Колчак — антигерой, кровавый неудачник. Но на безрыбье и рак — рыба. А статус его равноценен статусу террористов Дудаева и Масхадова. Как ни крути. Но других героев у них «нэма».

*

Еще одна телеграмма с "того света" для устроителей грядущего 24 сентября позорища Санкт-Петербурга и России. Во след за ведром крови из Кольчугино.

**

Романтический спаситель Отечества. Были ли таким Хабенский Колчак на самом деле?

Нынешние поклонники Колчака привозносят его как выдающегося полярника и флотоводца.

Все, кто говорит о Колчаке как о великом полярном исследователе, вспоминают про ледовую эпопею — когда он с бароном Толлем ходили на мыс Челюскина.

Толль и астроном Зейберг разбили лагерь на острове Беннете, отуда через 2 месяца их должен был забрать китобой «Заря» . На Заре оставался Колчак и другие члены исследовательской группы. Из найденных позже дневников стало ясно – барон Толль до последнего верил в людей и ждал возвращения «Зари». Но из-за ошибок Колчака эта экспедиция стала для полярного исследователя последней (и нет ни одного памятника большому исследователю Толлю, а уж тем более памятной доски руководителю и основателю экспедиции*)

После этой экспедиции взаимоотношения между адмиралом Макаровым и Колчаком испортились. Увидев истинные черты будущего правителя Белой России, адмирал не дал ему назначения на крупные суда во время войны в Порт-Артуре.

И только после трагической гибели адмирала Макарова Колчак получил командование миноносцем «Сердитый».

В битвах Русско-японской войны Колчаку так же не удалось прославиться.

Когда события приняли опасный для русского флота оборот — флотоводец сразу же заболел. И вернулся на миноносец только после перевода основных боевых действий на сушу. А когда 18 октября 1904 года русская эскадра попыталась прорваться во Владивосток — Колчак и вовсе сдал командование миноносцем, которого так долго добивался.

Некоторое время спустя он добровольно сдался в плен японцам (— а ведь как Власов? - arctus).

В июне 1917 года Колчак, по приглашению американского адмирала Глена и при поддержке военных властей Великобритании, выехал в США (причём Колчак именно добивался от Керенского этой поездки, а не был направлен Керенским – как любят говорить поклонники Колчака**) для передачи руководству морской Академии своего опыта по минному делу и борьбе с подводными лодками.

После пребывания в Америке Колчак намеревался выехать в Японию, чтобы оттуда отправиться на Месопотамский фронт в помощь созническим войскам. При чём не по своей воле, а прямому приказанию английских военных властей.

Однако в это время (двумя месяцами раньше - прим. arctus) в Петрограде произошло вооружённое восстание. Была провозглашена Советская Власть. Союзники посоветовали Колчаку вернуться в Россию. Командующий английскими войсками генерал Редаут передал ему телеграмму от директора осведомительного отдела военного генерального штаба Великобритании. В ней говорилось, что будет полезнее для общего союзнического дела вернуться Колчаку на российский Дальний Восток. Колчак последовал совету посла и выехал в Харбин ***.

В октябре 1918 года он прибыл в Омск в вагоне английского генерала Нокса. Устроив при поддержке иностранных штыков государственный переворот, физически уничтожив членов всероссийского временного правительства (членов КОМУЧа – Комитета Членов Учредительного собрания - правительства, созданного в Самаре 8 июня 1918 г., после захвата города чехами - прим. arctus), Колчак объявил себя Верховным правителем.

Уже через месяц после прихода к власти Колчака в Омске вспыхнуло восстание рабочих.

22 декабря 1918 года в левобережном посёлке Куломзино разыгрались кровавые события. Работникам железной дороги удалось обезвредить отряд белочехов. Однако из-за предательства болшевики не смогли начать одновременно выступление во всех частях города. И восстание было жестоко подавлено.

«большевистскому подполью противостоял довольно мощный противник с лице контрразведки. Спецслужбы Колчака , по признанию исследователей, являлись, наверное, самыми мощными среди аналогичных структур других антибольшевистских правительств. Стоит помнить о том, что в составе контрразведки работали, в том числе, и бывшие жандармы: это люди, которые имели большой навык оперативной и агентурной работы»

Тысячи повешенных, расстрелянных, замученных в тюрьмах красноармейцев, забитых крестьян и сожжёных деревень —вот визитная карточка бълого адмирала. Якобы всего себя отдавшего России.

