"Когда по-настоящему припрёт, предприимчивые люди найдут себе работу за рубежом, о чем свидетельствует хотя бы мой пример. Но что будут делать все те, из-за кого весь этот цирк набирает обороты? Не будет ли так, что цирк уедет, а клоуны останутся?" Латвийская предпринимательница на своем опыте рассказывает о том, насколько абсурдно и неправильно устроены отношения между государством и бизнесом в Латвии, и сравнивает этот "кошмар" с эстонской моделью.

Меня зовут Линда. Хочу поделиться своими соображениями, которые появились после того, как я поработала в частном секторе, управляя сравнительно небольшим предприятием. Кто-то наверняка скривит губы в ухмылке — мол, напрасно трачу своё время и нервы, кто-то скажет, что я глупая, потому что не понимаю, чем рискую. Конечно, будут и другие мнения, но мне хотелось бы верить, что будут и другие — те, кто поймёт, о чём эта история.

Я долго занималась наблюдением, затем думала и в итоге пришла к выводам, один из которых — я не хочу "отращивать себе настолько толстую шкуру", чтобы плюнуть и сказать, что мне всё равно. Пока ещё это не так.

Прибалтика

Говорить о бессмысленных вещах, происходящих в нашем государстве, можно много. Они культивируются чиновниками и рассматриваются ими как норма. Касается это как мелких повседневных вещей, так и более крупных, порой – глобальных. На этот раз в предпринимательской среде. Писать буду не абстрактно, а используя метод сравнения.

Итак, сравнить взаимоотношения предпринимателя и государства в двух соседних странах, Эстонии и Латвии, мне достаточно просто — в каждой из их столиц я открыла идентичные предприятия, работающие в сфере общепита, которыми в данный момент и управляю. Таким образом, я сравниваю не "кошку с собакой", а предприятия-близнецы в двух соседних республиках.

Обе фирмы были созданы "с нуля", считая с самого момента учреждения предприятия. В латвийском на данный момент работают 24 человека, в эстонском – 16.

Прибалтика

Безработица в Латвии и Эстонии по годам

Итак, наиболее существенная разница заключается именно в отношении государства к предпринимателю.

В Латвии базовое отношение, из которого проистекает все остальное — если я занимаюсь предпринимательской деятельностью, значит совершенно точно обкрадываю государство, не плачу налоги и совершаю целую череду поступков, которые идут вопреки нормативным актам, которые зачастую устарели, или которые составлены людьми, не обладающими пониманием конкретной индустрии или имеющими весьма слабое представление о ней.

То есть уже с самого начала в глазах чиновников я виновна. Не говорите мне, что это не так. Если провести опрос, то его результаты могут удивить сотрудников государственных учреждений, но не предпринимателей.

В Эстонии базовое отношение — после кошмаров, с которыми столкнулась в Латвии, и на которые мне хочешь-не хочешь пришлось реагировать — я вернулась сюда, в Эстонию, как в санаторий, и государство радо, что я, как иностранка, в их стране занимаюсь бизнесом. Я думаю, что у местных предпринимателей это чувство может быть ещё более комфортабельным.

Прибалтика

Латвия и Эстония - Внешний долг (в процентах ВВП)

Когда начинала работать в Эстонии, местные предприниматели, бухгалтеры, юристы, ответственный персонал учреждений смотрел на меня как на инопланетянку, потому что я действительно не могла поверить, насколько дела идут легко, быстро без и лишних сложностей, а появляющиеся проблемы или недопонимание можно разрешить конструктивно.
Приведу конкретные примеры, чтобы было понятнее.

Хочешь зарегистрировать предприятие?

Для того, чтобы открыть бизнес в Эстонии, нужно около 30 минут. Если вы иностранец - максимум 3 часа. Хотя официально установлено, что регистрационный номер присваивается в течение 5 дней, на практике это занимает всего 1 (один) день, потому что здесь чиновники заинтересованы, чтобы бизнес работал.

В Латвии этот процесс занимает много времени и абсурдно бюрократичен. Те, кто открывал свой собственный бизнес, понимают, что я имею в виду – в том числе кавычки в названиях и заглавные буквы ни к месту.

