После почти недельных боев за северо-сирийский город Кобани, развязанных Турцией и боевиками «Исламского государства» (ИГ), сирийские курды еще раз разгромили агрессоров. Но, получив даже мощный отпор в Айн-эль-Арабе, исламисты начали осаду другого северо-сирийского города Хасеке. Здесь они ведут ожесточенные бои с армией Асада. Губернатор Хасеке обратился к местным жителям с призывом взять в руки оружие и сражаться с захватчиками. Судя по всему, местные курды прекратили свои подрывные действия против сирийской армии и сейчас вновь в одном строю с нею отбивают атаки ваххабитов.

На этом фоне 27 июня президент Турции Реджеп Эрдоган публично заявил, что Анкара отвергает возможность независимости «Сирийского Курдистана» от остальной части страны. Тем самым турецкий президент признал, что ему известно о неких планах по отторжению северных провинций Сирии от остальной части страны — в конце концов, и «столица» пресловутого «Исламского халифата» в северо-сирийской Ракке, а не где-то в другом месте.

Турция - этническая карта

Карта в полном размере: Турция - национальный состав

Но при победе сирийской армии и курдов новая независимость или курдская автономия на границах с Турцией — это бомба замедленного действия, с учетом автономного Курдистана в Северном Ираке. Реплика Эрдогана была вызвана обвинениями сирийских курдов в том, что это именно Анкара организовала нападение исламистов на Айн-эль-Араб. 30 июня он уже развил «теорию турецкого невмешательства» в Сирии — надо полагать, что именно после того, как в Анкаре поняли: наскоками разбить сирийскую армию в Хасеке и курдских «пешмерга» в Айн-эль-Арабе почти наверняка не удастся.

Турецкие СМИ сообщают, что Анкара планирует направить свои войска в Сирию с целью «защиты своих пограничных районов», поблизости от которых сирийские курды добились значительных успехов в противостоянии группировке ИГ, и что Анкара подготовила военную директиву по увеличению поддержки «сирийских повстанцев при условии решения дипломатических вопросов с союзниками». Как сообщила 28 июня «Cumhuriyet», военные пока не были развернуты, но это уже в стадии планирования. Предполагается, что «активная поддержка» Турцией так называемой оппозиционной «Свободной сирийской армии» будет включать около 18 000 солдат, поддержку с воздуха и артиллерии.

Итак, Анкара в очередной раз шантажирует мир уже СВОЕЙ агрессией против Сирии. «Союзники» Турции — это «сирийская оппозиция», Израиль, США, Саудовская Аравия, Катар и Евросоюз. Турция отлично знает, что за контрмеры против ее «игр» с Сирией предпринимают Иран, шииты Ирака, Сирии и Ливана. Но вряд ли Эрдоган намерен в рамках «решения дипломатических вопросов с союзниками» консультироваться с этими региональными силами, хотя Тегеран уже вновь предупредил Анкару о тяжелых последствиях агрессии против Сирии. Его экивоки в сторону Рабочей партии Курдистана (PKK) отчетливо говорят о том, что Турция не намерена в качестве союзников рассматривать курдов ни Ирака, ни Сирии. При отмашке из одной из столиц «союзников» Анкара двинет свои танки и авиацию.

Турция - карта религиозных предпочтений

Карта в полном размере: религия в Турции

Думается, что ее цель — устрашение крайне влиятельных в Северной Сирии курдских партии Демократического союза Сирии (PYD) и «параллельной» организации Отрядов народной самообороны «Курдского верховного комитета» (YPG и YPJ). Ведь на фоне военных успехов сирийских курдов в Северной Сирии один из руководителей военного крыла PKK Джемиль Байик именно 26 июня обвинил Анкару в подрыве мирного процесса в стране и предупредил, что его группа не сложит оружие до тех пор, пока ее лидер РКК Оджалан не будет освобожден. Ведь и лидеры так называемой прокурдской Демократической партии народов Турции (HDP) во главе с Селахеттином Демирташем в 2011−13 гг. после ряда «челночных переговоров» с Оджаланом объявили Эрдогану: без освобождения лидера PKK дальнейший процесс примирения турок и курдов не может быть полноценным и всеобъемлющим.

