Покойный Антон Суриков - генерал Генштаба МО РФ, крупный делец спецполитики и агент влияния международных антироссийских альянсов - любил наставлять своих слушателей в искусстве конспирации. - Если хотите что-то спрятать, говорил он, положите на самое видное место.

Схожая ситуация сложилась в деле о террористическом нападении на США 11 октября 2001 года, которое мы для краткости будем называть на американский лад — 9/11. На самом видном месте здесь лежат два общеизвестных факта, в которых спрятаны разгадки многих, если не всех странностей этого дела. Первый факт заключается в том, что по непонятной причине руководство аль-Каиды выбрало для обучения своих смертников-авиаторов именно США? Разве мало летных школ по всему миру? Зачем было светиться на виду у ФБР, которое могло проверить все летные школы страны в течение суток? И ведь засветились, и не раз засветились «международные террористы».

Второй факт состоит в том, что теракты 11 сентября были осуществлены группой арабских боевиков, подготовленных для джихада в Чечне или уже воевавших на русском Кавказе под руководством Басаева и Хатаба, агентов Аль-Каиды. Об этом тоже стало известно вскоре после терактов. Но смысл этого факта до сих лежит спрятанным на самом видном и потому самом надежном месте. Лишь недавно вышедшая самиздатовская книжка Томаса «Хока» Хелстрома «Ястреб Пандоры: Недостающая нить 9/11» приближается к тому, чтобы увидеть, что спрятано на виду у всех.  1

Мы сделаем так. Сначала вкратце расскажем об основном содержании этой книжки, а затем изложим нашу гипотезу 9/11, над которой около года работала Международная редакция бурцев.ру.

Поначалу, книга Хока (для краткости будем называть его так) привлекла наше внимание как первая публикация о 9/11, в которой мафизно-политическое сообщество под условным названием «Фарвест» занимает главное место наряду с обычными подозреваемыми — «бандой Чейни» с ее агентурой в спецслужбах и частных разведкомпаниях США. Поскольку наша группа посвятила пять лет исследованию этого сообщества и его связей, в частности, в среде российских левых, то наш интерес можно понять. До знакомства с этой книгой мы не видели ничего общего между Фарвестом и 9/11. Суриков был прав. Самые большие секреты спрятаны на самом видном месте. Но все по порядку.

Надо сказать несколько слов об авторе. Хок называет себя «независимым специалистом в области криминальной разведки с опытом 18 лет работы по проникновению в организованную преступность и террористическую среду». Судя по некоторым деталям текста, он учился в академии ФБР, где получил подготовку в области контрразведки. Но на протяжении всей истории автор подчеркивает, что в период описываемых событий он не был сотрудником ФБР, и описывает себя как волонтера, добровольного помощника правоохранительных органов, работавшего в контакте с агентами ФБР. Местами он также ссылается на некую «общественную» организацию таких волонтеров, где он работал.

Хок не совсем обычный автор в литературе о 9-11. Как правило, этим занимаются профессора, журналисты или бывшие сотрудники спецслужб. Хелстром — принадлежит к другой среде. Это низовые кадры правоохранительных органов США, выходцы из рабочих и мелкобуржуазных слоев, далекие от литературных занятий и, судя по грамматике Хока, не искушенные в изложении своих мыслей. Читать его — сплошное мучение. Можно сказать, что Хок - простой американский парень. Видимо это помогло ему увидеть то, чего не увидели или не захотели увидеть профессора и журналисты.

Все началось с того, что Хок в прямом смысле увидел Шамиля Басаева и его шестерых сообщников в ночном баре г. Атланты, штат Джорджия. Это случилось в октябре 2000 года, когда Хок занимался своей обычной работой — наружным наблюдением в злачных местах криминальной столицы американского Юга. Все семеро находились в розыске Интерпола. Поэтому у Хока были их фотографии. Он немедленно сообщил о подозреваемых агенту местного отдела ФБР, который «прикрывал» его. Тот тоже идентифицировал семерых из бара как личностей из списка Интерпола: Шамиль Басаев, Заурбек Амсадов, Абусупьян Мовсаев, Ризван Юсупов, Русланбек Исмаилов, Турпал Мовсаев и Аслан Эдисултанов. Персонал ночного бара тoже опознал своих клиентов на фотографиях Интерпола.

