Когда-то Прудон сказал «Частная собственность – это кража». Затем Томас Джефферсон отметил «В стране может быть или демократия, или кучка очень богатых людей». Теперь я утверждаю, что «Частная собственность – это смерть демократии».

Причём я не говорю о частной собственности на чью-то одежду, квартиру или машину – они не системообразующи и ни на что не влияют. Я говорю о частной собственности на стратегические производства и природные ресурсы.

Да, я не демократ в сегодняшнем смысле. Потому что сегодня «демократия» – это форма оболванивания масс с помощью СМИ, принадлежащих олигархическим структурам. Причём во всём мире происходит это одинаково: огромные медиа-холдинги, контролируемые крупным капиталом, формируют однобокое восприятие мира, фильтруют информационную повестку и не пропускают альтернативных кандидатов.

Например, чтобы создать партию «законного» образца, которая сможет участвовать в парламентских выборах, нужно примерно 250.000 долларов (только на регистрацию). На функционирование её аппарата (офисы, оргтехника, зарплаты) нужно также значительное финансирование.

Или чтобы стать кандидатом в президенты Украины, на последних выборах нужно было внести залог в 2,5 миллиона гривен. Это имущественный ценз, это антиконституционно (но единственной, кто хоть как-то попытался оспорить это, была маргинальная Витренко)!

Но всё это копейки по сравнению со стоимостью предвыборной кампании. Бюджеты Тимошенко и Януковича на последних президентских выборах составляли примерно 360-380 миллионов долларов. Бюджеты «второсортных» Тигипко и Яценюка составляли около 100 миллионов на каждого.

В таких условиях победить может только такой кандидат, который заранее имеет поддержку крупного капитала, а значит, будет представлять только его интересы. Разве могут какие-то рабочие или крестьяне собрать такую сумму для продвижения защитника своих интересов? Сколько собрал Гриценко? Около 6,5 миллионов гривен (даже не долларов).

И в этой системе не может быть иначе. Если на место Януковича придёт любой другой, не меняя основных принципов системы – ничего не изменится.

А подлинного реформатора никогда не пропустят. Он даже не сможет попасть в прямой эфир телевидения! Два года назад нам, чтобы организовать попадание Александра Пабата в эфир «Шустер-лайф», пришлось устроить физическое блокирование входа в студию. И лишь под угрозой срыва эфира его пустили в студию (и то, выделили лишь две-три минуты, чтобы выразить свою позицию, чего явно недостаточно).

Я уже молчу о том, что подавляющее большинство населения делает выбор не на основании анализа программ (зачастую там даже анализировать нечего), а на основании имиджевых характеристик кандидатов и их статусности.

Но всё вышеперечисленное было бы просто недостатками несовершенной представительской системы, которые можно преодолеть, не будь существования крупного капитала, который с каждым годом становится всё крупнее и крупнее.

Почему в США возникло движение «Occupy»? Почему оно так легко распространилось не только по большей части штатов, но и фактически мгновенно получило развитие в других странах?

Почему его участники (даже в формально демократических странах) требуют какой-то «реальной демократии»? Что они имеют в виду?

Почему студенты выходят на улицы Италии, Испании, Франции, Греции? Почему горят Лондон и Берлин?

Почему даже матёрые апологеты рыночного капитализма, как Джордж Сорос и Клаус Шваб, говорят «Так дальше жить нельзя. Наша система слишком античеловечна»?

Частная собственность в виде крупного частного (или корпоративного) капитала по определению антидемократична. А финансовый капитал, не привязанный к физическим активам, особенно.

Даже при представительской демократии, которая не является идеальной, народ делегирует правительству право принимать решения, право управлять страной (в том числе и его экономикой, производством, строительством etc.). Что же происходит в случае, когда частная собственность доминирует в экономике? Воля народа постоянно наталкивается на частную собственность, на произвол капитала, на заборы с надписью «Private property».

Народное государство хочет построить дорогу, а земля принадлежит капиталисту. Государство хочет построить школу или разбить парк, а частник – построить офисный или торговый центр. Государство хочет поднять налоги для богатых, чтобы помочь неимущим, а капитал в ответ утекает в другие страны.

В результате воля народа наталкивается на волю капитала, вступая с ним в противоречие. И реализация «государства для людей» становится попросту невозможна. Например, вместо повышения налогов для богатых, происходит повышение налогов для бедных – и мы наблюдаем это не только в Украине, но и в западных «демократических» странах.

Капиталистическая демократия – это никогда не выбор из разных вариантов будущего, это всегда выбор, кто из капиталистических кланов будет грабить и эксплуатировать народ. Это ещё дедушка Ленин писал, сто лет назад. И это не Янукович плохой (хотя он, безусловно, порождение системы), это вся система гнилая и античеловечная.

Если вы хотите РЕАЛЬНОЙ демократии, то вы должны вслед за Томасом Джефферсоном признать, что она невозможна в мире крупного капитала. Если вы хотите реальной демократии – вы должны требовать отмены частной собственности на стратегические отрасли производства и природные богатства страны.

Что же касается либералов, либертарианцев и прочих сторонников творчества Айн Рэнд с её «Атлант расправил плечи», то хочу заметить, что им только КАЖЕТСЯ, что всё общество зависит от деятельности капиталистов и присваивает плоды их трудов. Наоборот, это капиталисты зависят от деятельности общества и, как паразиты, присваивают плоды его общего труда.

Более того, как показывает практика, частный бизнес не может существовать без общества (начать с того, что если он не обслуживает интересы общества, то он просто бессмысленен). Хвалёное американское автомобилестроение выжило только благодаря государственным вливаниям денег налогоплательщиков (и хозяева автомобильных концернов мгновенно приватизировали эти вложения). Как только начался кризис «Атлант протянул ноги».

И ещё более того, высокотехнологичные корпорации типа «Apple» просто не могут существовать независимо от десятков тысяч высококвалифицированных работников и тысяч смежных предприятий. Например, американская экономика, построенная на принципах «правильно понятого эгоизма», не смогла обеспечить всем необходимым «Apple»: единственное место в мире, где может успешно работать эта корпорация – это госкапиталистический Китай.

Все наши доморощенные либералы и прочие противники госкапитализма могут биться в истерике об угол дома, но они не могут отрицать простого факта: практика последних десятилетий показывает, что госкапитализм жизнеспособнее и эффективнее, чем рыночная экономика.

Итак, перед нами предстаёт выбор: или недемократичный рынок, с его хищным и преступным крупным частным капиталом, или демократичный госкапитализм. Выбирать вам.

http://hvylya.org/analytics/society/18669-demokratija-protiv-chastnoj-sobstvennosti.html