Байик, как и ранее в 2013 г. другой полевой командир PKK Мурат Карайылан, откровенно угрожает. Хотя у PKK и HDP «общее видение» будущего Турции, в котором «права каждого народа охраняются законом» и между двумя партиями нет напряженности из-за спора относительно «будущих ролей», это именно «мы решаем от имени PKK [т.е. полевые командиры вроде Карайылана и Байика — прим.], …продолжить вооруженную борьбу или нет. Оджалан и HDP не могут принять это решение за нас». «PKK, HDP и Оджалан имеют разные функции и роли», — завершил Байик, добавив, что ни одна из сторон «не диктует», что делать другим.

Такие заявления доказывают, что ни одно из ухищрений Анкары в Курдском вопросе на своей территории не срабатывает: ни включение влиятельных курдов в ряды правящей партии Справедливости и развития (AKP), ни санкционирование деятельности прокурдской HDP, ни периодические переговоры с Оджаланом и с Карайыланом. Поэтому Анкара в истерике.

Однако планировать военное вторжение в Сирию от безысходности в делах со «своими» курдами — это, между прочим, и попытка столкнуться с Ираном, и попытка втянуть в это столкновение весь блок НАТО, коль скоро Турция продолжает оставаться активнейшим членом Североатлантического блока. Оба указанных фактора — из категории стратегических рисков.

Вооруженные силы Турции атакуют позиции «Исламского государства» (ИГ) на севере Сирии и Рабочей партии Курдистана (РПК) на севере Ирака. Удары наносят истребители F-16, а также танки и артиллерия с приграничной турецкой территории. В ответ на это РПК заявила на своем сайте, что перемирие с Анкарой, длившееся с 2013 года, «утратило смысл». Конфликт с курдами в Турции набирает обороты, не проходит и дня, чтобы турецкие СМИ не сообщали об очередном теракте на юго-востоке страны.

В ответ самолеты турецких ВВС наносят удары по позициям курдов в провинции Хаккари у границы с Ираком. В то же время, как сообщает Huffington Post, президент США Барак Обама на встрече с представителями СМИ в Белом доме заявил, что Анкара прежде всего должна воевать с ИГ, а не с РПК. По его словам, «у Турции есть право защищаться от атак РПК, однако сейчас важно решить вопрос с джихадистами». Основным вопросом является предотвращение пересечения турецкой границы иностранцами, которые затем входят в состав «Исламского государства».

Ситуация не столь однозначна, как кажется на первый взгляд. Турция после присоединения к международной коалиции по борьбе с ИГ, оказывается единственной из ее участников, которая находится фактически в прямом соприкосновении с джихадистами сразу на двух направлениях — иракском и сирийском. Одновременно она пребывает в сложных отношениях с Дамаском и Багдадом, что обозначает третье направление противостояния. Четвертое направление, на которое указывает ливанский эксперт Аля Халяби: отказавшись от перемирия с РПК, фактически вступила в войну с курдами, чьи вооруженные формирования в Ираке и Сирии показали себя одними из самых эффективных сил в борьбе с ИГ, набирают очки и становятся региональным игроком, в котором заинтересован Запад, и надеются на дальнейший торг с соседями в реализации своих национальных интересов. Наконец, пятое, внутреннее направление, связанное, как пишет колумнист Шахин Алпай в оппозиционной турецкой газете Zaman, связано со стратегией «возвращения Реджепа Эрдогана», чья Партия справедливости и развития (ПСР) не получила абсолютного большинства на парламентских выборах.

Ранее Эрдогану удавалось заручиться поддержкой курдов. Но когда по тактическим соображениям в ходе избирательной компании он заявил, что «в Турции не существует курдского вопроса», впервые в истории страны курдская Демократическая партия народов (ДПН) получила 80 депутатских мандатов. Теперь Эрдоган считает, что ДПН испортила его проект. «Недавнее соглашение Анкары с США, позволяющее коалиции использовать авиабазы страны для нанесения авиаударов по боевикам «Исламского государства», кажется, более связано с представлением Эрдогана о том, что сирийская курдская партия «Демократический союз» (PYD) является более опасной, чем ИГ, — пишет Алпай. — Какая логика может быть в объявлении войны одновременно на четыре фронта — против Асада, РПК, сирийских и иракских курдов и ИГ?». Если цель — привести страну к досрочным выборам, в ходе которых получить большинство голосов в парламенте, то такое еще больше усугубляет перспективы решения курдского вопроса. Во всяком случае для Турции.