Хок не только видел человека схожего с Басаевым, он имел с ним получасовую беседу. Тот говорил на ломаном английском. Дал понять, что приехал из Мексики. Много и туманно распространялся о смерти, дружбе, убийствах, как он может купить здесь любую женщину, и как он не любит Америку...

Все-таки мы сомневались. Ведь в начале февраля, при выходе из Грозного Басаев подорвался на мине, получил тяжёлое ранение правой ноги с последующей ампутацией ступни. И через семь месяцев он оказался в ночном баре Атланты? Но одна деталь, отмеченная агентом ФБР, опекавшим Хока, убедила нас в том, что он не ошибся. Человек, похожий на Басаева, сильно хромал. Мы вспомнили, как в 2005 журналист Бабицкий удивлялся, видя как Басаев бегал по горам как будто у него не было протеза. Мы просмотрели чеченскую и компрадорскую прессу за 2000 год.

Одна из сквозных тем, как на заказ, плохое состояние здоровья Басаева. Якобы он не может передвигаться, у него развивается диабет, не заживает рана от ампутации и т. п. Видимо, это была дезинформация, чтобы Басаева продолжали искать на Кавказе. Но вживить такой протез в горах не могли. Басаев и другие агенты кавказской Аль-Каиды были слишком ценной агентурой. Их переправляли в лучшие спец лечебницы Западной Европы и США. Вспомним, что двойного агента Саидова-Садулаева (генерала ГРУ МО УР и вице-президент Фар Вест ЛЛЦ), сопровождавшего Басаева и Хатаба в дагестанском походе, после тяжелого ранения в голову лечили в Швейцарии.

Итак, Хок ведет наблюдение за чеченцами Басаева в Атланте с 15 октября по 16 декабря 2000, когда они исчезают. В этом же месяце Мохаммед Атта и Марван аль-Шехни получают права на пилотирование коммерческих рейсов. Аль-Шехни прибыл в США в мае 2000, Атта месяцем позже. В январе и феврале 2001 они берут дополнительные уроки пилотажа в районе Атланты. По свидетельству их родственников и знакомых, оба собирались воевать в Чечне. По показаниям марокканца Мунира Моссадека, который занимался вербовкой моджахедов для Хатаба в Гамбурге, Атта и другие члены его ячейки, были «одержимы» джихадом в Боснии, Косово и Чечне. В это время в ФБР уже лежит доклад Хока на 15 страницах о Басаеве и чеченцах в Атланте. Но повторяется та же история, что в Миннесотте и Фениксе. Доклад Хока кладут под сукно, и вскоре после появления Атты в Атланте, агента ФБР, с которым работал Хок, переводят на другую работу.

Приведем отрывок из последнего факса, отправленного Хоком, в ФБР, как пример его оперативной работы.

Воскресенье, 16 декабря, прим. 0430, в ночном клубе, подозреваемые Мовсаев Турпал и Амсадов Заурбек наблюдали за мной и сопровожавшей меня подругой (в прошлом сотрудницей разведки США). Подозреваемый Мовсаев стоял напротив бара, в то время как подозреваемый Заурбек стоял примерно в 8 футах слева от меня. По поведению и жестам Мовсаева было ясно, что он хочет, чтобы Заурбек обратил на меня внимание. Я посмотрел на Заурбека. Тот показал, что понял сигналы Мовсаева. Тогда я сказал своей подруге, что ей лучше уйти, так как ситуация может обостриться (она была не в курсе этого дела). Я проводил ее до машины, и она уехала. Когда я вернулся, подозреваемых в баре не было. Больше я не встречал никого из них.

