«Корпоративная Америка использует полицейские силы в качестве своих наёмников», - говорит отставной капитан полиции Филадельфии Рэй Льюис.

Одно дело - знать и добиваться своих прав, когда полицейский офицер тащит вас за шиворот, но какие у вас есть права, когда частный коп - имеющий ту же самую власть, что и государственный полицейский, но не подчиняющийся тем же самым юридическим нормам - тащит и обыскивает вас, или хуже того - запихивает вас в центр задержания типа Гуантанамо, мало чем отличный от Хомен-сквер, используемый чикагской полицией?

На самом деле, как вы уже начинаете понимать, трудно разобраться, с кем вы столкнулись, так как эти частные копы носят полицейскую форму, полицейское оружие и выполняют те же самые функции, что и государственные копы, включая облавы SWAT, раздачу повесток в суд и стрельбу из оружия.

Мы сталкиваемся с растущей проблемой, поскольку частные полицейские превосходят по численности государственных (более чем в два раза) и корпоративная элита переделывает американскую полицию в приватизированный бизнес, который функционирует, не подчиняясь Четвёртой Поправке.

Вследствие полной безнаказанности судей и законодателей, Четвёртая Поправка уже давно задавлена, забита, заткнута и практически не защищает от полицейского произвола. Как я уже писал в своей книге «Правительство волков: Растущее американское полицейское государство», мы давно живём в полицейском государстве, в котором полиция имеет карт-бланш на ректальный досмотр, на избиение, на применение электрошокера, на обыск с раздеванием, и вообще, на любые нападения по своему желанию. А недавно, Верховный суд расширил полицейские полномочия, одобрив сбор ДНК правоохранительными органами - у любого человека, в любое время.

Однако, даже ослабленная Четвёртая Поправка пасует перед лицом приватизированной полиции, которой платят корпорации, работающие в партнёрстве с правительством.

Мы столько времени потратили на споры о милитаризации полиции, которая сначала стреляет в граждан, а уж потом задаёт вопросы, и которая расстреливает безоружных людей и т.д., что совсем не заметили у себя под носом корпоративную армию. Похоже, нас обдурили, переиграли, и нам грозят большие проблемы.

Если милитаризированная полиция стала постоянной армией правительства, то приватизированная полиция стала частной армией, вооружёнными наёмниками, если хотите. Этот феномен можно увидеть почти в каждом штате от Калифорнии до Нью-Йорка.

По данным Бюро трудовой статистики индустрия частных служб безопасности переживает подъём, большая доля которого приходится на частную полицию, которая забрала часть функций у государственной полиции. Например, власти города Фоли (Миннесота), с населением 2600 человек, заменили полицейских на частных охранников.

Технически, частные полицейские силы – структура, которая принадлежит неправительственной организации (например, корпорации) и управляется ей. Те, кто пропагандирует приватизацию услуг и ограничение правительства, приветствует сдвиг к частной полиции в качестве шага в правильном направлении - правительство изгоняется из полицейского бизнеса, а рыночные принципы определяют степень успешности полицейского, т.е. если полицейский идёт против начальства, его просто увольняют.

Однако, прочитайте мелкий шрифт и поймёте, что эта частная полиция – вооружённые наёмники, частная армия, полицейская фирма, тайная полиция, ультра-правая полиция, арендованные копы – но правительство продолжает фигурировать в уравнении. Правительство продолжает оставаться в деле, только на тайной основе, комфортно отгородившись от всех обвинений в злоупотреблениях и требований прозрачности. Большинство нынешних полицейских или работают в частных фирмах безопасности, которые заключили контракт с правительством, или являются государственными служащими, которые подрабатывают в свободное от службы время.

То, что начиналось как охранные службы для богатых районов и компаний разрослось до прибыльного бизнеса для частных корпораций. Сегодняшнюю частную полицию можно обнаружить везде, где «необходима» специальная безопасность: в больницах, университетах, банках, торговых центрах, охраняемых резиденциях.

Как отмечает историк Хизер Энн Томпсон (Heather Ann Thompson): «частные фирмы безопасности начали работу по замещению государственных служб безопасности в неблагополучных городских районах от Окленда до Нового Орлеана и мелких городов, включая чрезвычайно богатые и преимущественно белые районы в таких городах как Атланта и Балтимор».