Курдистан

ИА REGNUM уже обращало внимание на то, что после теракта в турецкой провинции Шанлыурфа, где 20 июля террорист-смертник привел в действие взрывное устройство возле входа в здание культурного центра «Амара», в котором проживало около 300 молодых людей, планировавших отправиться восстанавливать сирийский город Кобани, по запросу Турции в Брюсселе прошло экстренное заседание постоянных послов 28 стран — членов НАТО. В связи с запросом Анкары по чрезвычайному заседанию Североатлантического совета появилось коммюнике альянса. Этот документ примечателен тем, что в нем просматривается турецкая диагностика сложившейся ситуации.

Анкара вела консультации по статье 4 Вашингтонского договора, которая гласит: «Договаривающиеся стороны всегда будут консультироваться друг с другом в случае, если, по мнению какой-либо из них, территориальная целостность, политическая независимость или безопасность какой-либо из договаривающихся сторон окажутся под угрозой». В период «арабской весны», развития кризиса в Сирии и Ираке, Турция при созыве экстренных встреч Совета НАТО апеллировала к ст. 5 Вашингтонского договора, которая предусматривает деятельность альянса для обеспечения защиты политическими, а при необходимости и военными средствами.

Как известно, устав НАТО предусматривает две формы реакции на угрозу. Самой жесткой является реакция в случае применения ст. 5 — о нападении на члена Альянса. В этом случае запускается механизм коллективной обороны — все члены НАТО обязаны участвовать в отражении атаки. В частности, ст. 5 была применена США в борьбе с исламистским движением «Талибан» после нападения террористов на Всемирный торговый центр в 2001 году. Турция не стала ссылаться на ст. 5 и объявила о применении ст. 4, которая дает государству-члену Альянса право созывать срочные консультации, если «по мнению любого члена Альянса, территориальная целостность, политическая независимость или безопасность любого государства НАТО оказалась под угрозой».

Ближний Восток - религии

Карта в полном размере: Ближний Восток - религии

Если вдумчиво подойти к оценке формулировок ст. 4, то без труда обнаруживается одна особенность: Турция хотела бы, чтобы Североатлантический альянс еще раз публично подтвердил принцип сохранения ее территориальной целостности, а не просто обычную солидарность в борьбе с ИГ. Такого не произошло. НАТО предоставило Анкаре полную свободу самостоятельно, а точнее, в одиночку решать возникшие перед ней боевые задачи. Почему принцип «нападение на одного члена НАТО — нападение на всех членов НАТО» в данном случае не сработал и, видимо, уже никогда не сработает?

Парадокс: на Ближнем Востоке появились реальные игроки, которые намерены переформатировать регион. По мнению Халяби, «Турция в случае распада Сирии в результате возможного передела региона планирует претендовать на часть ее территории». Курды намерены создать свое государство, границы которого будут определяться по итогам реального соотношения сил в регионе в треугольнике Ирак-Турция-Сирия. В свою очередь ИГ объявило о необходимости пересмотра границ, установленных соглашением Сайкса-Пико. Об этом уже не первый день открыто рассуждают многие американские и европейские эксперты. По словам бывшего генерального директора МИД Израиля Шломо Авинери, мир должен быть готов к факту перекраивания политической карты региона, которая была сформирована почти 100 лет назад после распада Османской империи.

Еще один парадокс: Турция почему-то не стала когерентным объектом, глубоко закрепленным в истории региона и в сознании его населения. Что касается курдов, то они, как и ИГ, выступают в роли трансграничного игрока. Ирак — уже не унитарное арабское национальное государство, каким оно было до недавнего времени, в результате чего растут сомнения в возможности его полноценного восстановления. Курдское региональное правительство (КРП) де-факто является государством со своей собственной армией, пограничными органами и контролем (до определенного момента) природных ресурсов, расположенных на его территории. В столице Иракского Курдистана Эрбиле иностранные консульства многих стран фактически функционируют в качестве посольств.

