Будет ли высшее образование всеобщим

Государство ежегодно тратит на образование примерно 3 трлн рублей. Это много — для сравнения, примерно столько же тратит государство на медицину и ещё примерно столько же — на армию.

Более того, у нас явно взят курс на массовое высшее образование. В 2017 году на каждые 100 выпускников школ будут приходиться по 57 только бюджетных мест. Для сравнения, в 1975 году в студенты шёл только каждый пятый школьник:

https://aftershock.news/?q=node/478843

https://ru.wikipedia.org/wiki/Образование_в_СССР

Таким образом, мы наблюдаем принципиальное изменение подхода государства к образованию. Если раньше считалось, что стране нужны рабочие руки, а в вузы должны идти только самые умные и способные представители молодёжи, то теперь в вузы гребут всех подряд — кроме тех, кто совсем уж не хочет учиться, и кроме тех, кто изначально был нацелен именно на получение рабочей специальности.

Не скажу за все города, но конкретно в Санкт-Петербурге рабочие с руками — сантехники, плиточники, маляры, фрезеровщики и так далее — могут смело рассчитывать на зарплату выше средней по городу, а в некоторых случаях — в разы выше средней. При этом конкуренция за рабочие места, наоборот, не слишком высока. Это менеджеров много — хороших же рабочих всегда дефицит.

Так вот, курс государства понятен: даём высшее максимальному числу граждан, даём качественное среднее профессиональное тем, у кого есть к нему тяга, оставшиеся пусть доучиваются как-нибудь и где-нибудь. Чего можно ждать от этого курса?

В краткосрочной перспективе, конечно же, нужно ждать непрекращающегося потока жалоб со стороны преподавателей вузов. Если раньше школьники со средними способностями изначально нацеливались на ПТУ, то теперь школьники со средними способностями, напротив, безусловно целятся в вуз. Из-за этого средний уровень студентов сильно просел по сравнению с советскими временами — знают они меньше, учатся они медленнее. Этот «средний уровень», разумеется, тормозит и умных студентов — которые теперь вынуждены двигаться со скоростью самого медленного корабля эскадры.

Не то чтобы это сильно ухудшало качество образования — оно в любом случае передаётся скорее по неформальным личным связям «преподаватель-студент», нежели через традиционные лекции — однако на настроения в преподавательской среде снижение среднего уровня студентов влияет сильно.

В среднесрочной и в долгосрочной перспективе нас, напротив, ждут сплошные плюсы. Одна из главных проблем современной России — низкий уровень культуры среднего гражданина. В СССР эту проблему отлично понимали, советская власть уделяла огромное внимание культуре начиная чуть ли не с 1917 года, если не с ещё более ранних времён. Однако несмотря на значительный прогресс в этом важном деле, к 1991 году культурный уровень россиян был всё ещё довольно низким, и к 2017 году мы недалеко ушли в культурном плане от жующих жвачку и залезающих с ногами на стол американцев.

Приведу простой пример — близкий, думаю, каждому читателю блога. Наше общество сильно озлоблено, считается нормой начинать беседу с агрессивной ругани, зачастую предельно грязной. Те же самые американцы, равно как и жители европейских стран, ведут себя в этом плане куда как цивилизованнее: по умолчанию они тактичны и дружелюбны, а если и выказывают недовольство, то облекают его обычно в форму лёгкой иронии.

Напомню очередной раз известную зарисовку из жизни завсегдатаев интернета. «На американском форуме задаёшь вопрос, тебе дают ответ. На израильском форуме задаёшь вопрос, тебе задают встречный вопрос. На русском форуме задаёшь вопрос, тебе долго рассказывают, какая ты сволочь».

Почему у нас такие проблемы с культурным общением?

Потому что изначально, «по умолчанию», человек бескультурен, и процесс обучения во многом как раз и состоит в подавлении естественных инстинктов. Помните, у Стругацких, «То что наиболее естественно, то наименее приличествует человеку». Конечно, это преувеличение, однако если не вдаваться в детали, утверждение верно.

Как можно нарастить культуру?

Довольно просто. Михаил Луначарский, брат того самого Анатолия Луначарского, дал в своё время рецепт интеллигентности: «Чтоб стать интеллигентным человеком, необходимо иметь три высших образования. Первое должно быть у деда, второе у отца и третье — у тебя». Этот рецепт работает.

Сразу оговорюсь — это не единственный рецепт получения «интеллигентности», да и срабатывает он далеко не всегда. Мы знаем как очень интеллигентых людей из самых простых семей, так и, напротив, чудовищно бескультурных наследников целых творческих династий. Вместе с тем тысяча условных выходцев из, допустим, врачебных семей будет однозначно более культурна в сренем, чем тысяча выходцев из среды люмпен-пролетариата.

