «просто добавь воды» не сработает.

Определите для себя границу «достаточно хорошего» и не переступайте ее, если есть более важные задачи. Иначе рискуете переписывать главы до тех пор, пока технология не устареет. Граница не обязательно должна быть формальной. Хватит вашего внутреннего ощущения.

Выбирайте толковых критиков и как можно раньше давайте читать им свои работы. У толкового критика есть только один мотив — сделать книгу лучше. Он не должен жалеть автора «по дружбе» и не должен стараться самоутвердиться за ваш счет, радуясь вашим ошибкам.

Слушайте советы, но не забывайте, что советовать куда проще, чем писать. Если после всех доводов у вас все равно остается чувство, что нужно сделать иначе — смело доверяйте себе.

Работайте над тем, чтобы книга была гармоничной и сбалансированной. Это касается абсолютно всех аспектов: сложность материала, количество кода и картинок в разделе, размеры глав. Не бойтесь удалять части текста, если вам кажется, что им тут не место. Дописывайте промежуточные абзацы там, где переход между темами кажется слишком резким, меняйте иллюстрации, дробите большие главы и «склеивайте» слишком мелкие. Старайтесь захватить читателя и не отпускать его до последней страницы, увлекайте его и провоцируйте на эксперименты, тогда ваши усилия обязательно будут вознаграждены.

Заключение

Так все же как это — написать книгу? Сложно? Безусловно. Но не сложнее чем написать код крупной программы или построить дом. Сложность любого из этих проектов зависит от того, как ты к ним относишься. Строишь «для себя» или «чтобы стояло», пишешь код своего любимого pet project'а или стараешься сдать заказчику, чтобы побыстрее забыть этот ужас. Книги тоже можно писать «на скорую руку» — издательства не слишком требовательны к качеству материалов.

Но чтобы написать что-то достойное, что самому будет приятно взять в руки, нужно приложить куда больше усилий.

http://habrahabr.ru/company/epam_systems/blog/181640/

[/learn_more]

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Любопытные могут посчитать, сколько минимум человек участвует в создании книги. И в статье не указаны те, кто обеспечивает работу этих людей, – секретари, курьеры, сотрудники типографий и т.д. Пиратство, может, и даст деньги автору, но кто захочет читать книгу, переполненную ошибками?  Пиратство лишает возможности заработка тех людей, кто обеспечивает качество выпускаемого продукта.

«Также мы опасаемся, что в дальнейшем правообладатели могут начать использовать методы, способные нанести вред компьютеру пользователя, или вывести его из строя. В частности американские правообладатели уже предложили узаконить использование компьютерных вирусов для блокировки компьютеров предполагаемых пиратов без решения суда. Это является самым настоящим бандитизмом».

Иными словами, «я права других нарушаю, но мои права нарушать нельзя – это бандитизм». Я лично не поддерживаю экстремальные меры борьбы с пиратством, но возмущения тех, кто нарушил права иных людей, – не понимаю.

Еще один протест – три сетевые библиотеки поддержали акцию протеста. Куллиб, Максима и Флибуста закрылись на сутки, вывесив информационную заглушку со ссылками на закон и сайты онлайн-петиций, http://mirknig.com/ просто вывесил аналогичный текст (полный список можно получить, набрав в Google «Подобное сообщение вы скоро сможете наблюдать вместо любимых сайтов»). Было бы понятно, если бы против закона возражали ресурсы, создающие контент или размещающие материалы, созданные пользователями ресурса, но сетевые библиотеки, без разбора помещающие книги, не имея на это права… Заметим, библиотеки, работающие с правообладателями, – скажем, старейшая Библиотека Мошкова – протест не поддержали.

«Государственная Дума разрабатывает серию законов, которые дадут чиновникам возможность заблокировать любой сайт в Рунете. Быстро и безнаказанно…».

Пассаж про «серию законов» оставим на совести авторов – возможно, у них есть собственные источники информации, а вот все остальное...

«Дадут чиновникам возможность заблокировать любой сайт в Рунете. Быстро и безнаказанно». Про некие будущие законы говорить не будем, а вот свежепринятый как раз ограничивает произвол и чиновников, и правообладателей. Для последних все только через суд с предоставлением подтверждающих документов, для первых – согласно процедуре с привлечением экспертов.

«Быстро и безнаказанно». Не быстро – читайте описание процедуры. И не безнаказанно – решение можно оспорить по суду.

За нарушение прав никто не выступает, но зачем же передергивать? Или в борьбе все средства хороши? Чем же тогда сообщество лучше критикуемой им власти?