Но вернемся к тому вечеру 15 октября 2000 года, когда Хок в первый раз увидел Басаева и его шестерых сообщников. С ними были еще двое, оставшиеся тогда неопознанными — un-subs (unidentified subjects) – на жаргоне американских оперативников, который используется в книге. По словам Хока это были Антон Суриков и Руслан Саидов. Правда, в опознании Сурикова на 100% он не уверен. В то время Хок не знал о существовании этого колоритного персонажа спецполитики. Только после публикации наших материалов (и на их основе статьи профессора Питера Дейла Скотта) о деятельности Сурикова в московском Институте проблем глобализации у Хока появилось известное фото Сурикова, сделанное корреспондентом Лефт.ру Дмитрием Якушевым в 2005 году.

Хок не объясняет, как он идентифицировал Саидова; его подлинное фото в Сети появилось много позже суриковского. Второй раз Хок видел (предположительно) Сурикова 30 августа 2001 года, когда до теракта оставалось меньше двух недель. Хок сидел в рок баре с темной репутацией, когда к нему подошел приятель из ФБР и сказал, что в бар направляется «бригада», чтобы «решить проблему» с Хоком «раз и навсегда». Дело закончилось отправкой нашего автора в больницу, но не раньше, чем он увидел контакт (предположительно) Сурикова с кампанией, приехавшей по его душу. В Атланте же Хок наблюдал еще один контакт (предположительно) Сурикова с неким русским мафиози Алексом С., который подозревался в отмывке денег для местной ОПГ.

Наш вывод из этой части истории Хока. Пребывание Басаева и его антуража осенью 2000 год в США можно считать установленным. Что касается Сурикова и Саидова, часто приезжавших в США, то их появление в Атланте где-то рядом с группой Басаева, мы считаем возможным, но не доказанным.

Простившись с Басаевым и его подельниками, Хок переходит к подробному обсуждению Фарвеста и Американского комитета за мир в Чечне. Касательно Фарвеста, он пересказывает, нередко с большими пробелами, ошибками и натяжками, то, что было опубликовано на английском из наших работ, в основном в публикациях профессора Скотта. В русских делах Хок не ориентируется, русского не знает и даже прибегает к машинному переводу с нелепыми результатами. Например, он принимает за чистую монету и подробно пересказывает активку Саидова и Сурикова о «сговоре в Ницце» в редакции Бориса Кагарлицкого (январь 2000).

При этом ссылается на статью Джона Данлопа как авторитетное подтверждение подлинности этой фальшивки, хотя сам Данлоп — член Чеченского комитета Бжезинского и литературный агент антироссийских клик. Или с наивностью бойскаута, Хок теряется в объяснениях, как Аудрюс Буткявичюс, последователь школы «ненасильственного сопротивления» Шарпа и пламенный борец за независимость Литвы, организовавший кровавую провокацию у телецентра Вильнуса в 1989, вместе с Фарвестом участвует в заказанном американскими неоконами и концерном Халлибертон перевороте в Грузии.

Кроме того, Хок сообщает некоторые подробности о чеченской ячейке Саидова в Норвегии. Об этом мы ничего не знали. В Норвегию Хок перебрался вскоре после 9/11 по совету его друзей из правоохранительных органов США. Режим Чейни-Буша уничтожал компрометирующие свидетельства своей некомпетентности, если не соучастия в убийстве трех тысяч американцев. Доклады Хока в ФБР были одним из таких свидетельств. У него были основания опасаться за свою безопасность. Он поселился в небольшом норвежском городке (для конспирации он называет его Трольвиль).

Там, натренированным глазом специалиста, он быстро распознал местную сеть по сбыту наркотиков, поступавших из Осло. Его внимание привлекла и группа местных чеченцев — ветеранов-джихадистов Хатаба и Басаева. В книге он пишет об одном только эпизоде, который он связывает с этой группой – машине с 2 кг тротила, задержанной норвежской спецслужбой недалеко от «Трольвиля» в октябре 2007. Хок предполагает, что существовал сценарий теракта против бывшего вице-президента Эла Гора, который должен был получить Нобелевскую премию в городской ратуше Осло в октябре 2007. Гор, против которого высокопоставленный сотрудник ЦРУ Эрмарт и Суриков в 1999 провели успешную операцию, известную как «Рашагейт», мог предназначаться на роль «священной жертвы» для заговора Чейни спровоцировать войну против Ирана.