В 1919 году власть опереточного Сибирского правительства, названного так Верховным правителем России, опиралась исключительно на войска западных союзников в лице пёстрой англо-французско-американско-японской коалиции. От них получал Колчак гуманитарную помощь, за которую щедро расплачивался российским золотом украденном у рабоче-крестьянского государства. (О настоящих русском офицере, привёзшем деньги в Россию, и об адмирале, из России деньги укравшем см. «Колчак и граф Игнатьев. Один увёл золото из России. Другой наоборот. Разница»).

О том, что Колчак является марионеткой денежных мешков Запада — в народе было известно с самого начала. Не случайно в народе сложили куплет:

Мундир английский

погон французский

табак японский —

правитель Омский.

За короткое время правления Колчака в Сибири в ходе карательных операций белогвардейских войск и их союзников было повешено, расстреляно и заживо сожжено свыше 75 тысяч человек. Противостояли зверствам колчаковцев партизанские отряды.

Евгений Зензин, директор Большеуковского краеведческого музея, член Союза краеведов России:

— в сентябре 1919 года наше отдалённое село «Форпост» стало центром восстания крестьян форпостской волости. Несколько человек погибает в самом Форпосте, погибает в речке Халтурке, Расстреливаются на крыльце волостного управления, по дороге на Верхоёвку.

Это было довольно таки страшное время, судя по воспоминаниям. Народ прятался: кто на чердаках, кто убегал в лес, чтобы не попасть под пули, под удары колчаковцев.

В течение дня они орудовали в Форпосте, а затем было решено выехать в деревню Верхоёвку, потому что деревня тоже была неспокойной, и там тоже были активисты партизанского движения — решено было расправиться заодно и с ними. В Форпосте - на улице этой деревни - убивают еще двоих партизан: Панфилова и Липина. А второго брата Панфилова привозят в Форпост и после допроса тоже расстреливают в ограде волости.

И на ночь карательный отряд уезжает в Становку. Побоялись оставалься в расстрелянном селе. Затем утром вновь возвращаются в Форпост, происходят убийства, убивают крестьянина Агейко, который прибыл в Форпост из деревни Чернецовка – узнать, что же творится в волости. Он стал, активистом, участником этого восстания. Добивают его. Он был ранен накануне, но на второй день они его добивают — ужасная, мучительная смерть была у этого человека: ему вспарывают живот, и конями втаптывают его в грязь на центральной улице села. И карателям всё-таки удаётся собрать группу молодых мужиков, парней, и на подводах их отправить в сторону Знаменки, на знаменскую пристань – чтобы на пароходах их доставить в Тару, а затем в Омск. Но по дороге, под покровом ночи, наши мужики все разбежались. То есть в армию Колчака из наших сёл никто не попал.

Цель у них была одна – связаться с другими действующими партизанскими отрядами из соседней Крайчиковской волости (это Колосовский район), а затем соединиться с партизанским отрядом Артёма Избышева, который действовал тоже на севере омской области – это современная территория сидельниковского, тарского районов.

Народ помнит об этих событиях. Сохраняется братская могила — все помнят, там выбиты имена погибших. Родственники живут. Они помнят рассказы своих стариков. =

Последней кровавой расправой колчаковцев на омской земле стал расстрел 120 политзаключённых в Старо-Загородной роще. В начале ХХ-го века роща была любимым местом отдых горожан. С приходом белых всё изменилось. Роща стала «Лобным местом» для тех, кто был предан Советской власти.

Титры:

«Колчаковское правительство, – писал американский посол в Японии Моррис государственному секретарю Лансингу 16 августа 1919 года, – не может продержаться без открытой поддержки нашего правительства. Благодаря нашей своевременной и активной поддержке Колчак удержится, мы окажемся в преимущественном положении для того, чтобы содействовать и руководить делом реконструкции России». (Антисоветская интервенция и ее крах. М., 1967. С. 67)

Ни одна из судебных инстанций Российской Федерации не нашла причин для реабилитации Колчака. (подробно о мытарствах активистов по его обелению см. ниже по ссылке). Это значит, что его статус равноценен статусу террористов из Беслана и Норд-Оста. Но никому и в голову не придёт назвать их героями. Неужели и мы поддадимся на яркий фантик пропаганды, и вместе с Колчаком начнём восхвалять Деникина, Банедэру, Власова?

Борцы революции ценой своих жизней подарили возможность Омску вырасти из степной крепости в красивый промышленный город на Иртыше. И пока на их братской могиле горит «вечный огонь», у нашей страны есть надежды на будущее, достойное этого подвига.

http://arctus.livejournal.com/176398.html