Резкий рост инфляции, который в январе 2015 года (в годовом исчислении) достиг 15%, существенно ударил по всем категориям граждан, особенно малоимущим, в структуре потребления которых наибольший вес занимают продовольственные товары.

Целевой уровень инфляции, установленный планами правительства и ЦБ РФ  на прошлый год, составлял 4-5%, а фактический достиг 11,4%, на продукты питания – 15,4%. Повышение цен было вызвано девальвацией и ростом издержек по мере последовательного удорожания кредитов (на фоне повышения ключевой ставки ЦБ), т.е. оно искусственно вызвано действиями Центробанка. В минувшем году наиболее существенно  по населению ударило удорожание продуктов питания (гречка, макароны, сахар, мясо и др.) и медикаментов (до 80% их них импортные).

Разобраться с ситуацией было поручено Федеральной антимонопольной службе. Хотя при чем тут антимонопольная служба? Был бы орган по ценовому регулированию – тогда бы другое дело. Но, увы, такого органа нет уже давно, потому что либеральная доктрина на все времена определила, что цены регулирует рынок. Рост цен на медикаменты заставил власти отреагировать: заговорили о создании государственных аптек, правительству было поручено ежемесячно замерять цены на лекарства.

Государство в последний момент решило вмешаться в вопрос, который для 143 млн россиян остается наиболее актуальным. Но что за содержание вмешательства? Измерять цены – а что дальше? Кто и как собирается их регулировать? Ответа нет. Все остается на уровне ля-ля. Подумать о государственных аптеках. Класс!  Подумать! Вот это метод государственного управления.

Кстати, а почему бы не подумать о государственных продовольственных магазинах, государственных университетах, государственных школах и поликлиниках, государственных бензоколонках? А заодно подумать и о том, в какой карман и по каким таким высоконравственным канонам уходит в стране добавочная стоимость, и о том,  что все это перераспределение благ устроено не то даже чтобы «социально», как того требует конституция, а просто как при диком капитализме 19 века.  Как будто век страна прожила где-то на луне.

Возникает системный вопрос об устройстве страны. Почему в стране не работает система, а функционирует механизм ручного управления? Почему причину не устраняют, а точечно настраивают и то только тогда, когда возникает острая необходимость.  Разберемся последовательно с вопросами ценового регулирования в России.

Кто отвечает за инфляцию?

Традиционный либеральный подход к инфляции состоит в том, что она порождается избытком денежной массы. Такое предположение автоматически предопределяет ответственность Центрального Банка за рост цен. Банк России традиционно следит за инфляцией,  проводит денежно-кредитную политику, ориентируясь на целевые показатели инфляции, не соотнося свои действия с задачей  экономического роста. Орган, который непосредственно решает задачи снижения инфляции, не подотчетен государству и проводит самостоятельную политику, которая не согласуется и с российскими  министерствами.

Как в таких условиях можно говорить о продуманной государственной политике, когда очевидная ошибочность курса ЦБ на сокращение денег в обращении и подавление спроса как минимум порождает инфляцию предложения. Она также дополняется девальвационной инфляцией на фоне двукратного обесценения рубля, в результате чего выросли цены на импортные товары, занимающие более 40% в розничной торговле, а в ряде отраслей превышающие 90% от совокупного потребления. Именно политика ЦБ привела к наблюдаемому на протяжении всего года скачку цен: девальвация привела к удорожанию импорта, а запредельный уровень ставки увеличил издержки отечественного производителя, функционирующего на кредитные средства.

Добавим к этой удивительной катавасии глупейшие самосанкции, добавляющие в список западных антироссийских санкций и собственные,  но столь же  антироссийские санкции в виде эмбарго на ввоз потребительских товаров. Их результат – дефицит товаров и рост цен, т.е. та же инфляция.   А за эти ошибки, в итоге, предложено отвечать Федеральной антимонопольной службе.

Почему поручено разбираться ФАС?

ЦБ – это орган, непосредственно отвечающий и частично определяющий своей политикой уровень цен. Антимонопольная служба – это орган реагирования: она призвана обеспечивать контроль над соблюдением антимонопольного законодательства, над действиями субъектов оптового и розничных рынков электрической энергии в части манипулирования ценами и над соблюдением порядка ценообразования на продукцию, поставляемую по государственному оборонному заказу. ФАС фактически регулирует рынок естественных монополий и рынок с частично ограниченной конкуренцией.

В силу этого ФАС может провести расследование при повышении роста цен на рынке олигополистического типа, но в условиях конкуренции с повсеместным ростом цен ФАС бессилен: здесь не будет фактов сговора, манипулирования ценами, здесь влияют принципиально иные условия, определяемые политикой Центрального Банка. Здесь ничто не регламентирует торговых наценок, банковского процента, цепочек перепродаж, уровня рентабельности.  Одно только либерально рыночное шаманство, но, как видно, от него толку мало.

Что предложено и какова эффективность этих рекомендаций?

С 1992 года Россия отказалась от государственного регулирования цен, проведя так называемую либерализацию цен. Произошедшая либерализация привела к отказу государства от участия в ценообразовании. Согласно постановлению Правительства РФ от 7 марта 1995 г. N 239 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)», государство не прибегает к таким инструментам, как установление фиксированных цен, предельных цен, надбавок, предельных коэффициентов изменения цен, предельного уровня рентабельности, за исключением узкого перечня товаров  и услуг, производимых в основном естественными монополиями.

Вот в этом и есть причина того, что происходит в России.

Обострение проблемы по мере периодических ценовых скачков, особенно в 2014 году, вынудило государственные органы частично пересмотреть подходы к государственному регулированию ценообразования.