"Азбука Морзе", или как себе помочь?

В Латвии мы неоднократно обращались к представителям различных учреждений на период становления ресторана с просьбой о консультациях, чтобы сделать всё в соответствии с действующими требованиями. Нам отказывали со словами "открывайтесь, мы потом придём и посмотрим, проверим, правильно ли вы перевели всё, написанное в N-ных правилах, требованиях и всех остальных документах.

Прибалтика

Латвия и Эстония - Внешний долг (Всего)

Что делает предприниматель? Те, у кого денег поменьше, пытаются пробиться через "азбуку Морзе", у кого побольше - нанимают консультантов.

Окончательный результат будет примерно одинаковым. Всегда найдут, до чего докопаться (с большими или меньшими основаниями), придётся выслушать разные критические замечания (с каждой новой проверкой уже знаешь, что нужно держать рот на замке, кивать, создавать у чиновника ощущение, что он на 200% лучше знает). Дискутировать запрещено, поскольку вероятнее всего, именно от этого будет зависеть, он вас только предупредит, что вы плохо соблюдаете одно из правил, или наложит реальный денежный штраф.

Есть учреждения, которые непрямым образом во время проверок предлагают использовать "аутсорсинг", так сказать мы знаем всю "азбуку Морзе" от начала до конца и никаких проблем в будущем возникнуть не должно.

Существует даже ненормальная бюрократическая нагрузка, на которой и паразитируют чиновники, которым либо лично, либо через посредников, принадлежал компании, которые обеспечивают приведение в порядок определённой области за деньги.

Это нормально?

В Эстонии, уже зная, как это происходит в Латвии, думала — ну, сейчас будет… Не знаю — прошёл год, может ещё не началось? А может, и начинаться нечему, потому что система работает по-другому?

Прибалтика

Латвия и Эстония - Внешний долг на душу населения

Мое беспокойство здесь, в чужой стране, было куда большим, а результат — неожиданным. Была и остаётся возможность проконсультироваться с ответственными учреждениями по телефону, в электронном виде или встретиться лично, найти ответы на вопросы, и действовать спокойно.

Добро пожаловать!

За последние полгода на латвийском предприятии побывали абсолютно все контрольные учреждения — и являлись они с удивительной точностью, у каждой службы свои часы визитов. Мы уже начали шутить, что единственные, кто до нас не дошёл – это Общество защиты животных. Ну, наверное, потому, что эта организация имеет статус товарищества. В Эстонии — ни тех, ни других. Никого.

Merry Christmas или Агентство госязыка

Я латышка, я горжусь тем, что нас не так много. Да, я согласна, что латышский язык должен преобладать в коммуникации, но, извините, но я думаю, что у всего должны быть свои пределы.

К нам на предприятие явился языковой инспектор, был составлен протокол, высказано предупреждение и наложено предписание убрать следующие надписи:

  • на дверях PUSH и PULL
  • на окнах MERRY CHRISTMAS!

В качестве бонуса пришлось выслушать комментарий, что конкретная персона каждый день ходит по улице и видит всё, что происходит. Ну совсем как в детстве, когда папа или мама запрещая что-то грозит пальцем: ну, ну, ну… — не делай глупостей, я всё равно всё узнаю.

Надписи PUSH и PULL продержались незамеченными три года, пока их наконец нашли. Своим зарубежным друзьям и коллегам я всегда рассказывала, как это хорошо, что мы представители маленького народа, и знаем ещё как минимум один, а то и два-три иностранных языка. А вот с этими двумя словами и Merry Christmas, видимо, есть проблемы.

На мой взгляд, не стоит подходить ко всем нормам, которые когда-либо были написаны, настолько буквально. Инспекторы, вам известно, что значит эластичность?

Если бы я хотела поприветствовать туристов в Риге, то написала бы на окнах ресторана "Привет!" на разных языках – ну, на 30 к примеру. Выглядело бы это ужасно, потому что на 51% площади витрины занимала бы надпись LABDIEN! на латышском и на оставшихся 49% мне нудно было бы расположить все остальные приветствия.