Таким образом, для повышения культурного уровня в стране нужно создание неких долгоиграющих традиций, создание среды, в которой умение есть вилкой и говорить «извините» вместо «куда прёшь» будет передаваться от родителей к детям, от соседей к соседям и от коллег по работе к коллегам по работе. Проще говоря, нам нужно инфицировать культурой некоторую критичную массу граждан, и тогда они потянут за собой вперёд всех остальных.

В России, к сожалению, в XX веке условия для этого складывались не самые благоприятные. Революция 1917 года и катастрофа 1991 года частично разрушали накопленные до того традиции. Вспомните, какими были советские журналисты, и кто пришёл им на смену после Перестройки. Просадка в культурном уровне была колоссальной — пришла публика, которая не умела грамотно писать, которая обладала дурным вкусом, и которая искренне считала матерщину и всякое непотребство признаком смелости авторской мысли.

Сыграли свою роль и сугубо материальные проблемы. Вспомним хотя бы известный эффект «грязных сортиров», о котором писал ещё Булгаков. Вот история из семидесятых примерно годов. Рабочим выдали новые квартиры в панельном доме, те начали там обживаться. Один из опытных рабочих в конце смены собрался взять с собой несколько кирпичей. На вопрос коллег «зачем», последовал неожиданный ответ: «обложить унитаз».

Оказывается, ранее рабочий никогда не видел унитазов. Он привык к дыркам в полу, и считал, что находящийся у него в туалете унитаз также нужно обложить кирпичом, дабы он стал законченной, готовой к использованию конструкцией. Друзьям по бригаде пришлось идти к рабочему домой, чтобы объяснять ему тонкости пользования новым устройством.

Собственно, у нас и сейчас, в 2017 году, цивилизованные унитазы есть далеко не в каждом доме. Это значит, что грязь в сортирах на вокзалах, в поездах и в торговых центрах мы будем наблюдать ещё довольно долго. Конечно, нам легче, чем китайцам — там в этом плане вообще всё грустно, половина страны ещё недавно никакой сантехники вообще в глаза не видела. Однако и нам тоже есть, куда расти.

Вернёмся к высшему образованию. Я довольно скептически отношусь к идее передавать знания путём лекций и семинаров — это очень долгий, дорогой и неэффективный метод, особенно в условиях околонулевой мотивации большей части студентов. Однако вот культуру высшие учебные заведения распространяют великолепно.

Существует статистика, согласно которой одно только наличие высшего образования вдвое снижает вероятность, что персон совершит какое-нибудь преступление. При этом сами преступления также меняют свой характер — люди без высшего склонны грабить прохожих, люди с высшим — растрачивать казённые деньги. Для общества, разумеется, преступники с высшим менее опасны.

Подведу итог

Я двумя руками за массовое образование — желательно, высшее. Более того, я считаю, что государство должно активно развивать и образование для тех, кто уже вышел из студенческого возраста: в виде разного рода курсов, в виде всяческой помощи профессиональным репетиторам и в виде разрешения вузам учить взрослых, например.

Эти вложения окупятся в перспективе однозначно.

Комментарий:

Отмечу сразу, лично я с позицией Моргана не согласен. Общекультурную функцию формирования нации должна выполнять школа. Потому что нация это все поголовно, а высшее образование это те, у кого есть тяга и необходимый талант.

Смещение фокуса на институтский уровень означает обесценивание школы, а ведь именно там формируется понятийный фундамент мировосприятия. К институту в подавляющем большинстве случаев мировосприятие человека уже сформировано и переделать его потом оказывается чрезвычайно сложно, а в изрядном количестве случаев и невозможно вовсе.

Есть такая народная поговорка. Дитятко надо воспитывать, пока он поперек лавки спокойно лежит, когда и вдоль не умещается, воспитывать его поздно. Кстати, есть у этой медали и оборотная сторона. Когда ты смотришь в бездну, она тоже смотрит на тебя. Плохо сформированное мировоззрение проникает в ВУЗы и потом, с их выпускниками, попадает в преподавательский состав и в среду тех, кто дальше определяет цели и характер учебных методик, неизбежно портя их. А значит каждое следующее поколение студентов обучается хуже предыдущего.

В глобальном смысле это формирует нисходящий культурный тренд, который как раз и заканчивается Майданом. В нем основной движущей силой были как раз студенты и люди среднего возраста, как правило с высшим образованием. То есть именно те, которые, по мнению автора, как раз должны были иметь наивысший уровень культуры.

Опять же, мой вывод подтверждается тем фактом, что либеральные и деструктивные антигосударственные идеи у нас наибольшей популярностью пользуются как раз в университетской преподавательской среде, хотя, по логике автора все должно было бы быть иначе. Наибольшим уровнем антигосударственной бузы должны обладать, прежде всего наименее образованные, а значит и наименее окультуренные слои общества, в то время как "студенты и профессора", наоборот, должны инстинктивно становиться на защиту общества и государства.

http://fritzmorgen.livejournal.com/985674.html

http://alex-leshy.livejournal.com/949392.html

Опубликовано 25 Янв 2017 в 17:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.