Впервые с октября прошлого года стоимость барреля нефти пробила 50$. Похоже, хорошее время, чтобы обновить анализ, который я представил в январе 2015 года.

Тогда я утверждал, что $50 или около того окажутся долгосрочным потолком для цен на нефть. В то время, с ценой на нефть все еще выше $60, почти все верили, что 50$ будут нижним пределом. Ведь фьючерсные рынки прогнозировали цену в $75 или выше; Саудовскому и российскому правительству требовалось $100, чтобы сбалансировать свои бюджеты, и цена гораздо ниже $50 считалась неблагополучной, потому что это вытолкнет сланцево-нефтяную отрасль США из бизнеса.

Как это и произошло, цена на нефть марки Brent действительно колебалась между $50 и $70 в первом полугодии прошлого года, перед погружением решительно ниже $50 в начале августа, когда стало очевидно, что отмена санкций против Ирана отпустит массивный рост мировых поставок. С тех пор 50 $ действительно оказались потолком для цен на нефть. Но теперь, когда этот уровень был превышен, станет ли это снова новым нижним пределом?

Кажется это то, что многие инвесторы ожидали. Хедж-фонды и другие “некоммерческие” спекулянты увеличили свои длинные позиции до максимальных за все время 555,000 по основным нефтяным контрактам торгуемых на Нью-Йоркском фьючерсном рынке по сравнению с предыдущим рекордом в 548,000 по контрактам, накануне как цены на нефть поднялась к отметке $120 в июне 2014 года. Возвращение спекулятивного энтузиазма обычно надежный знаком того, что следующее крупное движение цены будет вниз. Более важно, фундаментальные аргументы более убедительны, чем когда-либо, что $50 или около того будет по-прежнему ценовым потолком, а не нижним пределом.

Дело начинается, как это начиналось в январе 2015 года, наблюдая, что нефтяной рынок больше не контролируется монопольной властью ОПЕК (или правительством Саудовской Аравии и ОПЕК). Из-за новых источников поставки, передовых энергетических технологий, а также экологических ограничений, нефть теперь находится в рамках режима конкурентного ценообразования, как и другие товары.

Это то, что случалось за два десятилетия с 1985 по 2004 год, и как показано на диаграмме ниже, торговля на спотовом рынке в течение прошедших 18 месяцев соответствует этой идее. Соответствующая торговля на рынке фьючерсов: нефть с поставкой в 2020 году упала до $56 с $75, которая была год назад.

https://www.project-syndicate.org/flowli/image/kaletsky23-graph/original

Если этот конкурентный режим продолжится, цена на нефть больше не будет определяться исходя из потребностей и желаний нефтедобывающих стран. Саудовская Аравия или Россия могут хотеть, или даже “нуждаться” в цене на нефть в $70 или $80, чтобы сбалансировать свои бюджеты. Но потребности нефтедобытчиков в определенной цене не означают, что они смогут достичь этого больше, как и производители железной руды и меди не могут достичь цены, которая им “нужна”, чтобы платить дивиденды своим акционерам, которую они ждут или хотят.

Аналогично, тот факт, что многие обремененные долгами сланцевые производители обанкротятся, если цена на нефть останется ниже 50 долларов, не является основанием для ожиданий отскока. Эти компании просто отдадут свои нефтяные активы банкам или конкурентам с более сильными финансами. Новые владельцы потом снова начнут качать нефть на тех же участках, при условии если цены выше предельных издержек добычи, которые теперь будут включать проценты по кредитам, которые списываются.

Наглядной иллюстрацией “смены режима”, которая имел место на нефтяном рынке, является текущий отскок цен к отметке около $50 (скорее к потолку нового диапазона торговли). Самая крутая часть этого роста произошла после 17 апреля, когда в ОПЕК не смогли договориться о новой цене и уговорить правительства саудитов, России и Ирана скоординировать сокращение производства, которые потребовались бы для достижения любой такой цели.

Теперь, когда все основные производители нефти однозначно стремятся к максимизации производства независимо от изменения цен, нефть будет продолжать торговать так же, как любой другой товар (например, железная руда), который в переизбытке на конкурентном рынке. Цены будут определяться, как описано в стандартных учебниках экономики: предельными расходами последнего поставщика, чья продукция необходима для удовлетворения мирового спроса.

Когда спрос на нефть довольно сильный, как сейчас и в начале лета, цены будут устанавливаться предельными издержками добычи в сланцевых бассейнах США и нефтеносных песков в Канаде. Когда спрос слаб, как это часто бывает осенью и зимой, рыночная равновесная цена будет определена предельными издержками дешевой, но менее доступной, нефти в Азии и Африке, такой как в Казахстане, Восточной Сибири и Нигерии

Отныне расходы, с которыми сталкиваются эти крайние производители, устанавливают верхний и нижний пределы торгового диапазона нефти. Производители с низкой стоимостью в Саудовской Аравии, Ираке, Иране и России будет продолжать качать столько, сколько их физическая инфраструктура может транспортировать, пока цена выше, чем $25 или около того. Цена, необходимая для добычи из сланцев США и нефтеносных песков в Канаде, которая удовлетворит высокий спрос, может быть $50, $55 или даже 60$, но вряд ли значительно выше, чем это.

Непредсказуемые изменения спроса и предложения, конечно, вызывают колебания в пределах этого торгового диапазона, который, как свидетельствует история, может быть достаточно большим. В 20-летний период конкурентного ценообразования с 1985 по 2004 год цена на нефть часто удваивалась или уменьшалась вдвое в течение нескольких месяцев. Таким образом, почти удвоение цены на нефть с середины января с 28$ минимума неудивительно. Но теперь, когда 50$ потолок проходит проверку, мы можем ожидать, что следующий крупный шаг в торговом диапазоне будет вниз.

http://mayakruha.livejournal.com/10638.html