Санкционная война против России доказала, что итогом либеральной модели экономики стоит считать не рост ВВП (за счет нефтекотировок), достижение макроэкономической стабильности, а несуверенность страны, ее уязвимость от решений внешнего актора – стран Запада. В бесконечной череде угроз – отключение от платежной системы, от межбанковской системы платежей, от сети Интернет – стало очевидно, что Россия не стала альтернативным центром силы, а встроилась в Западный мир, став необходимой сырьевой подпиткой золотого миллиарда.

На угрозы Запада российская власть традиционно заявляет, что не хотите с нами, мы сделаем все без вас. Фактически, с этого начинался поворот к риторике о превращении Москвы в финансовый центр, фактически так ни к чему и не приведшей (это ясно из выступлений глав ведомств на инвестиционном форуме «Россия зовет»). В таком же ключе Россия отреагировала на угрозы отключения ее от системы SWIFT.

Крупные игроки принялись судорожно искать альтернативу, а ЦБ и Минфин заявили о том, что они совместно подготовили законопроект о создании собственной межбанковской электронной сети. Анонсировать анонсировали, но дальше след этого законопроекта теряется. Тут стоит отметить и то, что SWIFT позволяет передавать сообщения между банками разных стран, в то время как законопроект предполагает создание системы, которая осуществляла бы передачу сообщений между контрагентами одной страны То есть, если закон и будет принят, он, конечно, будет способствовать суверенизации страны, но проблему международных межбанковских расчетов никак не решит. Она встанет пред страной в полный рост.

Что из себя представляет SWIFT?

Это кооперативное общество, принадлежащее более чем 10500 организаций из 215 стран. Формально организация независима и создана по бельгийскому законодательству, но Министерство финансов США после теракта 11 сентября получила доступ к финансовой информации сети SWIFT. Россия стала членом системы в 1989 г., когда к ней подключился Внешэкономбанк. Основная функция системы – это передача сообщений о проведенном платеже.

Иными словами, любая сделка на внешнем рынке (включая продажу нефти и газа) проходит через систему SWIFT, которая в сравнении со своими конкурентами (хотя SWIFT фактически монополист, на его долю приходится около 80-90% всех глобальных взаиморасчетов) обладает такими ключевыми преимуществами, как: скорость передачи сообщений, надежная система защиты, относительная дешевизна услуг системы (хотя подключение к системе обходится дорого), при этом стоимость ниже аналогичных передач по телексу и телеграфу – альтернативных способов передачи сообщений. Россия активно интегрирована в данную систему и, несмотря на то, что доля оборота российских банков всего 1,5%, по численности подключенных к ней кредитных организаций страна занимает второе место в мире (рис.1).

Мировые финансы

Десятка стран, лидирующих по числу кредитных организаций, подключенных к SWIFT

Насколько реальны угрозы отключения страны от SWIFT?

Резолюция об отключении России («Положение на Украине и состояние отношений между Европейским союзом и Россией») от Сообщества всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций (SWIFT) была одобрена Европарламентом в сентябре. Инициатором идеи еще в августе выступила Великобритания. Королевство не импортирует российский газ, поэтому реализация данной инициативы не затронула бы энергетический сектор Великобритании, чего нельзя сказать о других государствах ЕС, поддержавших резолюцию. Отключение от системы станет возможным в случае эскалации конфликта на Украине.

Принимая во внимание изменение позиций по Новороссии, не исключено, что угроза отключения от системы и стала тем действенным механизмом давления на крупный капитал, который Запад давно пытается использовать в войне против России. Решение Европарламента пока является лишь политической декларацией, предложением Совету Европы, который также не компетентен принимать подобные действия, поскольку SWIFT - формально независимая от ЕС и США организация. Она уже заявила, что данная рекомендация нарушает права компании и наносит ей огромный репутационный ущерб, поскольку сама компания не обязана исполнять резолюции и остается глобальным и нейтральным поставщиком финансовых услуг.

Однако звучит это парадоксально, учитывая, что иранские банки были отключены от системы солидарно с санкциями ЕС в 2012 году. Вслед за Европой американские сенаторы также предложили отключить попавшие под санкции российские банки, что должно привести к «драматическим» последствиям для экономики РФ. Данная мера уже даже не угроза за нарушение мирного процесса, а требование к России заплатить за «военную агрессию» и «оккупацию» украинских территорий.

При такой риторике независимо от ситуации на Украине Россия должна принести жертву агрессивно настроенному американскому лобби. Учитывая тот факт, что обращение от сенаторов поступило 24 сентября и содержало просьбу к президенту Штатов воздействовать на своих европейских партнеров, не исключено, что в ближайшее время данный вопрос снова может быть внесен в проблемную повестку ЕС.

Иран из-за отключения от системы SWIFTстолкнулся с серьезными трудностями. Сила данного удара  превзошла  даже санкции, поскольку около 90 % выручки Ирана за нефть поступало в страну через SWIFT. Тогда он использовал два механизма обхода. Во-первых, перешел фактически на бартерные сделки: к примеру, импортер иранской нефти Турция увеличила в 37 раз экспорт золота в Иран. Во-вторых, использовал для операций банки Турции, ОАЭ и других стран (не исключено и участие российских банков).

Правда вместо мгновенных расчетов Иран мог оперировать расчетами через валютные счета в зарубежных банках-брокерах, которые оказались и дольше, и дороже. Хотя в краткосрочном периоде Иран проиграл, в целом он продолжил осуществлять сделки, но уже не в рамках долларовой системы, что привело к волнениям в среде американских экспертов, которые заговорили о том, что эти действия подрывают доллар как первичное средство расчетов в международной торговле.

Однако отключить Иран с 15-ью банками, входящими в систему, это одно, а повторить опыт в отношении России с 602 банками – это совершенно другое. Однако отключение от системы банков, в отношении которых введены санкции, исключать не стоит («Сбербанк», «Банк Москвы», «Газпромбанк», «Россельхозбанк», «Внешэкономбанк», ВТБ). Но даже в случае точечного отключения риски того, что российская банковская система окажется парализованной, существенные.

Иностранный банк может отказать российскому рассчитываться через корсчет, опасаясь штрафов за недостаточную бдительность в схемах обхода санкций (если банки, попавшие в санкционный список, будут пытаться провести сделку через посредников – другие российские банки). Такое негативное развитие событий приведет к проблемам во внешнеторговых расчетах (неясно, как тогда Запад собирается платить за газ), сократится скорость обращения денег в экономике (с 2 часов до нескольких дней может составить передача информации о денежном платеже), что повлияет на состояние ликвидности. Итогом станет сокращение ВВП на несколько процентов.

Какие есть у России альтернативы?

России следует перевести все межбанковские расчеты внутри страны на собственную систему. Такие попытки уже были. В 2010 году Банк России запустил аналог SWIFT - систему ED501, которая сейчас используется только для обмена сообщениями с ЦБ РФ. ЦБ также изучает опыт Индии в данном вопросе.

Стоит признать, что полноценной альтернативы SWIFT на международной арене не существует. И хотя альтернативными игроками выступает Телекс, заменить SWIFT у него без потери качества не получится (в частности, вырастет срок передачи сообщений и цена).

А значит, как бы ни хвалилась власть, что мы можем все сами, по факту Россия слишком глубоко интегрирована в западную систему, зависима от нее. У страны нет возможностей создать собственную альтернативную сеть (разве только на двусторонней основе с Китаем), а разговоры о переходе расчетов на внутреннюю систему, как и в случаях других предложений  власти, останутся разговорами.

http://rusrand.ru/events/ugrozy-i-riski-otkljuchenija-swift-v-rossii