Так, в 2015 г. правительству было поручено ежемесячно отчитываться о росте цен на лекарственные препараты. Продовольственные товары оказались за рамками этой инициативы. Также до 15 апреля, то есть в течение двух месяцев, правительство должно задуматься над необходимостью создания государственных аптек. За два месяца Правительство только рассмотрит вопрос о целесообразности. Если оно придет к положительному решению, то еще через год оно разработает планы по созданию этих аптек. А когда они будут созданы, уже и необходимость оперативного реагирования на возросшие цены на медикаменты упадет.

Государственное регулирование цен сведено к нескольким механизмам.

Во-первых, это правила в отношении социально-значимых товаров, утвержденные постановлением правительства в 2010 г. В нем предусмотрено, что государство может устанавливать предельный уровень торговой наценки в 30% на срок не более 3 месяцев на определенные товары, только в том случае, если цены на эти товары за месяц вырастут на 30 и более процентов. К примеру, ранее этот механизм правительство использовало во время роста  цен в 2007 году. Очевидно, что эта мера никак не затрагивает вопрос о том, что делать населению, если цены растут на товары на 40% и более за год?

Перечень товаров также ограничен и включает в себя 24 товарные группы:  мясо говядины, свинины, баранины, кур (кроме бескостного мяса), мороженая рыба, масло сливочное и подсолнечное, молоко, яйца, сахар-песок, соль, чай, мука, хлеб и булочные изделия (2 сорта муки), рис, пшено, гречка, вермишель, картофель, капуста, лук, морковь и яблоки. Да и сам механизм в 2014 году уже не столь эффективен, поскольку предполагает контроль торговой наценки, в то время как в 2014 году главная причина роста цен заключалась в девальвации рубля, которая в условиях импортной экономики привела к повышению цен как на импорт, так и на отечественные товары, при изготовлении которых доля импортного компонента высокая.

Во-вторых, индексация тарифов естественных монополий, благодаря чему рост цен на наиболее чувствительные компоненты теперь проводится раз в год (в январе) и ограничен уровнем целевой инфляции.

В-третьих, осуществляется государственное регулирование цен на жизненно необходимые лекарственные препараты: устанавливается предельная отпускная цена на ограниченный перечень товаров (около 500), которая не может превышать средневзвешенную фактическую цену отпуска за предыдущий год. Каждый субъект устанавливает свою торговую наценку как для оптовой, так и розничной торговли, которая существенно колеблется в зависимости от региона. Так, самые высокие наценки установлены в северных и сибирских регионах в 70% и более. В среднем в центральной России наценки в розничной торговле для лекарств стоимостью менее 50 р. составляют 30%, для лекарств до 500 р – 25-27%  , свыше 500 р – 10-20%.

Продолжительное бездействие государства в 2014-2015 гг уже не только озадачило  население, темп роста заработных плат которых не успевает за приростом цен, но даже сами торговые сети, которые стали опасаться, что подобное бездействие может закончиться катастрофической мерой. Так, Ассоциация компаний розничной торговли (АКОРТ) выступила с инициативой фиксации цен на социально значимые продовольственные товары. К проекту присоединились 12 ритейлеров: «Магнит», X5 Retail Group (сети «Пятерочка», «Перекресток», «Карусель»), «Ашан», группа «Дикси», Metro Cash & Carry, «Лента», «О`кей», Globus, «Билла», «Зельгрос», «Вестер» и интернет-гипермаркет «Утконос». Сети при этом самостоятельно выберут товары, на которые будут зафиксированы цены и возьмут на себя обязательства снижать цены при понижении закупочной цены.  Инициатива получила одобрение у ФАС, которая заявила, что фиксация цен не будет рассматриваться как ценовой сговор. Кажется весьма странным, что даже торговые сети стали испытывать больше беспокойства о росте цен, чем органы государственной власти.

Как ограничивается торговая наценка?

Фактически торговые сети устанавливают свои цены: и ФАС, и другие органы не могут этому противодействовать, поскольку никакого требования к торговой наценке не существует (за исключением социально-значимых товаров и то в исключительных случаях). Государство не устанавливает предел допустимого уровня цен при продаже, считая это нерыночными методами. Но даже правила наценки на социально-значимые товары доказывают, что государство неохотно вмешивается в рынок даже тогда, когда должно исполнять свои функции социальной защиты наименее обеспеченных групп граждан.

Однако предложения о введении такой наценки периодически вносятся в Государственную Думу. Так, еще в 2011 году КПРФ выступала с предложением установить предельные значения торговых наценок для оптовиков в размере 10% от отпускной цены производителя продовольственных товаров и для розницы в объемах не более 15% от цены оптовиков. В 2014 году в связи  с ростом цен это предложение повторно было передано в Государственную Думу, но в феврале этого года было отклонено. Государство продолжает бездействовать, более того включает ритейлеров, у которых рентабельность бизнеса выше любого промышленного предприятия, в список предприятий, которым может быть оказана государственная поддержка.

Очевидно, что вопрос ценообразования и механизма государственного регулирования должны носить комплексный характер: государству стоит выступать не последней инстанцией, редактирующей стихию рынка, а ответственно планировать политику, с тем, чтобы политические решения (вроде таргетирования инфляции и свободного плавания рубля) не приводили к последствиям, негативно влияющим на состояние экономики.

Причины российских ценовых лихорадок в собственной политике государства. В либеральной российской модели  уничтожаются классические способы государственного регулирования, подменяясь  малоэффективным ручным управлением.

http://rusrand.ru/analytics/gosudarstvennoe-regulirovanie-tsenoobrazovanija