Из переписки с Хоком, мы поняли, что в настоящее время он сотрудничает с правоохранительными органами Норвегии в расследовании дел, к которым мог быть причастен и Фарвест. Видимо, это включает и дело Брейвика в связи с заявлением белорусского оппозиционера Михаила Решетникова о том, что Брейвик якобы прошел специальную подготовку у генерала КГБ Беларуси Валерия Лунева (по документам прикрытия). Лунев — входит в первоначальное ядро Фарвеста и по данным двухлетней давности является исполнительным директором Фар Вест ЛЛЦ. Сотрудничество со следствием, по словам Хока, не позволяет ему передать нам больше того, что он сообщил.

Теперь надо поместить свидетельство Хока о Басаеве в Атланте в контекст двух сходных эпизодов, в которых ФБР проявило поразительную халатность по отношению к деятельности агентов кавказской аль-Каиды в США накануне 9/11.

Почему ФБР не предотвратило 9-11?

Этот вопрос уже десять лет задают сотни исследователей этого события и миллионы американцев. Особенно много вопросов в этой связи вызывают два эпизода, в которых ФБР казалось было в шаге от раскрытия заговора. Это расследования отделов ФБР в Миннесоте и Фениксе.

За три недели до событий 11 сентября, ФБР арестовало маррокканца Закариаса Муссауи, который учился пилотировать крупногабаритные пассажирские самолеты в летной школе в штате Миннесота. Ранее, с февраля по май 2001 г. Муссауи обучался в летной школе г. Норман, штат Оклахома. Формально, гражданин Франции Муссауи был арестован по обвинению в нарушении иммиграционного законодательства после того, как преподаватели летной школы сообщили ФБР о своих подозрениях, что Муссауи намеревался использовать самолет «как ракету». Молодой араб объяснял им, что его интересует только пилотирование самолета; учиться взлетать и садиться он не хотел.

Информация о возможной причастности Муссауи к террору поступала из ряда источников. Французская разведка сообщила ФБР, что Муссауи вербовал молодых людей для джихада в Чечне и подтвердила его связи с радикальными исламистскими группами близкими к Осаме бин Ладену. Позднее, немецкий суд установит, что Муссауи был вербовщиком амира Хаттаба в Гамбурге и близко знал Атту и членов его ячейки. Но когда агенты Бюро в Миннесоте обратились в вашингтонскую штаб-квартиру ФБР за ордером на обыск и дознание Муссауи как иностранного агента (т. н. FISA warrant), они получили отказ.

В Вашингтоне посчитали, что для выдачи ордера не было достаточных оснований. Госдепартамент не признавал джихадистов в Чечне террористами, даже если было известно об их связях с бин Ладеном. Заметим, что такие отказы были редчайшим исключением. Например, в 2004 специальные суды выдали 18,761 ордеров FISA, отклонив только пять запросов. Не удивительно, что в Миннесоте не могли понять, что происходит. Дошло до того, что местные агенты вышли на представителей ЦРУ с просьбой помочь в расследовании. Но эта попытка была немедленно пресечена штаб-квартирой ФБР. Между тем, как выяснилось после 11 сентября, в компьютере Муссауи была информация, позволявшая с большой долей уверенности предположить его участие в заговоре.

Например, по одному из документов, Муссауи был «консультантом по маркетингу» для малазийской компьютерной фирмы, чей директор предоставил свой кондоминиум в Куала-Лумпур для «терористического саммита» в январе 2000, о котором знали ЦРУ и ФБР. В саммите принимали участие двое будущих участников 9-11 – Альхазми (Alhazmi) и Халид Алмидар ( Khalid Almihdhar). Оба - ветераны чеченского джихада.

В середине августа агент ФБР в Миннеаполисе Гарри Самит имел разговор с Моуссауи (официально допросить было нельзя) и пришел к заключению, что тот почти наверняка опасный террорист. В частности, выяснилось, что Моссауи платил за учебу в школе наличными. Откуда наличные? В компьютере Моссауи, пока недоступном ФБР, были германские телефоны Рамзи Биналшиба ( Ramzi Binalshibh), находящегося в бегах финансиста аль-Каиды.

