В последнее время часто стали попадаться на глаза бурно радостные статьи с комментариями итогов финансового результата американских санкций для России. Точнее, внезапных "успехов" нашей страны на рынке международных заимствований. Не успели федеральных ГКО на 3 млрд. долл. разместить, как за долговыми бумагами ведущих российских компаний тут же очередь выстроилась. Иностранные инвесторы чуть ли не завалить нас деньгами готовы. Правда, при этом радость какая-то детская, типа, погнали наши городских. Они думали, что у нас не получится, а оно ишь как здорово! Даешь иностранных инвестиций в Россию всяких и побольше! Чтобы не возникло, как на Украине, путаницы между подарком и одолжением, хочется внести некоторую ясность.

Начнем с того, что термин - инвестиции, - он, как слово "нож", обозначает только инструмент, в то время как результат его использования зависит от рук, которые его держат, и головы, решающей, для чего его применить: для салатик пошинковать или для соседа зарезать. По статистике именно ножи являются самым распространенным оружием в преступлениях, но виноваты ли в этом сами ножи?

Так вот, авторы, говоря об инвестициях, постоянно смешивают в одну кучу, зарубежные займы отечественных производителей, прямые иностранные инвестиции в российский реальный сектор и откровенно спекулятивные деньги, которые приходят на биржу исключительно на курсовых колебаниях навариться. Все они - инвестиции, но в реальности, это очень разные инвестиции.

Займы российских компаний означают лишь появление у их российских владельцев денег на реализацию проектов, нужных для развития компании. Так что, на мой взгляд, это хорошие инвестиции. Плохо в них только то, что занимать приходится иностранную валюту, которую и отдавать придется не рублями. На сколько я помню, ЦБ РФ как-то давеча сказал, что свободных денег у российской банковской системы накопилось больше десятка миллиардов долларов. Только банки их не вкладывают, ибо, как им кажется, некуда. Под 25 - 30% годовых их больше никто не берет, ни частный потребитель, ни, тем более производитель, такого уровня доходов, не имеющий. В то же время, одалживать их под 4,5 - 6,5% не желают сами банкиры. Это ниже инфляции и ниже базовой учетной ставки ЦБ, т.е. убыточно. В результате получает, что деньги у банков как бы есть, но у экономики, в которой банки должны выступать просто кошельками, их нет. Но это уже вопрос от иностранных инвестиций отдельный.

С прямыми инвестициями в реальный сектор дело обстоит сложнее. Тут все зависит от того, кому будет принадлежать новый завод или что, кроме денег за долю в собственности, в реальности получит существующий. Если эти инвестиции приводят к созданию новых высокотехнологичных рабочих мест, если возникает технологическая пирамида, а не только отверточная сборка, если появление производства начинает формировать связи с местными производителями компонентов/узлов/блоков/комплектующих и, самое главное, постепенно сюда перебирается разработка, т.е. создание новых технологий, то такие инвестиции нам безусловно на пользу. Потому что они, не только создают платежеспособный спрос через зарплату, и наполняют бюджет через налоги, они формируют производственные кластеры, ценные как сами по себе, так и благодаря наращиванию вокруг них прочих вспомогательных и обслуживающих сервисов, от кафе и финтнес-центров, до груммеров, дизайнеров и консультантов по фитоинтерьерам.

И фиг с ним, что некоторая часть прибыли в конечном итоге утекает за рубеж. Оно, безусловно, тоже зло, но неизбежное и допустимое. Если, конечно, рассматривать инвесторов лишь как в сталинские времена - только для научить и запустить все на начальном этапе, ибо потом мы уже будем дальше все делать сами. Помните, как 20 лет назад все китайское считалось дерьмом? Также, как все малайзийское и сингапурское. Но прошло полтора десятка лет и где те иностранные инвесторы?

Столь любимый хипстерами айфон на 4/5 состоит из всего, что собрано в Китае, произведено в Китае и уже даже разработано тоже в Китае. Поднебесной хватило двух десятков лет на то, чтобы освоить передовые технологии, научиться с ними работать, разобраться, как они функционируют, и начать на их основе уже создавать собственные, которые не только передовые, но еще и в патентном смысле принадлежать китайцам. Наивно думать, что можно взять вагон денег и с чистого листа сделать полностью свой передовой автомобиль, смартфон или компьютер. Коль уж приходится стартовать не с самой лучшей пулл-позишн, то дабы достигнуть успеха, сначала следует сравняться в мастерстве с лидерами. Для этого и нужны прямые иностранные инвестиции в реальный сектор.

