Так что правительство напринимало в отношении Турции?

Постановление правительства от 30 ноября 2015 № 1296

Мои комментарии по товарному эмбарго. Согласно моим расчетам и источникам на основе первичных данных от ФТС, цена вопроса составляет 1.1 млрд долл по фактическим поставкам товаров за полный 2014 год. Это не так уж мало. По санкционным товарным группам поставки из Турции в Россию составляли 20% из общемировых поставок (применительно для России). На втором месте Китай (404 млн $), Марокко (353 млн $), Испания (300 млн $), Польша (290 млн $). Данные за полный 2014 год. Коды ТНВЭД (в конце документа постановления правительства) по данным ФТС. Расчеты собственные.

Полная статистика импорта в Россию представлена ниже относительно тех товарных групп, которые непосредственно попали под санкции России.

Для России наиболее критичны поставки помидоров, т.к. из Турции они составляли 42% от общемировых, виноград свежий (45%), абрикосы (42%), мандарины (28%), огурцы свежие (25%). Ограничения поставок действуют с 1 января 2016.

Теоретически за месяц перезаключить контракты с другими поставщиками можно, но первое время дефицита не избежать (по крайней мере, в начале года) и рост цен может исчисляться десятками процентов на указанные выше товары из «критичного» сегмента. Вероятно, на абрикосы, виноград цены удвоются, на помидоры + 50-60% роста.

За неполный 2015 год зависимость еще выше. Почти 25% по всем товарам. Абрикосы практически все из Турции шли (80% импорта России по абрикосам), помидоры свыше 50%.

Я сортировку в таблице не менял, чтобы продемонстрировать эффект санкций прошлого года в отношении ЕС. Поставки из Европы по указанным товарным группам фактически прекратились.

Санкции России - это 1.1 млрд за 2014 или 17.5% от совокупного постовок турецких товаров в Россию

Россия Турция

В полном размере: Импорт из Турции в Россию

Россия поставляет товаров на 25 млрд в Турцию, а импортирует 6.4 млрд

Россия Турция

В полном размере: Импорт из России в Турцию

Однако наибольший ущерб наносится туризму. Оценочный объем денег, которые россияне абсорбируют в Турции (поездки + проживание + внутренние расходы в Турции) - это примерно 4.3 млрд долл.

Также в отношении Турции:

  • Вводится визовый режим с 2016;
  • Запрет на чартерные перевозки между РФ и Турцией с 1 декабря 2015;
  • Фактически запрещаются туры в Турцию;
  • Вводятся серьезные ограничения на найм работников из Турции (особенно в строительстве);
  • Временно замораживаются многие двусторонние инвестпроекты. Однако по «Турецкому потоку» и АЭС вопрос еще не решен;
  • Приостанавливается деятельность смешанной межправительственной Российско-Турецкой комиссии;
  • В постановлении прямо не указано, но подразумевается давление на турецкий бизнес в России.

В принципе, получается, что все те меры, которые были предприняты в 2014 году между РФ и Турцией для налаживания инвестиционно-экономических, образовательных и культурных связей рубятся.

В плане ответа на агрессивную военную провокацию со стороны Турции, действия российских властей являются умеренно жесткими и адекватными. Не ответить было нельзя. Ответить слишком мягко – это репутационный ущерб и удар по авторитету властей на международной арене.

Совершив подобную провокацию, Турция преследовала свои цели, но США играют более глобально и долгосрочно. В этот раз США  выбрали на самом деле беспроигрышную стратегию.

Как уже ранее говорил, основной замысел США в атаке на российский самолет – это оценить предел решительности Кремля в защите национальных интересов и политической репутации (влияния), а в случае, если решительности будет недостаточно:

1. Сбить всю эту пену гонора и бравады Кремля о показушной решительности.

2. Создать такие условия, при которых Кремль будет беспомощно, жалостливо блеять и мычать, стонать от бессилия и нерешительности.

3. Вскрыть политическую импотенцию, показать ничтожность для того, чтобы нанести мощный удар по авторитету Кремля на мировой политической арене и доверии внутри России.

4. Важно показать, что Кремль не способен защищать свою позицию, девальвировать слова первых лиц России до уровня надписи на стене забора гетто района.