Например, в Новом Орлеане 50 частных полицейских финансируются за счёт «добровольного» гостиничного налога. Они следят во Французском квартале за соблюдением правил дорожного движения и других некритичных законов.

В Сиэтле полицейские во внеслужебное время патрулируют богатые районы в качестве частных охранников - «примерно шесть ночей или дней в неделю по пять часов в смену. Эти охранники одеты в полицейскую форму, пользуются полицейскими рациями и огнестрельным оружием и разъезжают на личных автомобилях».

В Калифорнии частные наёмники - многие из которых бывшие спецназовцы и ветераны армии США - вооружены автоматами AR-15, летают на вертолётах без опознавательных знаков над полицейскими марихуановыми фермами и без ордера обыскивают частные сады.

Хотя эти частные полицейские фирмы используют атрибуты правительственного учреждения - носят оружие, имеют право арестовывать, стрелять, выписывать штрафы и обыскивать - очень часто они плохо обучены и контролируются, а также тяжело вооружены. И если вы думаете, что они похожи на государственных полицейских, то сильно ошибаетесь.

Во-первых, название «частная» - очень сомнительно, мягко говоря. Имейте в виду, что они далеки от приватизированной полиции. Это вооружённые наёмники, отчитывающиеся перед корпорациями, которые спят в одной постели с правительством. Это ещё один инструмент правительства, только без ответственности перед обществом. Один консультант по безопасности сравнил отношения между государственной и частной полицией с государственной медициной: «В основном, правительство предоставляет определённый базовый уровень. Если вы хотите большего, то платите за это сами».

Полицейское управление университета Чикаго – яркий пример того, как частные фирмы безопасности со статусом частной полиции (что ставит их вне закона) получают полномочия государственной полиции. Зона его работы – шесть квадратных миль с населением 65000 человек, большинство из которых не являются студентами. Это полицейское управление – крупнейшее частно-полицейское формирование в Америке.

Частная полиция, созданная на основе тактики шефа полиции Нью-Йорка Уильяма Браттона (William Bratton), криминализирует такие ненасильственные действия как праздношатание, вандализм, курение марихуаны, «опрометчивые» танцы и строго наказывает за незначительные правонарушения, чтобы «предотвратить» более тяжкие преступления. Для этого полицейское управление университета Чикаго может обыскивать, штрафовать, арестовывать и задерживать любого, по своему усмотрению, без необходимости объяснять общественности причины своего поведения. Неудивительно, что эту полицию критикуют за расизм при обыске людей.

Во-вторых, эти частные подрядчики действуют вне досягаемости закона. Например, частной полиции Огайо «власти штата разрешили носить оружие, использовать смертельное оружие, задерживать, обыскивать и арестовывать людей», а также сохранять в тайне информацию об арестах и происшествиях. Более того, общественность не имеет права «проверять полицейских и их дела, включая рапорты о применении силы и нарушении дисциплины».

Как заметил адвокат Фред Джиттс (Fred Gittes): «Нет никакой ответственности. Они имеют величайшую власть, которую общество может передать людям – власть использовать смертельное оружие и проводить аресты. Тем не менее, общество и организации не могут получить доступ к информации об их поведении, потеряв возможность привлечь их к ответственности».

Так что же происходит, когда правительство нанимает для выполнения своих грязных дел подрядчиков, которые не вполне подчиняются Конституции, особенно в сфере обысков и жёсткой тактики? Если вы думаете, что полицейские злоупотребления вызывают беспокойство, эксперт Брюс Шнайер (Bruce Schneier) предупреждает, что «злоупотребление властью, насилие и противозаконное поведение более распространены среди сотрудников частных служб безопасности, чем среди настоящей полиции».

Шнайер отмечает: «Многие законы, которые защищают нас от полицейских злоупотреблений, не относятся к частному сектору. Конституционные гарантии, которые регулируют полицейское поведение, допросы и сбор доказательств, не относятся к частным лицам. Информацию о вас, которую не имеет права собирать правительство, могут собирать коммерческие структуры, чтобы затем продать её полиции. Мы все видели в телесериалах, как копы «зачитывают людям их права». Если вас задерживает частный полицейский, у вас нет столько же прав».