Однако, не стоит думать, что нам достаточно устроить перед иностранцами юридический стриптиз, зазвать их к нам разными бонусами и персональными налоговыми послаблениями, а там они уже сами за их счет "сделают нам красиво". Построят. Создадут. Научат. Обеспечат. Выведут на самоокупаемость. И потом, торжественно распив с нами шампанское, под духовой оркестр добровольно свалят, оставив нам все плюшки. Не стоит путать инвесторов с благотворителями. Они к нам несут свои деньги только потому, что доходность капиталовложения у нас существенно выше, чем где бы то ни было еще.

Подчеркните слово - доходность. Это главный и единственный пункт мотивации транснациональных корпораций. Не делайте круглые глаза, только ТНК переносят производства в другие страны. Вы не знали? Теперь знаете. Все эти разговоры про расширение сотрудничества и углубление добрососедства на самом деле служат вместо красивых сисек ассистентки, отвлекающей внимание клиента от рук иллюзиониста, прячущего кролика в шляпе. А там уже клиент сам восхищенно ахнет и добровольно отдаст свои деньги.

Инвестиции ТНК интересны только пока приносят пользу для ТНК. Польза это разница между доходностью капитала в конкретной стране и в любых других странах. Пока она в вашу пользу, капитал будет инвестироваться у вас. Когда баланс станет отрицательным, заводы перенесут куда-нибудь еще. Отсюда вывод: коль инвестиции определяются прежде всего пользой, то нам следует пристально следить, чтобы эта польза оставалась обоюдной. Несколько простых примеров.

Есть в Калининграде завод, производит автомобили марки BMW. Ну, как производит, из машинокомплектов собирает. Уже лет десять, если не больше. И что? И ничего. Как собирал по схеме "откройте ящик, возьмите деталь А, вставьте в деталь Б, зафиксируйте гайкой В", так и продолжает делать это сейчас. За прошедшее время рабочие отлично освоили функционал, но как только производитель машинокомплектов прекратит их присылать, завод тут же остановится и умрет. Потому что за все эти годы он ни на шаг вперед по технологической лестнице не продвинулся. Во всех и всяческих смыслах. Местные производители компонентов не появились. Какие-либо собственные технологии не создались. Так что он никогда не сможет отказаться от машинокомплектов и перейти к выпуску качественного автомобиля собственной конструкции.

Совсем другое дело, допустим, самолет. Любой, что Сухой Суперджет, что Иркут МС-21. Пусть он пока не на все 100% полностью отечественный. Пусть там даже половина импортных узлов и блоков. Пусть даже среди разработчиков иностранные спецы мелькают. Главное, что создавая его мы перенимаем опыт, учимся, дополняем наши знания их умениями, в самом широком смысле слова, от простого инженерного проектирования до маркетинга, рекламы и приемов продвижения. В том числе, для понимания, до каких пор продвигать следует рыночными способами, а с какого момента не просто можно, но и обязательно нужно, брать в руки государственный стимул.

Для несведущих, стимулом в Древней Греции называлась палка, которой учителя били по рукам слишком нерадивых учеников, а вовсе не сладкий пряник, как это пытаются преподносить те самые нерадивые ученики сегодня. Так вот, реализуя такие проекты с помощью прямых иностранных инвестиций в реальный сектор, необходимо перед глазами иметь четкий график повышения уровня омологации, т.е. наращивания доли отечественного производства в общем объеме готовой продукции, и неуклонно его исполнять. Если надо, тоже применяя методы государственного стимулирования.

Для начала хотя бы внутри страны. Ибо по данным на январь 2016 года отечественные авиакомпании эксплуатируют 753 пассажирских самолета, в том числе 547 магистральных и 206 региональных. Из них 72% - машины иностранного производства, а в среднемагистральном секторе эта доля достигает 95%. Для справки, прошлый год стал рекордным для ведущих производителей - Airbus и Boeing. Первый собрал 635 машин всех типов (в том числе 491 среднемагистральный А320) , второй - 762 машины (в том числе 495 Boeing-737). Таким образом, опираясь даже только на сугубо внутренний рынок российской авиации, мы имеем вполне реальные возможности вырастить собственного отечественного авиапроизводителя, способного составить реальную конкуренцию грандам. В том числе и с учетом нашего умения делать лучше и одновременно дешевле. По крайней мере, в области вооружений у нас это получается. Да и в атомной энергетике тоже.