Ближний Восток - этническая карта

Карта в полном размере: Ближний Восток - национальности

Вряд ли в будущем и Сирии удастся сохранить свои границы независимо от исхода переживаемого ею серьезного кризиса. Но пока все выжидают: выступают с угрозами без желания уничтожить. Однако ситуация в регионе меняется каждый день под воздействием значительных геополитических факторов. «Я ученый и поэтому не верю в пророчества, для меня существуют только факты, — заявил в этой связи профессор Оттавского университета, крупнейший специалист по Турции Димитрис Кицикис. — Однако не могу не отметить, что пророчества Космы Этолийского и Паисия Святогорца о распаде Турции поразительным образом исполняются. Столкновения, которые происходят в этой стране — только начало разрушительных процессов, за ними последуют и другие события».

После подведения итогов очередных парламентских выборов 7 июня в Турции большинство экспертов обсуждает относительное поражение правящей партии Справедливости и развития (AKP), углубляясь в основном во внутриполитические дебри и рассуждая о вероятном будущем AKP и ее лидеров в лице президента Реджепа Тайипа Эрдогана и премьер-министра Ахмета Давудоглу. Несколько меньше обсуждается вопрос, что могут ждать страны, граничащие с Турцией.

Ведь настойчивые попытки Анкары осуществить курс на неоосманизм и потворство волне смен светских правящих режимов в арабских странах, а также продолжение попыток притязаний на некую «особую роль» на Кавказе, видимо, и после последних выборов останутся вполне актуальными внешнеполитическими вызовами для всех соседей Турции. С этой позиции интересны не сами выборы и их результаты, а так называемые околополитические нюансы и внешнеполитический флер, создававшийся внерегиональными и региональными силами накануне турецких выборов.

Естественно, что после 7 июня у Эрдогана и Давудоглу куда меньше оснований считать, что власть незыблема и есть время для реализации как своих, так и союзнических планов в регионе. Это не менее важно, чем «удивляться» относительному успеху так называемой «прокурдской» Демократической партии народов (HDP, лидер — Селяхаттин Демирташ) или «восторгаться» тому, что впервые за последние 50−60 лет в турецком парламенте появятся депутаты-армяне.

Ведь 2 июня в эфире турецкой телекомпании Show TV Эрдоган заявил, что ведущие западные СМИ преднамеренно обостряют ситуацию в его стране: «CNN, BBC, New York Times делают все для расчленения Турции. На самом деле ничего не меняется. Та же New York Times в 1896 году то же самое делала в отношении Абдул Гамида». Заметим — об угрозе территориальной фрагментации и расчленения Турции говорили не упомянутые президентом Турции западные СМИ и даже не оппоненты правящей AKP, а именно сам Эрдоган. Но это еще не все.

На следующий день Эрдоган развил свои идеи и по сути как бы увязал обвинения в адрес западных СМИ о расчленении Турции с… армянским и курдским факторами. Антиармянские заявления президента Турции прозвучали в ходе многолюдного предвыборного митинга 3 июня в восточной провинции Бингель. «Армянское лобби, гомосексуалисты — все они являются спонсорами Демократической партии народов, они провоцируют людей. Эти группы можно причислить к Doğan Media Group, которая является крупнейшим союзником этой партии», — говорил Эрдоган.

В составе Doğan Media Group действуют такие влиятельные турецкие СМИ, как телекомпания CNN Turk, газеты Hurriyet и Radikal, которые в этот предвыборный период заняли довольно жесткую позицию в отношении правящей AKP. По убеждению президента Турции, заговоры против него и его партии плетутся не только за рубежом, но и внутри страны.

Однако не сами заявления Эрдогана отразили драматизм ситуации внутри и вокруг Турции, а то, что на них среагировала официальный представитель Госдепартамента США Мари Харф в ходе брифинга 5 июня, назвав слова турецкого президента неприемлемыми: «Когда речь идет о журналистах, США всегда выступают в защиту свободы слова. Мы обеспокоены вмешательством турецкого правительства в сферу свободы слова. Длительное время мы говорим об этом и выражаем свою обеспокоенность.

