Чайковский не гей

Ещё одна любопытная статья о сплетнях вокруг имени Петра Ильича Чайковского. Помимо прочего, указывается источник сплетен.

Приведу статью в некотором сокращении.

Итак статья Галины Лязгуновой "Письма Чайковского - фальшивка". Оригинал в газете "Вечерний Петербург" за 2009  год.

Самый большой на моей памяти интерес обитающей в Живом журнале публики, как ни странно, вызвал пост, посвященный делам давно минувших дней - самым спорным моментам биографии Петра Ильича Чайковского, честь которого соотечественники пытаются отстоять даже спустя 116 лет после его смерти.

Автор с говорящим ником nenavist-nik проделал исследование, идея которого почему-то не пришла в голову историкам музыки и искусствоведам. А именно - изучил обстоятельства, при которых Чайковского объявили геем и самоубийцей, назвал авторов этой версии и причины ее появления в 70-х годах прошлого столетия. Приведу несколько выдержек.

 «Великого русского композитора обвиняют не только в ужасных грехах, но и саму его мировую культурную значимость пытаются заключить в кавычки. Обвинений всего два - «нетрадиционная сексуальная ориентация» и «самоубийство». Первое обвинение строится на дневниковых записях Петра Ильича и неких «письмах».

Говоря о дневниковых записях, охватывающих период с июня 1873 г. по май 1891 г., легко отметить их лаконичность и сухость. Типичная запись (6 апреля 1886 г.): «Дождь. Пошел в город. Попал сначала в Армянскую церковь, потом в Сионский собор. В первой был поражен новостью зрелища и безобразным пеньем; во второй видел Экзарха и слышал его проповедь. Дома завтракал с Василием Васильевичем...» И в таком духе весь дневник. Никаких переживаний, размышлений, подробностей его духовной жизни. Нет в них и ни строки, посвященной жизни интимной...»

«Гораздо сложнее дело обстоит с так называемыми письмами. Ни оригиналов, ни копий этих писем нет. Не указан и источник, где они якобы могут находиться. Тем не менее в 1980 г. на страницах нью-йоркского еженедельника «Новый американец», редактором которого был Сергей Довлатов, появилась статья некой Александры Орловой, будто бы видевшей все собственными глазами. Из книги «Евреи в культуре русского зарубежья» мы узнаем, что Орлова (Шнеерсон) Александра Анатольевна, эмигрировавшая в 1979 г. в США, является специалистом «по русским композиторам XIX в.».

Интересно, что в России богатым литературным опытом г-жи Орловой заинтересовался лишь лидер желтой прессы - «Московский комсомолец», неоднократно публиковавший орловский пасквиль. Данные в нем не имеют ссылок, изобилуют подлогами, причем «Орлова утверждала, что все эти факты стали ей известны от Александра Войтова - выпускника училища правоведения, - которому в свою очередь их поведала вдова самого Николая Якоби». Точнее выражаясь, «одна бабушка сказала».

Вот пример типичного якобы «письма»: «28.09.1876 г. Брату Модесту. «Представь себе! Я даже совершил на днях поездку в деревню к Булатову, дом которого есть не что иное, как п***растическая бордель. Мало того что я там был, но я влюбился как кошка в его кучера!!! Итак, ты совершенно прав, говоря в своем письме, что нет возможности удержаться, несмотря ни на какие клятвы, от своих слабостей».

Любой человек, знакомый с письмами Петра Ильича, скажет, что автор этой грязной фальшивки не удосужился даже адаптировать свою стряпню («как кошка в его кучера!!!») к стилю композитора. Не говоря уже о том, что само «письмо» никто и никогда не видел...

...Чайковского хорошо знали и имевший враче**ую практику Чехов, и Толстой, яростно ненавидевший новомодных западных гомосексуалистов. И никто ни словом, ни намеком не обмолвился о том, о чем сейчас толкуют современные «исследователи».

 «В октябре 1893 г. в Петербурге состоялась премьера Шестой симфонии Петра Ильича Чайковского, а 10 дней спустя автора не стало. С этим событием связано второе т. н. обвинение Чайковского - в самоубийстве. Что характерно для неподтвержденных слухов, расхожи две версии: композитор сломался, не выдержав «своей порочности» и самообвинений совести, и - т. н. суд чести, который также делится на две ветви домыслов. Обе версии, как можно догадаться, предложила публике г-жа Орлова. Первая версия легко опровергается свидетельствами врачей, принимавших участие в лечении Чайковского. Все они обладали солидным врачебным опытом. Все были также хорошо знакомы с работами Коха, открывшего инфекционную природу холеры в 1883 г. Следует добавить, что осенью 1893 г. в Петербурге разразилась эпидемия холеры, и вибрионы были обнаружены даже в водопроводе Зимнего дворца. В день смерти Чайковского в Петербурге было зарегистрировано 68 заболевших холерой. Вместе с Чайковским от нее скончались еще семь человек.

