На ежегодной встрече G-20 было не менее десятка основных тем, которые обсуждались на заседаниях форума и в кулуарах, на двухсторонних или групповых встречах. Вот список этих тем:

1. Борьба с терроризмом.

2. Мировая экономика (проблема замедления темпов экономического роста).

3. Реформа Международного валютного фонда.

4. Меры по противодействию размыванию налоговой базы и уклонению от уплаты налогов.

5. Миграционный кризис.

6. Глобальные изменения климата.

7. Проблемы, порождаемые созданием Транстихоокеанского и Трансатлантического партнерств.

8. Проблемы строительства «Турецкого потока».

9. Долг Украины перед Россией.

10. Российско-японские отношения (перспективы подписания мирного договора между двумя странами по итогам Второй мировой войны).

Некоторые оценивают саммиты G-20 довольно резко, называя их «говорильнями» или «тусовками». Действительно, что могут конкретного предложить участники саммита по части предотвращения падающих темпов роста мировой экономики? Или по части изменений мирового климата? Пожалуй, в основной повестке дня саммита был лишь один вопрос, который был предельно конкретным, подготовленным и мог быть решен в 24 часа. Речь идет о реформе Международного валютного фонда (Фонд).

Тема реформирования МВФ стояла в повестке дня и предыдущих саммитов «двадцатки». Но, как говорится, воз и ныне там. Реформирования не происходит. В принципе подобные вопросы и не должны выноситься на повестку дня саммитов G-20. Это текущий рабочий вопрос, который должен решаться на таких уровнях, как совет директоров МВФ или, в крайнем случае, на ежегодных саммитах МВФ и Всемирного банка. И на совете директоров МВФ вопрос был решен еще пять лет назад.

Там в конце 2010 года приняли решение о реформировании МВФ (14-я корректировка квот МВФ). Обычная рутина: каждые пять лет Фонд проводит корректировку квот (долей) стран-участниц в капитале и голосах этой международной финансовой организации. Корректировка 2010 года имела еще одну особенность: предусматривалось, что одновременно с пересмотром квот будет увеличен капитал Фонда в два раза. То есть страны-участницы брали на себя обязательства сделать дополнительные взносы в капитал, величина которых будет привязана к новому значению квоты.

Большинство стран уже давно ратифицировали решение Фонда 2010 года, как того требует Устав МВФ. Большинство, но не все. Ратификацию не провели Соединенные Штаты – главный акционер Фонда.

Вашингтон всегда воспринимал МВФ как дочернюю структуру американского казначейства. Хотя доля США в капитале и голосах Фонда со времен Бреттон-Вудской конференции постоянно понижалась, но и на сегодняшний день она составляет более 17%. Этого вполне достаточно для того, чтобы накладывать вето на любые решения совета директоров МВФ (блокирующий пакет составляет 15%). Чего же опасается Вашингтон? По оценкам экспертов, и после 14-й корректировки доля США не опустится ниже 15%. Вашингтон боится, что в случае 14-й корректировки квот такой же блокирующий пакет получат страны БРИКС. На сегодняшний день доля данной группы в капитале и голосах составляет лишь 11,5%. Это непропорционально низкая доля, учитывая, что на пять государств, составляющих БРИКС, приходится 31% мирового ВВП.

Россия сегодня начала активно блокироваться в МВФ с другими странами, в первую очередь со странами БРИКС. Накануне встречи G-20 директор МВФ от Российской Федерации Алексей Можин сказал, что координация в рамках БРИКС уже влияет на управляющую систему МВФ: «Несколько лет назад после любого моего предложения ко мне подходили десять человек и объясняли, почему я неправ. В том числе потому, что страны "группы семи" активно координировали свою позицию. Теперь координируемся и мы, поэтому такого больше не происходит». Координация стран БРИКС перейдет в новое качество после того, как эта группировка преодолеет 15-процентную планку.

Вашингтон прекрасно понимает, что если бы были введены в действие 14-е корректировки квот МВФ, то мир сегодня выглядел бы несколько иначе. Не так, как ему хотелось бы. Например, скорее всего, в марте 2015 года не было бы положительного решения совета директоров МВФ по кредиту Украине на сумму 17,5 млрд. долл. Также не было бы спектакля под названием «срочная переделка правил МВФ» (Вашингтон инициировал ее в связи с возможным дефолтом Киева по долгу перед Россией на 3 млрд. долл.). И т.д. и т.п.

…Возмущению большинства участников саммита G-20 по поводу американской позиции в вопросе реформирования МВФ не было предела. Его не скрывала и Кристина Лагард, исполнительный директор Фонда. На полях саммита она встретилась с президентом России Владимиром Путиным. Было очевидно, что чиновница искала у Путина поддержки перед лицом давления на МВФ со стороны США. Путин морально поддержал её: «Мы давно сотрудничаем с МВФ в разных качествах, и мы заинтересованы в продолжении этой работы, надеемся на стабильность наших отношений». Лагард в порыве откровения призналась Путину, что разделяет нетерпение и раздражение, связанное с невыполнением решений по реформированию организации, в том числе по квотам.