Свободная пресса — значимая часть любого демократического общества. Мы призываем турецкие власти привести свои действия в соответствие с принципами демократии, включая независимость судебной власти, свободу слова». В ответ на вопрос журналиста, осуждает ли Госдепартамент США критические заявления Эрдогана в адрес армян, Харф сказала: «Однозначно».

Понятно, что и между союзниками (а по Ближнему Востоку Турция и США, бесспорно, однозначные союзники) временами «пробегает черная кошка», но критика Госдепа заставила вспомнить, что между руководством AKP и США долгие месяцы идут малопонятные «выяснения» о роли «отца турецкого исламизма» Фетхуллаха Гюлена и ордена нурсистов. Помнится, что Эрдоган в предыдущие годы даже вынудил президента Азербайджана Ильхама Алиева «зачищать» свое окружение от приверженцев Гюлена и нурсистов. Но Гюлен долгие годы скрывался именно в США и, не исключено, был и остается под опекой американских спецслужб. Не зря во время критики Запада и западных СМИ Эрдоган сказал, что они выполняют инструкции со стороны тех, кого он иронично объединил понятием «высший разум». «Кто за этим стоит — понятно», — многозначительно заключил Эрдоган, при этом воздержавшись от дальнейших уточнений.

И в конце мая Эрдоган резко осаждал NYT за ее редакционную статью о внутриполитических реалиях в Турции в публикации от 22 мая (под заголовком «Темные тучи над Турцией), в которой Вашингтон и другие союзники Анкары по НАТО призывались к оказанию воздействия на Эрдогана, чтобы тот «отошел с разрушительного пути внутренних политических репрессий». В ответ президент Турции обвинил NYT в том, что она «преступает рамки дозволенного».

Преследования то военных, то гюленовцев, то традиционные роспуски различных курдских и «прокурдских» партий и т.д. — конечно, это и есть внутриполитические реалии Турции. С некоторых же пор — и поиски «крипто-армян», «крипто-греков», «крипто-евреев» и других «крипто», как и «разоблачения» различных заговоров внутри этих крипто-этнических групп. И болезненная реакция турецкого руководства наглядно показывает, что и сами высшие иерархи умеренных исламистов в немалой степени способствуют усилению внутриполитического и этнического размежевания.

Правда, нельзя сказать, что никто за рубежом не заинтересован в расчленении Турции — таким образом, почти очевидно, что внутриполитическая неловкость и неуклюжесть руководства AKP, помноженная на гиперглупую внешнюю политику на Кавказе, Балканах и Ближнем Востоке, просто помогает тем внешним силам, у которых, не исключено, действительно есть некие планы пересмотра турецкой административно-политической карты.

Вот только один из примеров недальновидной внешней политики Анкары. Продолжая содействовать различным сирийским террористическим организациям, «Аль-Каиде» и «Исламскому государству», открывая для их боевиков и иностранных наемников свои границы с Сирией и Ираком, Турция в то же время инициирует (в угоду США) повышенную военную и военно-политическую активность «в направлении» Кавказа. «31 мая — 10 июня Турция, Азербайджан и Грузия проводят совместные военные учения на территории Турции.

Учения нацелены на развитие сотрудничества, координации и дружественных отношений вооруженных сил Турции, Азербайджана и Грузии», — сообщает турецкий Генштаб. От Турции в учениях принимали участие подразделение спецназа, два вертолета, один транспортный самолет, от Азербайджана и Грузии в учениях участвовали по одному подразделению спецназа.

Как правило, турки и их закавказские союзники оправдывают свое военное сближение необходимостью «защиты трубопроводов» и т.д. Но мир давно знает, чему и кому в реальности служат пресловутые нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан и газопровод Баку — Тбилиси — Эрзерум — Израилю, практически ничего из этих «труб» на рынки Запада не доходит, «не те» объемы. Мир также знает, что Анкара при нажиме США торпедировала дополнительные предложения (например, от Армении и России) по «Кавказской платформе» безопасности о привлечении Ирана и исключении из этого процесса внерегиональных сил.

