Знаете ли вы, что все школы и детские сады Британии используют канадскую систему фильтрации интернета, чтобы дети не становились террористами? Боже правый. Наша малышня организует теракты? Как им это удаётся в промежутках между рисованием пальцами, изучением счёта до 100 и дневным сном, я никак не могу постичь. Чересчур, чтобы быть правдой? Почитайте пресс-релиз на веб-сайте компании Netsweeper из Уотерлу. Слава богу, эта паранойя пока не захватила канадские школы, но всё только начинается.

Согласно Cambridge Times, компания Netsweeper предложила Школьному управлению округа Уотерлу программу «свободной» интернет фильтрации для проведения тестирования. Это произошло в ответ на просьбу Синди Уотсон, Натали Уодделл и Кэти Смит нанять «экспертов» по интернет-фильтрации после жалобы кэмбриджской пары на то, их ребёнок увидел в школе порнографические картинки. Хотя я сочувствую родителям, я считаю, что мы вступаем на опасный путь. Netsweeper из Уотерлу – это филиал CitizenLab из Торонто, которая в 2011 году заключила с Пакистаном договор о блокировке веб-сайтов. Netsweeper продала пакистанскому правительству свою программу по блокировке интернет-контента.

Нормализация слежки в обществе приводит к согласию с блокированием свободы информации и свободы слова. А это прямой удар по демократии. Я слишком драматизирую? Вот почему эта статья началась с английских малышей, которых правительство подозревает в террористических заговорах. Понимаете, как всё начинается? Да, логично фильтровать порнографические и расистские материалы. Конечно, мы хотим защитить наших детей. Но мы должны разобраться, как это лучше сделать, приняв во внимание краткосрочные и долгосрочные последствия.

Всегда существует цена при заключении договоров с «экспертами по интернет-фильтрации». Компании никогда и ничего не отдают бесплатно, даже если речь идёт о блокировке безобидной и политической информации. Мы должны обратить внимание на безопасность наших детей, ведь эти компании связаны с бизнесом персональных данных – они собирают информацию о детях и продают её, например, рекламным компаниям.

Так что же делать с цензурой и слежкой, чтобы не нанести вред нашим детям? Каждую минуту в интернете создаётся 571 сайт, вредные сайты должны сокращаться через применение алгоритмов фильтрации. Именно поэтому учителя Школьного управления округа Уотерлу используют систему наблюдения School Connect, которая позволяет следить за всеми компьютерными мониторами в классе. Это хорошая программа. Учителя не блокируют нежелательный контент, они обучают детей, имея возможность прервать просмотр плохих сайтов и провести воспитательную беседу. Это называется у нас «образованием» и «информационной грамотностью». Поэтому Школьное управление округа Уотерлу отложило принятие решение о покупке программы интернет-фильтрации. У них пока есть время на размышление.

«Я верю, что книги бросают вызов и ставят вопросы. Они открывают для нас окна в жизнь других людей и являются зеркалами, в которых мы можем посмотреть на себя. В конечном счёте, если вы придерживаетесь точки зрения, которая может быть перевёрнута романом, позвольте мне утверждать, что проблема не в романе», - сказал писатель Джон Грин в своём последнем видео-выступлении: «О запрете «В поисках Аляски»». Это выступление появилось после того, как Американская библиотечная ассоциация опубликовала список категорически запрещённых и спорных книг за 2015 год, в котором на первом месте оказался награждённый несколько лет назад этой же ассоциацией роман Грина «В поисках Аляски».

Но почему некоторые учреждения и организации (наиболее известные случаи касаются государственных школ) запрещают книги? Согласно Американской библиотечной ассоциации, книги запрещаются или ставятся под сомнение для защиты людей от «трудных идей и сложной информации». Некоторые во всём винят самих родителей, которые считают, что эти книги не подходят для чтения из-за анти-семейных представлений, гомосексуальности, ругательств и откровенных сексуальных сцен. Часто чиновники организаций и школ запрещают книги, не прочитав их. Они ссылаются на указанную им одну сцену, одну страницу или одно слово, которые выглядят неблагонадёжно, и под этим предлогом запрещают всю книгу.

Совершенно нелепо выглядит школьный запрет, по которому ученики лишаются своих прав на всестороннее образование из-за одного сомнительного слова. Подчиняясь желаниям небольшой группы людей, школы не в состоянии выполнить свою обязанность показать детям широкий взгляд на мир, в котором они живут. Школы учат детей не задумываться о проблемах и смотреть на мир через розовые очки: не существует таких вещей как гендерное и сексуальное неравенство, а сотрудники правоохранительных органов не расстреливают ежедневно представителей расовых и этнических меньшинств. Под запрет попадают те книги, которые пишут о существовании подобных проблем в реальности.

Эта цензура мешает развитию творчества и активности нашего растущего общества. США и наши дети верят, что учебные учреждения служат прогрессу, создавая надёжное представление о мире. Подвергая цензуре книги, школы осуществляют желание общества, чтобы его будущие граждане смотрели на мир определённым образом. Т.е. с точки зрения современного американского общества: цензура – это хорошо.

Но цензура в средних школах и колледжах не так уж необходима, потому что дети будут экспериментировать и исследовать свою индивидуальность и мир, независимо от верований своих родителей и школьной администрации. Для любого человека совершенно естественно быть любознательным, и нельзя игнорировать или запрещать это стремление. Дети всё равно будут проявлять любопытство, и действовать исходя и собственного опыта.

Книги, которые предлагают нам другую точку зрения на мир, расширяют наше понимание социального разнообразия и позволяют нам развивать общество в его интересах. Именно такие книги часто бросают вызов существующим представлениям о мире, которые сокращены и ограничены идеологией.

Запрет книг в школах – не большая проблема. Главная проблема состоит в том, что ограниченные представления о мире разваливаются, если начинают натыкаться на новый взгляд на мир. Архаичные и неэффективные меры по борьбе с несуществующими проблемами – пустая трата времени и административных ресурсов, потому что дети всё равно будут делать то, что они хотят, независимо от желаний родителей и администраторов. Если ученики вступают на путь, отличный от внушаемого им, то только потому, что ощущают себя загнанными в ловушку чужих требований.

Возможно, этим людям необходимо открыть книгу, узнать новое и понять, что они являются частью цикла, который увековечивает расизм, неравенство и насилие. Мы не сможем стать дееспособным и прогрессивным обществом без книг, которые открывают другой взгляд на мир, которые рассказывают о реальной истории и показывают другие мнения и представления.

http://antizoomby.livejournal.com/465561.html

http://antizoomby.livejournal.com/465255.html