Самит связался с экспертом ЦРУ по контртерроризму, который заверил его, что чеченцы и аль-Каида работали вместе, и что Хаттаб был близким соратником Бин Ладена еще с афганской войны. Впрочем, руководство ФБР было хорошо осведомлено о связи Хаттаба с Бин Ладеном. Так в апреле 2001 помощник директора ФБР Дейл Уотсон приготовил меморандум для директора Фрия, в котором говорилось, что «важные и срочные» разведданные указывают на «серьезное оперативное планирование» террористических аттак «суннитскими экстремистами, связанными с Ибн аль Хаттабом, лидером экстремистов в Чечне и Осамой Бин Ладеном». Меморандум был так и озаглавлен – «Доклад об угрозе со стороны Бин Ладена/Ибн Хаттаба».

Тем не менее, Вашингтон не хотел слышать о Чечне. Ордера на обыск компьютера Моссауи не давали. Оставалось ждать 9-11.

Не менее перспективное расследование было предпринято отделением ФБР в Фенике, штат Аризона, где местные агенты пришли к выводу, что летных школах Аризоны обучались студенты-мусульмане, связанные с радикальными группами исламистов. Один из них, Хани Ханджар войдет в группу таранившую Пентагон. Эти выводы были изложены в меморандуме старшего агента Кена Уильямса для штаб-квартиры ФБР. Речь шла о Бен Ладене и возможном плане использовать для теракта самолеты. Уильямс просил провести проверку всех летных школ в стране для учета и проверки студентов с Ближнего Востока.

Вашингтон отказал, сославшись на нехватку персонала, хотя обзвонить все летные школы заняло бы не больше суток. После 11 сентября, когда значение меморандума стало очевидным, он был засекречен Мюллером, директором ФБР, да так, что его не смогли прочитать даже сенаторы, занимавшиеся расследованием 9-11. Наконец, под давлением общественного протеста, Уильямсу разрешили дать показания перед Комиссией Сената по 9-11 и ее членам удалось познакомиться с его меморандумом, после чего он был опять засекречен. Кое-какая информация все-таки просочилась в прессу.

Оказалось, что видное место в меморандуме занимал некий Закария Мустафа Субра - студент из Ливана, курсант летной школы в г. Прескот. Субра подозревался в принадлежности к террористической группе в Чечне, связанной с аль-Каидой. Он был членом «Аль-мухаджирун», радикальной исламистской организации с базой в Лондоне. Встречался там с ее главой - шейхом Омаром Бакри Мохаммедом, ветераном войны против советских войск в Афганистане. Приехав в США, организовал в Аризоне отделение «Аль-мухаджирун». Почему же директор ФБР не хотел показывать документ с такого рода информацией даже сенаторам?

Агент ФБР Колин Роули, в то время работавшая юрисконсультом ФБР в Миннесоте, пишет, что вспоминая со своими коллегами события предшествующие 9-11 и расследование Муссауи, первый вопрос, который задавал почти каждый из них, был «Зачем агенту или агентам ФБР было намеренно саботировать это расследование?» В ФБР Миннеаполиса шутили, что в вашингтонской штаб-квартире сидел «крот» вроде Роберта Хансена, работавший на Бин Ладена.

Если такой «крот» действительно был, то его звали Дейв Фраска (Dave Frasca) – специальный агент, стоявший во главе отдела по борьбе с радикальным фундаментализмом Управления ФБР по контр-терроризму и контрразведке. В этом качестве Фраска занимал стратегический промежуточный пост в цепочке коммуникаций между местными отделениями ФБР и руководством Бюро, а также между Бюро и администрацией Буша. Все расследования имевшие отношение к организации Бин Ладена проходили через отдел Фраски. Он решал, давать им ход или нет, информировать начальство или положить дело в архив. И это не все.

Только через Фраску местные отделения ФБР могли узнать о текущем расследовании аль-Каиды в одном из них. Фраска не только отказал в ордере на обыск компьютера и дисков Муссауи, не только положил под сукно меморандум Уилсона, он оставил агентов в Фениксе и Миннесоте в неведении относительно идущего в каждом из этих отделений расследования. Феникс не знал об аресте Муссауи, в Миннесоте не читали меморандум из Феникса.