Турция устроила многолетние «опекунства» мертворожденному блоку ГУАМ (Грузия — Украина — Азербайджан — Молдавия) — при том же заинтересованном спонсорстве США. Кто, наконец, дал разрешение на размещение элементов наземной инфраструктуры американской ПРО в районе Малатии, несмотря на предупреждения Ирана? Анкара, опять-таки при усиленном взаимодействии с США. И получается, что, отвергая взвешенные и здравые альтернативы, звучащие со стороны соседей, турки де-факто участвуют в войне против Сирии и продолжают бряцать оружием в Закавказье. Более того, имеют «долю» в подготовке албанских экстремистов в Косово и Метохии, что недавно наглядно было показано во время трагедии Куманово в бывшей югославской республике Македония.

При этом турки мечутся между газовым проектом «Турецкий поток» и проамериканским проектом «Южный газовый коридор» (Транскаспий, TANAP и TAP). Нет-нет да и выступают с резкой критикой Запада в лице ЕС. Непосредственно накануне выборов, 5 июня, министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз заявил, что Анкара ждет от России окончательных данных по координатам сухопутной части газопровода и после их получения готова приступить к строительству («Пока это единственный вопрос, который сейчас тормозит процесс»). Йылдыз отметил, что находит странной позицию Запада, который, с одной стороны, выступает против реализации данного проекта, а с другой — заявляет о желании получать газ в его рамках. «Это непоследовательная, нелогичная позиция», — сказал турецкий министр.

А разве не удивительно и странно, что сама Турция, систематически озвучивая желание со всеми жить в мире, дружбе и сотрудничестве, тем не менее в военном и военно-политическом планах действует против, в частности, интересов Ирана, России, Армении и Сирии? И сама часто становится из-за этого объектом не только резкой критики соседей, но даже и открытых угроз (вспомним хотя бы предупреждение военного советника Верховного лидера Исламской революции Ирана, генерала Яхия Сэфэви в связи с размещением американских РЛО ПРО в Турции — о том, что Иран в случае угрозы не замедлит с ударом по турецкой территории).

Так что совсем неудивительно, что правящая AKP уступает депутатские мандаты тем партиям (помимо HDP, это и кемалистская Народно-республиканская партия, CHP, лидер Кемаль Кылычдароглу, и тюркешевская «боз-куртская» Партия националистического движения, MHP, лидер Довлет Бахчели), которые… резко критикуют Эрдогана и Давудоглу за втягивание Турции в антисирийские «игры» США и Израиля на Ближнем Востоке.

Столь же непримиримо к политике правящей партии в вопросах Сирии и Ближнего Востока в целом настроены и курды из HDP. Достаточно вспомнить, что член администрации провинции Хаккяри от этой партии Локман Оздемир в прошлом году публично обвинил Анкару в потворстве «Исламскому государству», которое по «указке США и Израиля осуществляет геноцид курдов» в регионе. Да курды постоянно и сами «играют на встречных курсах» — скорее именно этим объясняется поствыборная озлобленность Эрдогана на HDP и другие курдские партии и организации.

И в день выборов кто-то же устроил теракты в Диярбекире, который курды негласно считают «столицей» Турецкого Курдистана. Это при том, что еще за неделю до выборов турки ввели в Диярбекир бронетехнику, усиленные наряды полиции и сил безопасности, над городом барражировали вертолеты и боевые самолеты, и т.д. Обстановка была и остается накаленной и в Эрзеруме, Карлиова, Бингеле, в других городах юга Турции, и до выборов против курдов и партии HDP были предприняты теракты с жертвами.

Кто же виноват, что в плане отношения Анкары к региональным вопросам курды, кемалисты и националисты по сути объединились? Более того, турецкая оппозиция против обучения сирийских боевиков Анкарой, Вашингтоном и НАТО, но правящая партия всегда игнорировала точку зрения этих партий, которую, заметим, разделяет и большая часть турецкого общества.