На мой взгляд, это абсурдно.

В Эстонии пожеланию MERRY CHRISTMAS! в витрине радовались как иностранцы, так и местные посетители ресторана, а надписи PUSH и PULL стоят до сих пор.

Вы спросите, может, эстонцам безразличен свой язык и нет Службы госязыка? А вот и нет.

От этой службы в Эстонии я получила письмо с указанием о несоблюдении одной нормы. Связавшись с ними по телефону, я пояснила специфику, и мы договорились о компромиссе, затем произвели дополнения, сфотографировали результат и в электронном виде послали службе картинку, которая подтвердила, что мы выполнили то, о чём договорились.

Do You speak English?

Если уж говорю о языке, продолжу в немного другом аспекте. Поскольку я не говорю на эстонском, все государственные учреждения в этой стране общаются со мной на английском или русском. Учреждений этих было достаточно для того, чтобы убедиться в языковых навыках чиновников и ощущения, что вполне нормально коммуницировать на каком-то другом языке помимо эстонского. Не создалось никакого барьера, не возникло необходимости использовать услуги переводчика для общения.

Само самой разумеется, что в Латвии с чиновниками я коммуницировала на латышском. Интересно узнать, как обстоят дела с иностранцами.

Готов? Всегда готов!

Вопрос о способах коммуникации можно отнести к риторическим. Почему в Эстонии 99% общения происходит в электронном виде? Если необходима встреча, устанавливается время встречи, её причина и сообщается, какие нужно подготовить документы.

Почему в Латвии в 99% случаев, когда чиновники хотят встретиться, контролировать, проверять, они являются и нужно быть готовым незамедлительно отвечать на вопросы, показывать документы, отменять все запланированные ранее дела и т.д.?

Подобная практика мне всегда казалось странной. Ну на самом деле, неужели латвийских предпринимателей считают настолько глупыми, ленивыми, неопрятными и ещё не знаю какими, готовыми "работать по стандарту" только в момент проверки?

Ответьте мне, пожалуйста, какой-нибудь представитель государственного сектора, что бы существенно изменилось, если бы власти объявляли о своем визите заранее, за 3 или 5 рабочих дней?

Я отвечу вам как предприниматель, что бы изменилось для меня. Я бы запланировала ваш визит, чтобы попытаться присутствовать лично и без спешки подготовить документацию, которую вы хотите видеть или проверить. И такие встречи были бы гораздо более продуктивными, конструктивными и занимали бы меньше времени.

Сейчас же мы находимся в неравных позициях. Чиновники знают о том, что встречаются с нами, ведь это они приходят к нам. Мы же узнаём об этом только тогда, когда они уже стоят у двери, а мы об этой встрече и не подозревали. Ну совсем как в советское время у пионеров, которые должны были быть всегда готовы. Вот так же и с нами.

Есть ли у тебя хранилище фискальных чеков?

Впервые с теорией вероятности отсутствия фискальных чеков я столкнулась перед открытием ресторана в Латвии. Кассовую систему мы приобрели у европейской компании, которая разработала специальную систему для ресторанов. Долгое время мы не могли объяснить им, что такое фискальный чек. Я тогда ещё очень удивилась - как такое вообще возможно? Ставят системы в разных странах и ничего не знают о фискальном чеке?

Во второй раз я на мгновение онемела, когда пыталась объяснить эстонцам, что они чего-то не понимают. Оказалось, не понимаю я. В Эстонии фискальных чеков не существует.

Мне не нужно хранить гигантские горы бумаг, чтобы в определённый момент доказать Службе госдоходов, что я не вор. В Эстонии же доверяют тому, какой оборот компания представляет ежемесячно. Достаточно учёта оборота в простом формате.

В Латвии такое хранилище фискальных чеков у меня есть. Не говоря уже о том, что документы надо хранить по 5-10 лет. Кстати, чтобы хранить все эти документы, необходимо отдельное помещение. За свои средства, конечно же.

Мы и вы

Поговорим о Службе госдоходов. (Немного иронии — такого большого здания и автопарка в Эстонии нет ни в одном месте, даже аэропорт - и тот меньше).