А вот вторая версия заслуживает пристального внимания. Не в силу ее экстравагантности и надуманности, а по причине намеченной связи с царской фамилией. Причем версию смертного приговора «порочному» Чайковскому называет дикой даже сторонник «п***растической теории» А. Н. Познанский, сотрудник Йельского университета, автор книги, претендующей на монографию, «Смерть Чайковского. Легенды и факты».

Многим обязан Чайковский Константину Константиновичу Романову, одному из основателей Пушкинского дома, человеку, тридцать лет возглавлявшему Российскую академию наук, создателю Московской консерватории. Чайковский написал на его стихи романсы «Растворил я окно», «Уж гасли в комнате огни», «Первое свидание», «Серенада». Странное совпадение, но после смерти К. Р. его память оскверняли тем же способом, что и честь Чайковского. Те же грязные измышления о п***растии. Характерны откровения Орловой о том, что-де сам царь приказал Чайковскому помереть, узнав о его якобы «нетрадиционной связи» с К. Р. Между тем К. Р. был прилежным семьянином, глубоко верующим человеком, имел 9 детей, был главным начальником военно-учебных заведений, «отцом всех кадет», воспитал сына, героически погибшего на фронте, и еще троих, казненных большевиками в Алапаевске. Все это, естественно, в расчет не бралось. Главное - дискредитация царской семьи любым способом. И Чайковский, конечно же, попал под это колесо. Кое-кому не по вкусу пришлись его патриотические сочинения...»

http://tiropolk.livejournal.com/134888.html

Опубликовано 10 Янв 2012 в 14:30. Рубрика: Музыка. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

  • Lucas Lambert

    Валерий Соколов проделал уникальную работу, опубликовав все то, что было вычеркнуто цензорами из писем и дневников Чайковского. Оказалось, например, что редактированию и купированию в общей сложности подверглись 248 писем композитора, в основном адресованных братьям Модесту и Анатолию. И во всех этих посланиях кипели любовные страсти.

  • VIACHTESLAV

    28.09.1876г. Брату Модесту. «Представь себе! Я даже совершил на днях поездку в деревню к Булатову, дом которого есть не что иное как педерастическая бордель. Мало того, что я там был, но я влюбился как кошка в его кучера!!! Итак, ты совершенно прав, говоря в своем письме, что нет возможности удержаться, несмотря ни на какие клятвы, от своих слабостей».
    16.09.1878г. Брату Модесту. «От скуки, несносной апатии я согласился на увещания Николая Львовича познакомиться с одним очень милым юношей из крестьянского сословия, служащего в лакеях. Rendez-vous было назначено на Никитском бульваре. У меня целый день сладко ныло сердце, ибо я очень расположен в настоящую минуту безумно влюбиться в кого-нибудь. Приходим на бульвар, знакомимся и я влюбляюсь мгновенно, как Татьяна в Онегина. Его лицо и его фигура — un reve, воплощение сладкой мечты. Погулявши и окончательно влюбившись, я приглашаю его и Николая Львовича в трактир. Мы берем отдельную комнату. Он садится рядом со мной на диван, снимает перчатки… и … и о ужас? Руки, ужасные руки, маленькие, с маленькими ногтями, слегка обкусанными, и с блеском на коже возле ногтей, как у Николая Рубинштейна! Ах, что это был за страшный удар моему сердцу! Что за муку я перенес! Однако он так хорош, так мил, очарователен во всех других отношениях, что с помощью двух рюмок водки я к концу вечера все-таки был влюблен и таял. Испытал хорошие, сладкие минуты, способные помирить со скукой и пошлостью жизни».

  • К сожалению, Чайковский — гей.
    Вот цитата его письма 10.09.76г. брату Модесту [Чайковский, «Письма к родным», т.1, 1850-1879 г.г., (Труды Дома-музея П.И.Чайковского), Гос. муз. изд-во, 1940г.]:
    «… с нынешнего дня я буду серьезно собираться вступить в законное брачное сочетание с кем бы то ни было. Я нахожу, что наши склонности суть для нас обоих величайшая и непреодолимейшая преграда к счастию, и мы должны всеми силами бороться с своей природой. Я очень люблю тебя, очень люблю Колю, весьма желаю, чтобы вы не расставались, для вашего общего блага, — но условие sine qua non прочности ваших отношений, это чтобы ты не был тем, чем был до сих пор. …я…бросаю свои привычки и постараюсь, чтобы меня перестали причислять к компании…»
    Это я только-что перепечатал из моей личной книги (768 страниц!). Ни составители, ни издательство не могут вызывать недоверия. И не менее важно — год. Тогда эту инфо дозировали тщательно, но вот все же просочилось.
    Я преклоняюсь перед гением Чайковского. Для меня он №1. Мне самому не хотелось верить в его склонность. С удовольствием открыл вашу статью — «не гей!». Читая, где-то в середине увидел ваши сомнения в подлинности письма Чайковского… Короче, решил проверить, открыл свою книгу и его письма того периода, и … расстроился.
    Придется его принимать таким. Но музыка остается быть гениальной.