Новая книга Та-Нехиси Коутса (Ta-Nehisi Coates) «Between the World and Me (Между миром и мной)» о его негритянской жизни в Белой Америке затронула мои глубинные страхи и скрытую внутри меня тоску.

Почему я - белый мужчина 60 лет, высокий, голубоглазый, с высшим образованием, наслаждающийся привилегиями Белой Америки - настолько напуган?

Думаю, это из-за того, что Коутс прав, отмечая, что мы - «американские мечтатели» - поддерживаем «свободу для всех», в то же самое время строя наш привилегированный образ жизни «на спинах наших товарищей». В последнее время технология освободила нас, «разоряя не только людей, но и саму Землю». Лицемерная американская деятельность за границей явно противоречит нашему взгляду на нашу страну как на «величайшую и благороднейшую страну в истории, единственного защитника, стоящего между белым городом демократии и террористами, насильниками, варварами и другими врагами цивилизации».

Меня страшит то, что мы, «мечтатели», будем расплачиваться за свои поступки. В этом случае, все мы – богатые и бедные, невинные и виновные – будем отвечать за последствия. Как Америка сможет осознать эти последствия и избавиться от нынешней мечты, которая далека от реальности?

Сегодня в Америке нет языка и нет истории для такого возрождения. Омоложение нашей надежды и веры в демократическую систему затруднено, так как мы лишены веры в нашу человечность. Наша вера, которая породила голый капитализм, состоит в том, что мы – просто животные с более развитыми мозгами, таким образом, жизнь – просто постоянная борьба за выживание, в конце которой мы умираем. Эта вера ежедневно подпитывается нашими СМИ, как и ошибочное мнение, что Америка – всё ещё блестящий образец демократических ценностей, при которых честность и тяжёлая работа окупаются. Хотя это далеко не правда.

Многие наши граждане считают, что эксплуатация природы, других стран и самих американцев не является национальной идеей, но нет никаких разговоров, подтверждающих это. В нашу древнюю историю, американскую мечту постоянного процветания, американскую исключительность больше никто не верит, однако мы продолжаем жить в рамках этой мёртвой веры. Контраст между реальной жизнью американцев среднего и низшего классов на улице и элитарным правлением богачей становится всё более и более разительным.

И так как разглагольствования наших национальных лидеров и СМИ совершенно неправдоподобны, люди уходят в свои собственные, более комфортные системы представлений, которые часто являются просто индивидуальными коконами наукообразной ерунды, религиозных догматов, социально-дарвинистского и рыночного фундаментализма или комбинации всего этого. На самом деле, в эти времена глобальных перемен люди напуганы и не признают этого, они просто отрицают это. Для некоторых эти системы представлений связаны с сознательным невежеством.

Сознательное невежество – явление, которое росло год от года, и достигло уровня серьёзной угрозы для наших граждан и всего мира в целом. Трудно поверить, но один опрос показал, что большинство республиканцев в Луизиане верят, что президент Обама несёт ответственность за провал восстановления после урагана Катрина, несмотря на то, что ураган прошёл за три года до его президентства. Эти убеждения и взгляды исходят из очевидной неспособности справиться с реальностью, поэтому люди придумывают истории, чтобы чувствовать себя лучше. Надо прояснить – эти истории часто распространяются СМИ, которые действуют исходя из идеологии, а не правды.

Философ Джон Ральстон Сол (John Ralston Saul) писал: «Мы страдаем от привычной слабости ко многим иллюзиям – слабости к идеологии». Идеология – система абстрактного мышления, мировоззрения или взглядов на мир. Действия, исходящие из идеологии, напоминают опускание шор на альтернативные взгляды на правду. «Не путайте меня фактами, мой ум настроен». Власть в Америке связана с повторением общих истин и утопий, чем постоянно занимаются СМИ. В результате этого, наши граждане не способны понять, что эти взгляды противоречат реальности и формируют идеологию. Непоколебимая вера в то, что мы находимся на пути к истине (и решению всех наших проблем), мешает нам понять, что эти навязываемые убеждения – идеология.

Последняя всемогущая американская идеология – рынок и технология. Но, несмотря на все идеологии, «судный день» неизбежен и ужасен. Сол отмечает, что марксизм, фашизм и рынок сходны в этом смысле, все они – политические идеологии, которые относятся к науке и технологии как к дороге по направлению к утопии. В конце иллюзорной радуги всех идеологий лежит утопия.

Утопия – термин, составленный в 1516 году Томасом Мором из двух греческих слов: «ou» -«не» и «topos» - «место». Жизнь в рамках идеологии – это жизнь под властью утопических ожиданий, жизнь в неопределённом состоянии – жизнь «нигде». Жизнь в утопии – жизнь в условиях, когда иллюзии реальности подпитываются весьма запутанными мудрствованиями. Это жизнь в государстве, которое отрицает полную картину человечности, связи друг с другом и с планетой, так как рациональный ум предлагает только небольшую часть настоящей человеческой реальности.

Вместо национального диалога, который просто сталкивает одну основанную на утопии идеологию с другой, Америка должна найти новый разговор, новую историю, новый рассказ, который основан на приземлённой реальности. Наши разговоры во время предвыборной президентской кампании 2016 года показывают, что мы далеки от этого.

Противоречивые идеологии наших кандидатов - или авторитарное социалистическое правительство или экономическая система, основанная на рыночном фундаментализме - приводят к ухудшению нашего национального здоровья, нашего постоянного волнения, наших защитных свойств и наших бесконечных страхов, а наше потребительское общество предлагает бесконечные методы лечения этих страхов с помощью лекарств и наркотиков.

Давайте скажем прямо. Распространение страхов среди населения приносит бизнесу прибыль. Страх – гарантированный способ ужесточения политической власти, усиливающий нашу зависимость от политической элиты, которая представляет самый богатый 1%.

Коутс пишет, что «мечтатели должны научиться бороться, чтобы понять, что поле их мечты, ступень, на которой они окрасили себя в белый цвет – смертное ложе для всех нас». Повторюсь: боюсь, он прав.

Неудивительно, что мой страх за нашу страну, за себя и своих любимых настолько силён.

http://antizoomby.livejournal.com/401416.html