Война в Карабахе создает угрозу нового уровня для наших интересов в крайне сложном регионе Закавказья. И дело здесь даже не в самой войне, а в ее возможных последствиях.

Нужно отметить, что война начала 90-х годов закончилась крайне невнятно: безусловное военное поражение Азербайджана не привело к политической капитуляции и признанию независимости Карабаха. Виной всему явилось пресловутое «мирное урегулирование», которое вообще стало фишкой российской внешней политики на постсоветском пространстве и которое во всех случаях его применения лишь заметало проблему под ковер. Во всех случаях безусловное военное поражение одной из сторон конфликтов не приводило к тому, что побежденный был вынужден принимать условия победителя. Ему всегда давалась возможность отползти, зализать раны и изготовиться к новому конфликту.

Карабах — один из отложенных конфликтов, который не мог не взорваться снова. Он и взорвался. Вопрос почему сейчас — интересен, но и только. При этом и Азербайджан, и Армения, и сам непризнанный Карабах со все возрастающим недовольством относились к невнятной позиции Кремля, который морозил конфликт, продлевая его до бесконечности.

В наименее выгодном положении остается Азербайджан. Карабах по итогам военной победы создал буферную территорию вокруг своей («коренной»), фактически оккупировав семь азербайджанских районов. Логика вполне разумная — идеальная позиция для обмена занятых территорий на вечный мир. Такого рода конфликты решаются таким вот образом. Однако Минское урегулирование 94-го года (ох уж этот Минск, какое-то знаковое место) зафиксировало статус-кво и перевело процесс в бесконечное препирательство. При этом посредничество Москвы носило весьма бессодержательный и халатный характер. Дошло до того, что в конце весны 11-го года на встрече в Казани по карабахскому урегулированию президенты Армении и Азербайджана с удивлением узнали, что российская сторона (как посредник и организатор встречи) не до конца довела согласование экспертных документов. Обсуждать было нечего. Уровень отношения России к своим обязанностям выглядел просто вопиющим. Встреча прошла впустую, и стороны отчетливо пришли к выводу, что большого смысла в подобного рода урегулировании попросту нет.

Обстановка на линии соприкосновения всегда была очень неспокойной, люди гибли, перестрелки носили регулярный характер, так что обострение было неизбежным. Инициатором его вне всякого сомнения и во всех сценариях был Азербайджан — армяне Карабаха имеют крайне выгодные позиции, занимая буферные территории, поэтому первым номером играть им совершенно без смысла.

Нынешняя война имеет вполне объективную причину, характерную для всех стран, попавших в серьезный внутренний кризис (а Азербайджан в него попал, как, впрочем, и все нефтедобывающие страны). Маленькой победоносной войной нужно прикрыть внутренние проблемы, сплотить страну вокруг Отца Нации, древо свободы, кровь патриотов и тому подобное. Ни о какой военной победе речь, вне всякого сомнения, не идет. Правда, рациональные соображения все-таки присутствуют: внезапное наступление может позволить занять часть территорий, после чего Азербайджан может согласиться на уговоры международных посредников и остановить боевые действия. Задачей посредников, параноидально придерживающихся принципа мирного урегулирования в любом, даже самом абсурдном варианте, становится убеждение Карабаха прекратить в таком случае огонь. Так что определенная логика в действиях Алиева, конечно, присутствует.

Хуже всего, если планы Алиева не увенчаются успехом: тогда к внутреннему кризису добавляется и маленькое, но очень обидное поражение. И тогда его режим начнет ощутимо проседать и шататься, хотя запас прочности у него все еще довольно велик.

При этом Азербайджан демократией, мягко говоря, не является. Оппозиция в Азербайджане представляет из себя выдавленные в маргинальное поле группки, а значит — любой сценарий смены власти будет иметь либо верхушечный характер, либо деструктивный снос всей конструкции с приходом к власти маргиналов вместе с предавшей Вождя частью нынешней номенклатуры. Ничего необычного — все «цветные революции» проходят по одному сценарию. Все диктатуры и деспотические режимы ничего не могут противопоставить этому сценарию. И никакой ОМОН здесь не поможет, как не помогают против бездарной внешней политики «Искандеры», которых не нужно смешить.

Выгодна ли нам смена Алиева? Нет. Не потому, что он хороший, а потому, что пока Азербайджан проводит относительно сбалансированную политику, обладая пусть и слабым, но тем не менее суверенитетом. «Цветная» же революция всегда ориентирована на жесткую привязку нового субъекта к одному внешнему источнику силы, причем мы всегда знаем — к какому.

Однако есть и еще одно измерение этой войны. И тоже внешнее. США внезапно вчера высказались (хотя и несколько туманно) по поводу того, что карабахскую проблему нужно развязывать на основе права наций на самоопределение. При этом были произнесены и дежурные слова про нерушимость границ, но главное армяне услышали — есть внешний и очень влиятельный игрок, который может сдвинуть с мертвой точки застарелую проблему: международное признание Карабаха. Не присоединение его к Армении — нет, но признание. И если так, то на фоне бесцветной и безрезультативной посреднической деятельности России, которая морозит конфликт второе десятилетие, у армян появляется шанс на существенный прорыв.

Таким финтом США могут решить проблему переориентации Армении в сторону от России, а бонусом — создать взрывную обстановку в Баку с перспективой «цветной» революции и создания гораздо менее самостоятельного и привязанного к Штатам марионеточного режима. Имея в противниках в регионе Россию и Иран, США получают мощный плацдарм, а главное — доступ к бассейну Каспийского моря и нефтяным залежам региона.

Для всего сказанного требуется лишь четыре шага: война в Карабахе, поражение Азербайджана, признание Карабаха со стороны США (пусть и с миллионом оговорок) и «цветная революция» в Баку. Первый шаг уже сделан, второй почти завершен, так что половина пути пройдена. Буквально за 4 дня.

Правда, время выбрано не самое удачное — выборная ситуация в самих США всегда создает трудности для масштабных операций. Партийная и клановая борьба вносит в политику США значительные колебания именно в этот период, уже поэтому сложные комбинации работают гораздо хуже звонких, но бессмысленных медиаопераций типа ликвидации Усамы бен Ладена. Тем не менее угроза резкого поворота обстановки в этом чрезвычайно важном для нас регионе весьма высока.

Не зря, кстати говоря, Иран выразил готовность помочь Азербайджану — иранцы мгновенно просчитали все опасности и пришли к выводу, что поражение азербайджанцев будет для них иметь весьма серьезные последствия, поэтому лучше всего — в ущерб своим отношениям с Арменией не дать проиграть Алиеву, хотя и не позволить ему достичь серьезных успехов.

С Россией вопрос сложнее. Эмоциональные и бессодержательные телешоу и явный проармянский перекос в пропаганде не дают возможности прогнозировать реальные шаги нашей внешней политики. Пока она склоняется снова и снова к прежним подходам — вернуть статус-кво без решения проблемы, то есть то, что уже не устраивает ни Армению, ни Азербайджан. При такой бесхребетной позиции у США появляется серьезный шанс — и вряд ли они не попытаются его реализовать.

http://www.fontanka.ru/2016/04/05/080/