В-третьих, в большинстве случаев, одни и те же люди служат в обеих структурах – в первую очередь на правительство, а по вечерам подрабатывая на корпорации. С учётом спроса на частную полицию, неудивительно, что в большинстве городов во внеслужебное время полицейские работают в частных структурах. Некоторые частные полицейские начинали как государственные, а затем изменились, увидев насколько прибылен частный бизнес.

Это привело к ещё одному интересному феномену - расколу, если хотите, между тем, что позволено в частном и государственном секторе - и как это влияет на тех, кто мигрирует между этими секторами. Мы увидели, к чему это может привести на примере Сент-Луиса (Миссури), в котором полицейский, подрабатывающий в свободное время в частной охранной фирме, застрелил подростка.

В-четвёртых, многие не понимают, что этим частным полицейским фирмам выдаются полные полицейские полномочия от имени судов и законодательных органов штатов, которые не требуют, чтобы они действовали в рамках Конституции или отчитывались перед народом. Как отмечает юридический аналитик Тимоти Гейнер (Timothy Geigner): «Они скрываются от общественного внимания за ширмой корпораций, которые могут делать самые циничные вещи из тех, что делали правительственные учреждения. Об этом можно прочитать в каком-нибудь мрачном романе о корпоративной республике. Я говорю, что это не так, как в полицейских управлениях, в вопросах некоторой исключительности в рамках государственных законов. Они просто воздвигают каменную стену».

Это не так, если у вас много на пути местной, ответственной перед обществом полиции; они все отвечают перед военными агентствами, которые предоставляют им экипировку и обучение. Эти частные копы просто раздувают государственные ряды и служат в роли частной руки закона.

В действительности, Министерство юстиции было одним из самых громких защитников преимуществ частных служб безопасности, которые имеют двойной бюджет и людские ресурсы, по сравнению с их государственными аналогами. Эти «преимущества» в общих чертах обрисованы в руководстве минюста под названием «Операция Партнёрство: Методы и тенденции сотрудничества правоохранительных органов и частных служб безопасности», которое сосредоточилось на том, как оба сектора могут использовать передовые технологии, информацию и трудовые ресурсы. Звучит неплохо, не так ли?

Как показала история, мы не прокладываем новый путь в области частных полицейских агентств. В действительности, мы просто подражаем модели, которая опирается на частных охранников и была придумана очень давно - даже не Гитлером и Муссолини, а Эндрю Карнеги (Andrew Carnegie) и Джоном Рокфеллером (John D. Rockefeller), которые использовали свою частную полицию (агентство Пинкертона), которая обладала широкими полномочиями «преследовать и наказывать любого, кто мог угрожать их работодателям - будь то рабочий, пытающийся получить справедливую зарплату, или бедняк, просящий милостыню у порога их особняка».

Тем не менее, как утверждает историк Хизер Энн Томпсон: «несмотря на бесчисленные исторические примеры того, почему частная охрана общественных мест – плохая идея для демократии, обычные американцы мало поднимают сегодня шума, когда видят, что только богатые имеют доступ к безопасности и защите».

«Хуже того, удивительная вера выражается в разрекламируемом предположении, что частная полиция действует в интересах общества. Где беспокойство, если не возмущение, что на практике в американских городах не существует никакого регулирования частной полиции? В эту полицию могут принимать людей с минимальной подготовкой или вообще без неё, и эти люди повсюду могут арестовывать и применять огнестрельное оружие. Более того, в отличие от государственной полиции, сотрудники частных фирм безопасности не должны зачитывать подозреваемым их права, а также имеют право использовать смертельную силу, если считают нужным».

Сегодня мы лицом к лицу столкнулись с правительственными наёмниками, купленными на налоговые доллары и неподчиняющимися Конституции.

Приватизация в американском полицейском государстве – немного больше, чем корпоративная элита, прикрывающая правительственные проступки.

В любом случае, американские граждане проигрывают.

http://antizoomby.livejournal.com/359644.html