Посему я бы откорректировал надпись:

«Принятый закон существенно ограничивает произвол как правообладателей, так и чиновников – теперь удалить информацию или закрыть ресурсы можно только по суду и в соответствии с описанной в законе процедурой. Однако в связи с тем, что большинство провайдеров (в соответствии с процедурой, описанной в законе, только они могут выступать в качестве интернет-посредников) не имеет возможности блокировать ресурсы иначе как по IP-адресу, закон содержит возможность блокирования по IP. Данная возможность потенциально опасна – в частности из-за этого могут быть заблокированы легальные сайты. В связи с этим сообщество призывается к разработке процедуры, делающей невозможным ущемление прав и свобод, а также мер, исключающих блокирование по IP».

Возможность блокирования по IP вызвала максимальное возбуждение. Но кто виноват? В период обсуждения закона всеобщее возмущение вызвала новость:

«Согласно решению Ленинского суда Ульяновской области от 23 мая 2013 года ульяновский филиал Ростелекома заблокировал доступ к 15 сайтам, на которых, по мнению прокуратуры, располагается "пропаганда взяточничества", которая "подрывает авторитет государственной власти"».

При этом совсем незаметно для пользователей Рунета прошла иная новость:

«Прокуратура Ульяновской области обвинила ульяновский филиал «Ростелеком» в превышении полномочий при блокировке ряда сайтов, в том числе изданий «Газета.Ru» и «КП.Ru». Прокуроры считают, что провайдер вышел за рамки судебного решения, так как в документе было сказано заблокировать лишь отдельные страницы с материалами, в которых содержится информация, «подрывающая авторитет государственной власти», и «инструкция», как давать взятки». Ростелеком в свою очередь заявил, что не имеет возможности блокировать отдельные страницы сайтов.

То есть виновата не власть, а провайдер, решивший простейшим образом выполнить предписание. Вот власть как раз выступила корректно.

И уж совсем незаметно прошла новость из Роскомнадзора о том, что понимая недостатки текущих методов блокировки, Роскомнадзор планирует совместно с отраслью принять решение о выборе методики, которая бы защищала добропорядочных пользователей Интернета, обеспечивала бы 100% выполнение требований закона «О реестре запрещенной информации» и при этом не увеличивала бы финансовую нагрузку на операторов связи.

[learn_more caption="О чем идет речь - совсем незаметно прошла новость"]

Вчера, 21 мая 2013 года, состоялось очередное заседание Экспертного совета Роскомнадзора по массовым коммуникациям.

Основной темой для обсуждения на мероприятии стали рекомендации Роскомнадзора по методике блокировки в сети Интернет запрещенной к распространению на территории Российской Федерации информации.

Первые полгода применения положений закона «О реестре запрещенной информации» подтвердили необходимость выработки совместного с операторами связи решения относительно процедур блокирования контента, внесенного в реестр. Неоднократные сигналы от представителей интернет-сообщества о рисках нарушения целостности российского сегмента сети и угрозе блокировки добропорядочных сайтов в результате блокировок по IP-адресам воспринимались сотрудниками Роскомнадзора как существенные и актуальные требования сообщества.

В рамках выполнения операторских функций Роскомнадзор с целью исключения возможности причинения ущерба интересам добропорядочных пользователей Интернета и владельцев сетевых ресурсов внедрил в оперативном режиме практику дополнительного сканирования решений о включении в реестр IP-адресов.

В каждом случае, когда по закону требовалось внести в реестр IP, Служба досконально проверяла наличие на этом адресе других ресурсов и при обнаружении режима мультипользования адресом предпринимала дополнительные усилия по информированию и разъяснительной работе с провайдерами хостинга. Кроме того, в последние месяцы работы реестра наметилась тенденция «обхода» наркодиллерами в Интернете IP-блокировки. Владельцы «нарко-магазинов» для сохранения своего криминального бизнеса оперативно меняют IP-адреса при попадании в реестр. Роскомнадзор в этом случае также был вынужден освоить в связи с этой особенностью методы оперативного реагирования на такие ухищрения.

Тем не менее, такой режим работы нельзя признать долгосрочно эффективным. Поэтому Роскомнадзор планирует совместно с отраслью принять решение о выборе методики, которая бы защищала добропорядочных пользователей Интернет, обеспечивала бы 100% выполнение требований закона «О реестре запрещенной информации» и при этом не увеличивала бы финансовую нагрузку на операторов связи.

В связи с этим Роскомнадзор провел исследование международного опыта взаимодействия властей с отраслью в рамках функций ограничения доступа общества к тем или иным противозаконным ресурсам. Рассматривался опыт работы уполномоченных общественных организаций и государственных ведомств в различных странах

Результатом исследования стал перечень различных методов ограничения доступа к ресурсам сети Интернет, положительных и негативных последствий применения этих методов, оценка эффективности каждого метода, финансовой целесообразности и перспектив его применения в дальнейшем.