В противном случае, когда яблоки в соседнем саду покажутся слаще, инвесторы соберут манатки, вежливо попрощаются и поедут извлекать прибыль туда. Мы же останемся сосать лапу, жаловаться на несправедливость судьбы и сетовать, как же хорошо жилось при Сталине.

А вот инвесторы, которые несут деньги не дальше ближайшей фондовой или товарно-сырьевой биржи, нам совсем не нужны. Потому что не стоит путать инвестиции со спекуляциями. От того, что бумаги российских компаний на какой-нибудь Московской бирже вырастут, никто, кроме этих спекулянтов, выгоды не получит. Даже наоборот. Удорожание бумаг на бирже ведет к снижению их доходности от непосредственной деятельности компаний, ради которых они вообще-то создавались и для чего должны существовать.

Условно говоря, когда номинальная стоимость акции составляет, скажем, 100 рублей, а по итогам года на нее выплачивается 10 рублей дивидендов, то это означает доходность в 10% годовых. Если та же акция спекулянтами раскручивается, предположим, до 1000 рублей, то та же сумма дивидендов составляет уже только 1% годовых. Нормальному человеку или пенсионному фонду инвестироваться в такой инструмент бессмысленно. Да и биржевым спекулянтам эти проценты становятся глубоко по барабану.

Ценность бумаги определяется только потенциалом роста ее курса на бирже, т.е. перспективной "купить дешево, подержать пару - тройку лет, продать хотя бы в два, лучше в три раза дороже". А что такого? В три раза это 200% прибыли за три года. Итоговая доходность 66,6% годовых. Нормально, Григорий! Отлично, Константин! (с) Что вы говорите, заводу с того ничего не перепало? Так завод тут вообще причем? Он пусть свои гайки точит и у инвесторов под ногами не путается.

Потом же, когда темпы спекулятивного роста начинают снижаться и дело все сильнее попахивает "большим шухером", эти ребята "выходят в деньги", которых много, но которых им в рублевом виде не нужны. А потом все удивляются, с чего это рубль к ведущим мировым валютам начинает обесцениваться? Что случилось? Мы тонем? Нет, мы не тонем, это просто прикинувшиеся инвесторами спекулянты начинают возвращать себе вложенные, простите, инвестированные ранее в Россию капиталы. Отсюда вопрос: ну и зачем они нам, такие красивые?

Как вы, надеюсь, смогли понять, инвестиции и инвестиции это две очень большие разницы. Полезными нам иностранные инвестиции могут быть лишь тогда, когда пользу, т.е. доход, они приносят в первую очередь нам же, и только потом иностранным инвесторам. Причем доход определяется вовсе не суммой денег, которые мы, правдами и неправдами, сумели с этих инвесторов содрать. Не стоит путать инвестиции с разбоем. Главная и единственная польза, определяющая степень ценности, а значит и нужности, иностранных инвестиций, заключается в создании, развитии и расширении как можно большего отраслевого разнообразия в России, сопряженного с обязательным повышением нашего места на пирамиде технологических переделов.

Если эта цель достигается, то мы иностранные инвестиции идут нам на пользу. Создают рабочие места. Расширяют ассортимент производимой продукции и позволяют находить новые рынки сбыта. Тем самым повышая как уровень личного благосостояния наших граждан, так и степень богатства всего государства российского, что всегда выливается в хорошие пенсии, рост социальных гарантий и даже в постепенно сокращение колдобин на дорогах.

Если же эта цель не достигается, то кто бы там что на международных форумах ни говорил, и с высоких трибун ни обещал, пользу в этом случае извлекают лишь иностранные инвесторы и только для себя. Мы же все остаемся на обочине жизни. Так вот, чтобы там не оказаться, следует четко понимать, что есть инвестиции, а что - развод лохов на деньги, и никогда эти вещи больше не путать.

http://alex-leshy.livejournal.com/823213.html