Между тем и до выборов наблюдатели отмечали, что правящая AKP сама угрожающе приближается к внутреннему расколу. И дело не только в преследованиях Гюлена и его сторонников. С прошлого года усиливается пропасть между экс-президентом Абдуллой Гюлем и Эрдоганом. Одно время турецкие эксперты прочили Гюлю даже выход из AKP и создание своей партии вместе с его сторонниками. В этом же году на паре-другой заседаний правительства стали очевидны и разногласия между Эрдоганом и Давутоглу. Причем ряд скандалов просочился и в турецкую прессу. И если что и может вызвать внутренние импульсы децентрализации в Турции, то вначале, видимо, раскол внутри самих умеренных исламистов.

Таким образом, выборы 7 июня только стали доказательством глубокого внутреннего кризиса актуальных элит Турции. Учитывая, что страну продолжают использовать в качестве «тарана» внешней политики США и Израиля в ряде соседних регионов, в действительности следует ожидать новых витков драматизации ситуации внутри и вокруг Турции. И впечатление такое, что каждые новые выборы в этой стране будут только усугублять раскольнические настроения и внутри AKP, и внутри Турции в целом.

Но ведь Эрдоган не зря заговорил в обвинительном тоне про западные СМИ, да еще вменил им в вину потворство «расчленению Турции». Например, судя по встрече турецкого президента с российским коллегой Владимром Путиным в Баку в рамках церемонии открытия Европейских игр, и Москва предъявляет, пусть и в косвенной форме, некие претензии и обвинения Анкаре. Чем конкретно недоволен Кремль в поведении администрации Эрдогана? Возможно, именно тем, что Турция и в сирийских делах продолжает потворствовать «Исламскому государству» и в «газовом вопросе» все еще пытается сохранить статус-кво — «и вашим, и нашим».

Но понятно, что в выступлении Эрдогана от 2 июня на телеканале Show TV не было никакой ошибки или оговорки — президент Турции просто дал понять своим зарубежным оппонентам и «партнерам», что он в курсе происходящего. Вариантов, при которых Эрдоган может быть реально осведомлен о наличии/отсутствии у кого бы то ни было планов по расчленению Турции, в принципе немало. Это и, допустим, отличная контрразведывательная работа турецких спецслужб (хотя необходимо иметь в виду разгром турецких силовиков и, соответственно, различные кадровые ротации, что уже несколько лет подряд сопровождает деятельность Эрдогана и как премьер-министра, и как президента). Это и внезапное получение инсайдерской информации — допустим, из какой-то из спецслужб тех стран, которые, как можно предполагать, могли бы в действительности разрабатывать тот или иной план расчленения Турции.

Но есть и такой вариант: Эрдоган и есть гарантия реализации плана по расчленению Турции, и его гневные заявления от 2 июня — намек неким иностранным «хозяевам» на то, что в силу какого-то «неисполненного пункта взаимных обязательств» турецкий президент готов сорвать эти планы. То есть Эрдоган прибегнул к шантажу.

А что именно взято за основу плана расчленения Турции — «переформатирование» Курдского вопроса, столкновение конкурирующих газовых проектов, эксплуатация идеи об «Исламском Халифате» или все три указанные реальные факторы в комплексе, это хоть и интересно, но вторично. Куда важней, чем ответят Эрдогану те, кого он имел в виду под «высшим разумом» и обвинял в попытке расчленить Турцию, а также те, кто с 2008 г. предлагал Анкаре решать региональные вопросы без участия внерегиональных сил.

Конечно, можно было бы и предположить, что явно заметная визуально спешка Эрдогана в организации встречи с Путиным в Баку и не менее заметное нервничанье из-за «опоздания» российского президента связаны с тем, что турецкому президенту не терпелось поговорить и обсудить тему об угрозе расчленения Турции. Но официоз, как известно, сообщил лишь о том, что Эрдоган подтвердил намерение участвовать в строительстве «Турецкого потока», причем в те сроки, о которых договаривались раньше.

Следовательно, мир увидит еще немало драматизма в сфере развития отношений Анкары с Западом, Израилем, Россией и Ираном. И нельзя исключать наличия конкурирующих планов «расчленения Турции»…

http://regnum.ru/news/polit/1934504.html

http://regnum.ru/news/polit/1950298.html

http://regnum.ru/news/1938692.html