В список возможных технологий сетевого блокирования попали:

- DNS-блокирование - блокируется не весь IP-адрес, а только домен;

- блокирование по URL - блокируется не весь IP-адрес или даже домен, а конкретная страница;

- пакетное блокирование (DPI) – на основании результатов анализа пакетов, блокируются страницы в случае наличия на них запрещенной информации;

- комбинированное блокирование - блокирование с выделением по IP-адресам и фильтрацией по URL.

На основании этого исследования специалисты Роскомнадзора выступили на заседании Экспертного совета по массовым коммуникациям с инициативой рекомендовать всем операторам связи Российской Федерации во исполнение требований закона «О реестре запрещенной информации» разработать собственными силами варианты применения блокировки информации по доменному адресу (DNS) либо комбинированного метода блокировки информации с выделением по IP-адресам и фильтрации по URL.

В первом случае операторы в значительной мере могут снизить свои затраты на обеспечение выполнения требований закона, увеличить избирательность функции фильтрации и исключить блокировку «сторонних» ресурсов, а также серьезно ограничить возможность «обходимости» этих ограничений.

Во втором – также присутствует высокая степень избирательности и безопасности для добропорядочных ресурсов. Но цена комбинированного подхода выше. Хотя, с другой стороны, Роскомнадзор не исключает того, что использование DPI-решений в организации работы оператора связи – вопрос времени, поскольку вне зависимости от требований закона «О реестре запрещенной информации» набор возникающих вместе с ним функций значительно расширяет продуктовую линейку и возможности операторов.

Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров заявил на заседании о позиции Службы: «Нам совершенно очевидно, что блокирование должно осуществляться провайдерами, оказывающими лицензированные услуги связи, и только на сетях доступа, не затрагивая элементы инфраструктуры сети Интернет, то есть магистральные сети и каналы связи между провайдерами. В свою очередь, элементом списка блокирования должен быть URL, а чрезмерное блокирование, а именно блокирование добросовестных ресурсов должно быть исключено».

Александр Жаров добавил, что работу по выбору методики на основании единой позиции отрасли Роскомнадзор планирует завершить в течение полутора месяцев. Предложения размещены на сайте Роскомнадзора для публичного обсуждения. Кроме того, Служба планирует начать обсуждение своих предложений на независимой профессиональной площадке в сети Интернет.

http://www.rsoc.ru/news/rsoc/news20067.htm?print=1

[/learn_more]

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Почему бы сообществу, осознавая свою ответственность, не принять участие в этой инициативе? Предложения размещены на сайте Роскомнадзора для публичного обсуждения. Кроме того, Роскомнадзор планирует начать обсуждение своих предложений на независимой профессиональной площадке в сети Интернет.

Что еще говорят противники закона?

«Из-за противоправного контента будут закрывать ресурсы». Будут, но только если ресурс не удалит контент в установленный срок и в соответствии с предоставленными документами, подтверждающими претензии правообладателя. Если же ресурс хочет пиратствовать без ограничений, то добро пожаловать на рею!

«Будут закрывать любые пиратские ресурсы». Закон надо читать. Он касается только пиратского распространения фильмов.

Тем временем петиция набрала более ста тысяч голосов и была перенесена на сайт Российской Общественной Инициативы. Это официальный государственный сайт, петиции с которого будут рассмотрены Госдумой. Для рассмотрения инициативы на Федеральном уровне необходимо собрать 100 000 подписей. Но наименование запроса … «Отменить закон о произвольных блокировках интернет-ресурсов». Где в законе произвольность? Большая часть претензий уже была рассмотрена. Можно остановиться лишь на следующем:

«Широкие возможности для злоупотреблений и недобросовестной конкурентной борьбы, когда любой злоумышленник может оставить комментарий со ссылкой на объект авторских или смежных прав на любом произвольном ресурсе с целью заблокировать ресурс вследствие обращения правообладателя за принятием обеспечительных мер, то есть его блокировке».

Ну, во-первых, блокировка идет не по ссылке, а по размещению – это существенная разница, и она указана в законе. Во–вторых, блокировка идет только после непринятия мер по удалению. Ну и в-третьих, такой способ конкурентной борьбы и так уже широко используется. Скажем, отличное место для размещения адресов заклятых друзей – DNSBL. Вариантов море.

Подытожим. Закон имеет много недостатков – не видит их только ленивый. И «выправление» закона – отменно благая цель. Но вот когда с неидеальным законом борются методом подлога или прямого передергивания фактов, это уже не борьба – провокация. В таком случае власть логично ничего делать не будет – что вызовет естественное возмущение. Но кого признают виновным – не тех, кто, не разобравшись с законом и не предложив решение проблем, начал возмущаться – обвинят власть. И спираль взаимного отчуждения неизбежно пойдет на следующий виток. Оно нам надо?

http://www.polit.ru/article/2013/08/02/copyright/

http://www.polit.ru/article/2013/07/24/piratez/

Опубликовано 30 Апр 2017 в 09:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.