Сравним. В 2014 году в СГД в Латвии работали примерно 4100 сотрудников. В Эстонии в Налогово-таможенном департаменте 1 марта 2013-го было 1545 работников.

Было бы интересно сравнить число предприятий, работающих в обоих государствах, уплаченные налоги и прочие показатели, которые позволили бы нам сделать выводы или сравнить эффективность деятельности соседствующих стран в этом секторе.

В Эстонии компанию обслуживает бухгалтер с 20-летним опытом работы, то же самое в Латвии. Помимо нашего предприятия они обслуживают и компании, работающие в прочих сферах, так что общая картина вполне реальна.

За эти 20 лет в предприятие, на обслуживаемые эстонским бухгалтером предприятия представители СГД явились 1 (ОДИН) раз. И поверьте мне, дело тут не в лени - просто система работает по-другому.

Вся коммуникация осуществляется в электронном виде, документы, необходимые проверки, тоже отправляются по электронной почте. Происходит сотрудничество, а не непрерывный контроль путем перехода от одной компании к другой, что требует огромное количество лишнего времени и, следовательно, ресурсов.

Вкратце о том, каким был наш последний контакт со Службой госдоходов в Латвии. На предприятие заявились двое чиновников, потребовали показать целую кипу документов, в том числе фискальные чеки, которые сравнивались с чеками контрольных закупок, которые собирались на протяжении долгого времени.

Фотографировали графики работы, потому что именно тут должны быть задействованы нелегальные сотрудники, или на рабочем месте должен находиться кто-то кого в графике нет или чёрт его знает, кто.

Проводились опросы сотрудников - какая зарплата, как платят, как долго работаете. Дорогое государство, вы никогда не думали, что такими действиями вы опускаете меня как руководителя предприятия в глазах моих работников?

В итоге, после представления на предприятии я была вызвана в Службу госдоходов в определённое время. Никто из чиновников-контролёров никогда не думал, что это чиновники должны адаптироваться к возможностям предпринимателя, а не наоборот?

Чтобы взять с собой все документы, которые затребовала СГД, необходимо брать с собой как минимум одного сильного мужчину, который может донести их до указанного места. Во время встречи на протяжении примерно часа входящие накладные сравнивались с графиком работы - подписывало ли накладную лицо, которое в тот момент указано в графике и числится ли оно работником предприятия. (Добавлю, что в Эстонии подписи на накладных и графики работы считаются документами внутренней коммуникации предприятия).

Если кому интересно, как я чувствовала себя на протяжении этого часа - отвечу одним словом. УНИЖЕННОЙ. Излишне добавлять, что не нашли ничего, потому что в латвийском предприятии мы тратим огромное количество времени на то, чтобы соблюдать все эти абсурдные требования. УНИЖЕННОЙ потому, что мне не доверяют, ковыряются, ищут, позволяют себе высказывать комментарии, которые мне сложно повторить и прокомментировать.

Вы, наверное, помните это ощущение в школе, когда сидите в классе, где стоит гробовая тишина, и все боятся быть вызванными к доске из-за неловкого движения. Перед классом за столом сидит недовольная учительница, проверяет тетради с только что исправленными контрольными и бросает какие-то "меткие" комментарии или шуточки. Там - в СГД - у меня возникло такое же ощущение. Воспоминания о школе :)

Об СГД сейчас можно было бы писать и писать, говорить и говорить. Конечно, помимо мелочей есть ещё БОЛЬШИЕ ВОПРОСЫ.

Ну как там может быть, что те, кто попавшись на миллионах, где и доказательства собраны, продолжают работать... В таком случае разве это нельзя назвать одурачиванием рынка?

Или эти миллионные должники, которым позволяют продолжать работать, равноценны тем, кто делает всё возможное, чтобы уплатить налоги? И такая вот наша система. Мне она до конца не понятна.

Почему они хотят знать всё?

Целый ряд документов, которые у нас потребовали предъявить вообще и предъявить на латышском языке в частности, в Эстонии считаются документами внутренней коммуникации. Их не надо предъявлять, и нет требования, что они обязательно должны быть на эстонском языке.

