Внезапный социальный взрыв в Туркменистане не только возможен, но и вполне обоснован как экономическими проблемами, так и межэтническими и межклановыми противоречиями.

Сегодня, когда еще не угасли отголоски межэтнических столкновений, произошедших в Кыргызстане, начинают все явственнее обозначать себя тревожные сигналы этой же серии, поступающие из другой центральноазиатской республики — Туркменистана. Относительно новое руководство этой страны, пришедшее на смену закрытому режиму Сапармурата Ниязова, вроде бы сначала взяло курс на демократические реформы. Однако по прошествии ряда лет становится очевидным, что в республике продолжается политика, направленная на ликвидацию всех нетуркменских диаспор в государстве. Более того, нынешний глава Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов пошел еще дальше. Сегодня он практически объявил войну всем, по его мнению, «грязным» туркменам.

События последних лет, получившие уже расхожую характеристику в качестве «арабской весны», по всей видимости, еще более укрепили нынешнее руководство этой страны в необходимости продолжения изоляционистской политики, которую в свое время «проповедовал» Туркменбаши. Это, в свою очередь, негативно сказалось на внутриполитической ситуации. Она усугубляется не только понижением экономических показателей республики, но и обострением межплеменных конфликтов, вызванных политикой «племенного националиста», коим оказался Бердымухамедов, отличающийся также скрытой нетерпимостью к русскоязычному населению своей страны.

На сегодняшний день на самой высшей ступени национальной иерархии стоят представители ахалтекинского племени, то есть выходцы из селений, находящихся между городами Кака и Бахарлы Ахалского велаята. К слову, сам Бердымухамедов принадлежит именно к этому племени. Сегодня его представители считаются негласными представителями туркменских «арийцев». Все остальные — практически никто, мусор. Их безосновательно выбрасывают с руководящих должностей, из правоохранительных органов, не дают получать высшее образование, не обеспечивают в должной степени жильем, возводят препоны их бизнес-проектам и т.д.

В равной степени все перечисленное относится и к представителям русскоязычного населения. Особенное неприятие вызывают у местных властей те, кто на вполне законных основаниях получил российское гражданство. Сейчас их в буквальном смысле вынуждают менять свои российские паспорта на туркменские нового образца. При этом создаются и «дополнительные условия». Например, авиабилеты с 2013 года можно будет приобретать только по туркменским паспортам. Обладатели же такого паспорта не должны иметь никакого другого гражданства.

То же самое происходит и с трудоустройством и получением образования. Всех женщин поголовно под угрозой увольнения заставляют приходить на работу в туркменских национальных одеждах, а представители нетитульной нации для получения высшего образования вынуждены доплачивать за свои «национальные недостатки». Происходит же это на фоне того, что диплом о высшем образовании никакой другой страны в Туркменистане не признается.

Хотя на фоне всего происходящего русским сильно жаловаться не приходится, так как схожие проблемы, повторим, испытывают даже этнические туркмены, имеющие несчастье принадлежать не к племени ахал-теке. Так, на нынешнем этапе ни один из ключевых постов в правительстве не занимают, к примеру, представители ни Лебапского, ни Дошогузского велаятов. Целевой прессинг на себе испытывают выходцы некогда влиятельного в Туркменистане племени йомудов, проживающие в Балканском велаяте, богатом залежами углеводородных ресурсов.

Такая позиция руководства заставляет йомудов искать другие пути решения своей проблемы. Известно, что среди них все чаще стал подниматься вопрос о создании отдельного государства — Йомудистан. А это весьма серьезная заявка, так как общая численность йомудов в Туркменистане составляет порядка 2 млн. человек. И если вся эта людская масса, движимая сепаратистским настроем, поднимется, то вполне вероятно, что Туркменистан расколется, а Йомудистан будет строить свою государственность на нефти и газе, располагающимися в месторождениях Балканского велаята.

Поэтому, как видим, внезапный социальный взрыв в Туркменистане не только возможен, но и вполне обоснован как экономическими проблемами, так и межэтническими и межклановыми противоречиями. В пользу возможности этого сценария говорит также высокий уровень безработицы, особенно среди молодежи, которая не может ни трудоустроиться, ни получить образование. А это, как показывает печальный опыт, и есть движущая сила арабских революций.

http://vk.cc/56x4Cp