Знаменательно следующее заявление этой дамы во время встречи с Путиным: «С точки зрения вероятности претворения в жизнь этой реформы, скорее всего, это произойдет в следующие два месяца, если нет, вопрос займет еще несколько лет». Очень интересное замечание. Почему она упомянула «следующие два месяца»? Формально 31 декабря 2015 года истекает срок действия 14-х корректировок квот. Корректировок, которые до сих пор не вступили в силу. 1 января 2016 года возникнет новая ситуация. Надо будет пропустить 14-е корректировки и начать готовить 15-е корректировки. А на это действительно потребуется немало времени.

Ситуация запутывается дополнительно тем, что к началу подготовки 15-х корректировок страны-члены МВФ должны были разработать и подготовить новую формулу расчета квот. Прежняя формула (которая продолжает действовать на сегодняшний день) сложная и явно отражает интересы стран «золотого миллиарда» (в ней содержатся рейтинговые оценки, которые делают институты Запада). Новая формула, как предварительно договорились еще в 2010 году, будет базироваться на двух простых и понятных показателях – ВВП и золотовалютные резервы. Страны периферии мировой экономики, в том числе страны БРИКС, от новой формулы выигрывают. Принятие новой формулы станет дополнительным камнем преткновения при реформе МВФ.

Некоторые страны полагают, что решение 2010 года оказалось слишком сложным для США. Его, мол, надо разделить на две части, чтобы дяде Сэму было легче их проглотить. Первая часть - скорректированные квоты. Вторая часть - дополнительные взносы в связи с удвоением капитала Фонда. Однако на пересмотр решения 2010 года и его деление на две части большинство стран не согласны. Дело в том, что решение 2010 года уже ратифицировано парламентами. Его «переформатирование» окончательно запутает процесс реформирования МВФ. Впрочем, дяде Сэму это и надо. Лучше бездействующий Фонд, чем Фонд, который будет проводить политику в интересах не Вашингтона, а большинства стран мира.

Я уже писал о том, что Вашингтон затеял возню вокруг долга Украины перед Россией в размере 3 млрд. долл., который Киев должен заплатить Москве в конце текущего года. Вашингтон, с одной стороны, требует от Киева не погашать долг; с другой стороны, требует от МВФ не признавать этот неплатеж дефолтом и продолжать финансировать Украину в рамках соглашения, подписанного в марте сего года. Своим диктатом Вашингтон всех поставил на уши. Создалась ситуация, в которой проигравшими окажутся все: Украина, МВФ, Англия (где начнется судебная разборка между Россией и Украиной), другие европейские страны (которых втянули в нелегитимную «переделку» правил МВФ), весь мир (будет блокирован нормальный процесс международного кредитования). Вашингтон задумал под всех заложить мину под названием «украинский долг перед Россией». Ситуация казалась почти безвыходной…

Я тогда написал, что указанный трехмиллиардный долг может стать «козырной картой» Москвы. Ее можно разыграть и очень неплохо в интересах России. И вот на саммите в Турции Путин решил бросить на стол мировой политики эту карту, что стало настоящей сенсацией. Он заявил 16 ноября, что готов пойти на реструктуризацию долга Украины: «Мы предложили не просто реструктуризацию, а лучшие условия, чем просил МВФ. Нас просили перенести платеж на следующий год, но я сказал, что мы готовы пойти на более глубокую реструктуризацию. В этом году не получать вообще никаких денег. А в следующем году миллиард, в 2017 году миллиард и в 2018 году еще миллиард».

Владимир Путин также отметил, что Москва рассчитывает, что США, ЕС или международные финансовые организации предоставят в этом случае гарантии выплаты Украиной России долга в 3 млрд. долл. «Мы попросили такие гарантии либо от правительства США, либо от Евросоюза, либо от одного из солидных международных финансовых институтов, - сказал российский лидер. - Причем мы надеемся, что этот вопрос будет решен до начала декабря текущего года».

Наверное, после этих слов многие участники саммита сделали глубокий вздох облегчения. Думаю, особое чувство благодарности должна испытывать Кристин Лагард, которой под историю с этим долгом Вашингтон специально приказал изменить правила игры Международного валютного фонда. В каком-то смысле Путин оказался спасителем МВФ. Хороший подарок Фонду к его 70-летнему юбилею в декабре 2015 года!

Возвращаясь к словам Лагард насчет того, что реформа МВФ может произойти или в течение двух месяцев, или в течение нескольких лет, хочу заметить, что второй вариант очень сомнителен. У МВФ нет нескольких лет на раскачку. Вторая волна мирового финансового кризиса не за горами, а Фонд в его нынешнем виде совершенно не готов для борьбы с кризисом. Моя формула иная: реформа Международного валютного фонда может произойти в течение двух месяцев или никогда. Второй вариант означает, что Фонд просто скончается.

http://cont.ws/post/148856