Они должны быть понятны работнику. По большому счёту можно использовать любой язык, хоть японский, если работник понимает. Если чиновнику не понятно, он задаёт конкретный вопрос на интересующую его тему и получает ответ.

В Латвии нам нужно переводить абсолютно всё, чтобы чиновник понял, в том числе рецепты и порядок приготовления блюд.

Зачем зарабатывать в Латвии?

В Эстонии нет налога на прибыль. Есть 20-процентный налог, если владельцы компании хотят получать дивиденды. Если прибыль остаётся на предприятии, она направлена на нужды и развитие компании, налог платить не надо.

Э-...?

Э-подпись — тема однозначно интересная. В Эстонии все хорошо, и всё работает во всех секторах. Государство нашло способ как жителям использовать инструмент, в разработку которого были вложены миллионы. Без электронной подписи в Эстонии тебя нет.

Как в Латвии? Миллионы вложены. А выходит пока только ерунда. И так, к сожалению, происходит со многими вещами.

Этот список я могу продолжать долго. Список абсурдных вещей, которые продолжаются, и нет им конца и края.

Когда наконец предприниматели и чиновники в Латвии поменяются местами? Когда государство начнет сотрудничать с предпринимателями? Когда чиновники поймут, что живут за счет налогов, которые мы платим? Мало денег? Меняйте систему, сокращайте чиновничий аппарат, и, пожалуйста, дайте работать!

Пожалуйста, задумайтесь! Когда по-настоящему припрёт, предприимчивые люди найдут себе работу за рубежом, о чем свидетельствует хотя бы мой пример. Но что будут делать все те, из-за кого весь этот цирк набирает обороты? Не будет ли так, что цирк уедет, а клоуны останутся?

К сожалению, наше чиновничество само создало ситуацию, когда мы находимся в состоянии войны на два фронта. Это очень ярко демонстрирует ситуация, когда я в последний раз посещала СГД. Когда в указанном кабинете мы (я и администратор предприятия) сели по две стороны стола, сотрудник СГД с удивлением сказал... цитата: "Как же вы расселись? Мы должны быть на одной стороне, вы - на другой!" Ну, что тут еще добавить? Так и живём. Только как долго латвийские чиновники выдержат это издевательство?

Может, государству стоит посчитать, во сколько обходится недоверие латвийским гражданам, жителям и предпринимателям?

Когда сотрудник компании не удовлетворён стилем управления, микроклиматом, окладом, когда он сталкивается с моббингом, эмоциональным террором и тому подобным, он меняет работу, и, как правило, подает на работодателя в суд. Это понятно. Взгляните на страну как бизнес и получите ответы, почему люди покидают Латвию, не хотят возвращаться, почему предприятия переезжают в другие страны, почему в Риге так много машин с иностранными номерами, и прочее и прочее и прочее...

Как-то раз, отправившись из Таллина в Ригу, я была остановлена латвийскими пограничниками. Да, так и так, останавливают машины с иностранными номерами, да, я еду на авто с эстонскими регистрационными знаками. После проверки документов слышу вопрос, который на мгновение ставит меня в тупик. "Почему ездите на машине, зарегистрированной в Эстонии?" Я даже не знаю, можно ли о таком спрашивать, и был ли это формальный вопрос. В голове моментально выстрелил ответ: "Потому что так дешевле". Хорошо, что эту часть ответа я говорить не стала - вряд ли бы меня поняли.

Никто не совершенен, и, скорее всего, законы были придуманы для того, чтобы их нарушать. Жизнь без них, вероятно, будет не столь интересной и в ней будет недоставать адреналина, но было бы неплохо, если бы мы могли жить и работать в границах здравого смысла. И я не думаю, что прошу слишком многого.

Я люблю свою землю, и мне очень жаль, что мы рушим то, что у нас всё ещё осталось. А многого у нас и вовсе больше нет. Пожалуйста, политики, чиновники, все кто на той стороне, одумайтесь!

http://seva-riga.livejournal.com/743539.html