Неудивительно, что один из авторитетных исследователей 9-11, Майкл Рупперт, выдвинул гипотезу, что Фраска был «кротом» ЦРУ в штаб-квартире ФБР. Рупперт объясняет, что засылка «кротов» в конкурирующие службы и другие госагенства — широко распространенная в США практика. По его словам, ЦРУ пыталось завербовать его самого еще в бытность студентом-криминилогом, а затем следователем полицейского управления Лос Анжелеса. 2  Настораживает и то, что вскоре после 9-11 Фраска получил повышение по службе, несмотря на ряд обвинений в прессе в невольном или намеренном саботаже расследований ФБР, которые могли бы предотвратить теракты. Независимо от правоты этих обвинений, пример Фраски показывает, что для организации даже такого масштабного заговора как 9-11, совсем необязательно наличие большого числа заговорщиков. Важно, чтобы они находились в критических точках закрытых информационных потоков и бюрократических сочленений.

В ноябре 2002 Марк Эймс, американский журналист и редактор еженедельника X-files, проживший в России ряд лет, опубликовал статью «Опасная чеченская игра Америки помогла террористам 9/11».   Эймс и ряд других критиков сходятся в том, что ФБР функционировало на основе установки Госдепартамента, что только «террористы» враждебные США считаются террористами, «террористов» же действующих в интересах США ФБР не должно было трогать. Если бы правительство США включило чеченских джихадистов в список террористических организаций, чего требовала Россия, начиная с 1999 года, у Фраски не было бы повода отказать в выдаче ордера на арест Муссауи по подозрению в террористической деятельности, и заговор вероятно был бы раскрыт.

Таким образом, причина провала американских спецслужб была не в бюрократизме и халатности, а в политике антироссийских клик США, ведших тайную войну против России руками созданной ими аль-Каиды. Как говорится в русской пословице — не рой другому яму, сам в нее попадешь!

В целом разделяя подобную интерпретацию 9-11, мы считаем, что ряд фактов позволяет говорить о возможности более активного причастия властей США или каких-то неформальных сил правящего класса к этой трагедии. Наша гипотеза сводится к тому, что подготовка терактов действительно проходила на виду у правоохранительных органов, о ней знали в руководстве и среднем звене американских спецслужб (скажем, на уровне руководства региональных отделений ФБР), а также в высшем политическом руководстве страны. Но никакого заговора с их стороны не было, во всяком случае по отношению к американским гражданам.

Эти инстанции и отдельные лица могли догадываться, что арабские джихадисты проходили обучение в США для проведения терактов в России, в том числе с использованием самолетов. Вопрос, почему самолеты были брошены против ВТЦ и Пентагона вместо башен Кремля, остается открытым. Нам представляются возможными два варианта. Либо Завахири перехитрил американцев, использовав их русофобию, либо внутри американских госорганов был узкий круг заговорщиков, решивших перенаправить пилотов кавказской аль-Каиды на удар против США, чтобы получить казус бели, предлог к войне, против Ирака и Ирана.

В следующем выпуске нашего расследования мы опишем публичное лицо предполагаемого заговора, так сказать, его маску – Проект нового американского столетия и Американский комитет за мир в Чечне, историю многообразных сношений их членов с мафиозно-политическим сообществом под условным названием Фарвест, а также систематизируем известную нам информацию на тему Фарвест и Кавказская аль-Каида.

Примечания

1  Thomas “Hawk” Hellstrom. Hawk of Pandora: A 9/11 Missing Link. 2010. Printed by: www.Lulu.com

2  Michael C. Ruppert. Crossing the Rubicon: The Decline of the American Empire at the End of the Age of Oil. New Society Publishers, 2004.

3  Mark Ames. America’s Dangerous Chechnya Game Aided 9/11 Terrorists. <http://www.network54.com/Forum/155335/thread/1036247837/last-1036247837/America%92s+Dangerous+Chechnya+Game+Aided+9-11+Terrorists >

http://left.ru/2012/1/burtsev212.phtml