Все это делается для того, чтобы не допустить перехвата инициативы российской стороны на Ближнем Востоке, не дать создавать свои правила игры в Сирии, исключить любые попытки на консолидацию влиятельных игроков рядом с Россией (не дать сформировать коалицию по правилам России). Сила, как магнит – она притягивает к себе более слабых и менее решительных игроков, но никто и никогда не объединяется с политическим ничтожеством.

Поэтому, если ответа России не последовало бы, то публично проглотив такую провокацию, Кремль бы допустил свою политическую самоликвидацию, внеся смуту и возмущение у народа России и армии (военные бы просто не поняли), а на международной арене на Россию смотрели бы, как на политическое ничтожество со всеми вытекающими последствиями.

Ведь Россия в Сирии не против терроризма борется и даже не Асада защищает (это все важно, конечно, но скорее на уровне факультатива, т.е. второстепенные цели). Россия в Сирии выполняет задачи:

1. Деблокады политической изоляции Кремля (чтобы с властями России на международной арене снова считались и договаривались), т.е. чтобы считали Россию, как относительно равноправного субъекта переговорного процесса.

2. Создания условий для плацдарма переговорного процесса, прежде всего с США по вопросам Сирии и защиты интересов России в странах СНГ. Имея на Украине абсолютно неразрешимые противоречия с США, которые невозможно решить за столом переговоров, Сирия по замыслу Кремля должна стать тем самым решительным аргументом, который позволит России снизить напор давления США на зону российских интересов в СНГ.

3. Создания условий для возобновления «дружбы» и партнерства с Западом (ЕС, США), формально решая, как бы общие задачи по борьбе с терроризмом, вопросы с беженцами в ЕС и многое другое.

4. Перехвата последнего оплота сопротивления режима, лояльного к России. Потеряв Сирию, Россия навсегда бы ушла из Средиземного моря и Ближнего Востока.

5. Создание, так называемой, дымовой завесы под реинтеграцию Донбасса на Украину в полном соответствии с духом и буквой минского сговора (дефакто предательство изначальных целей революции в Донбассе). Другими словами, по замыслу Кремля, если перехватить инициативу в Сирии, в дальнейшем можно пойти на уступки американцам по Сирии, чтобы потребовать взамен гарантий исполнения минского сговора со стороны США, что позволит России создать подконтрольный регион на территории Украины, который будет на балансе Киева или спонсоров Киева.

Например, Россия перехватывает инициативу в Сирии, громя террористов и деблокируя оккупированные территории, а США требует безусловного отстранения Асада и его клана от власти с внедрением проамериканских марионеток. Россия идет на эти уступки, соглашаясь на политические преобразования (с сохранением своего куска в Сирии), но просит у США уважения интересов России в странах СНГ, в том числе исполнение минского сговора, который объективно буксует по инициативе США. Вот логика войны России в Сирии.

Уничтожение военного самолета здесь не случайность. Это вызов России в контексте – а слабо ответить? Типа тут вы бравируете оружием, махаете кулаками, грозитесь всех покарать (после Египта), а хватит ли политической воли и силы духа идти до конца или это только слова? Вероятно, уступки России по долгу стали тем самым триггером, который спровоцировал США. Раз Россия под давлением обстоятельств готова идти на уступки своим оппонентам, проявляя дружеский жест, отказавшись от ранее сказанных громогласных заявлений, следовательно, необходимо сконструировать обстоятельства и события таким образом, чтобы Россия вновь отказалась от своих слов. Провокация с самолетом для США беспроигрышный эксперимент.

Если Россия не отвечает, т.е. утирается, лишь высказывая озабоченность, то это катализатор для политической самоликвидации Кремля со всеми вытекающими отсюда последствиями для власти.

Если Россия отвечает, то это обрубает все те огромные ресурсы и время, которые были затрачены на выстраивание отношений с Турцией. Помните, как российская пропаганда визжала от восторга в 2014 году, когда Россия налаживала отношения с Турцией? Типа вот, под давлением санкций Россия приобретает союзников, даже среди членов НАТО – во как! Я же был предельно сдержан, осознавая будущие риски. Так и получилось.

Ответ Кремля на провокацию считаю адекватным. 5 млрд долл, не считая инвестиционных контрактов и гастарбайтеров турецких. Без экстремизма и резких движений. Хотя можно было бы по-жестче, чтобы проучить, но текущий формат давления считаю разумным. Сейчас так, дальше хуже.

http://spydell.livejournal.com/598701.html