Статья Владимира  Дергачева «Оффшорная геополитика» опубликована в московском журнале  Вестник аналитики, 2011, № 4. Предлагается сетевой вариант публикации. 

В 90-е годы в период рыночного романтизма особенно популярной в России и постсоветских странах была идея создания свободных экономических зон, которые рассматривались как одна из современных и перспективных форм мирохозяйственной интеграции. По аналогии с космическим кораблем предполагалось использовать СЭЗ в качестве стыковочного узла с  высокоразвитыми западными странами в целях получения передовых технологий. Но вместо этого были созданы полукриминальные СЭЗ («малины»), ставшие стыковочными узлами с коррумпированной властью, а наибольшее развитие получил оффшорный бизнес.

Оффшорный бизнес — форма предпринимательской  деятельности, основанная на налоговых преференциях. Термин «оффшор» (буквально «вне берега»)  появился  в США в конце 50-х годов  применительно  к финансовым организациям, избегающих  государственного налогового контроля  путем  смены страны регистрации. Таким образом, создаются налоговые гавани с преференциальным  режимом, и обеспечивается конфедициональность информации по конечным  бенефициарам (выгодоприобретателям).

Истоки и причины жестокости британской политики
в статье:

Преступления английского капитализма

Большинство оффшорных компаний извлекают прибыль  из источников, действующих  за пределами страны регистрации. В оффшорах, как правило, судебная система обеспечивает защиту собственности  и гарантии от рейдерства. В целом налоговая политика  в оффшорных зонах  зависит  от  их местоположения. Как, правило, в  среднеразвитых и  относительно бедных   островных  государствах или территориях устанавливается безналоговый  режим, а в высокоразвитых  европейских государствах, где престижно владеть  фирмой — льготные налоги.

Общая стоимость услуг по регистрации оффшорных компаний колеблется, например, от $1700 (Британские Виргинские Острова) до $16 000 (Лихтенштейн). В том числе правительственный сбор в стране регистрации составляет от $100 (Сейшельские острова) до $1300 и более (Швейцария), а плата за юридический адрес и агента колеблется от $500 до $3500.

Обычно появление оффшоров объясняют укреплением налогового законодательства в западных странах и нежеланием олигархов платить налоги со сверхприбыли.  И кланы Морганов, Ротшильдов, Рокфеллеров, выступающие за лидирующую роль  Капитал в международных делах, начали использовать налоговые убежища для концентрации своих активов. После Второй мировой войны начался быстрый рост мировой экономики, в первую очередь транснациональных корпораций. Именно тогда появился соблазн крупномасштабного сокрытия доходов. Опыт уже был получен во время войны, когда крупному капиталу приходилось скрывать свои сомнительные сделки и финансовые махинации. И многие немецкие владельцы стратегических предприятий вывели часть своих активов за границу. Но это одна сторона медали. Со временем оффшорный бизнес приобрел новые качества.

Этапы развития оффшорной геополитики

Оффшорная геополитика — захват Западом «зон жизненных интересов» без применения военно-политической мощи в целях овладения финансовыми и производственными активами,  получения доступа к природным и интеллектуальным ресурсам государства. Идеология «жизненного пространства», изложенная в «Майн кампф» отдыхает и выглядит детским садом по сравнению с  возможностями и эффективностью современной оффшорной геополитики.

Истоки расизма в среде англоязычных народов
в статье:
Корни английского расизма

На первом этапе в период Холодной войны оффшорный бизнес стал составной частью новой геополитики (геоэкономики), которая в отличие от традиционной геополитики делает акцент на экономической мощи государства. Оффшоры стали для Запада форпостом для завоевания мирового экономического пространства. Соединённые Штаты и Великобритания позволили отечественным ТНК использовать оффшоры в этих целях.

Форпосты оффшорного бизнеса были созданы в первую очередь в бывших колониях  угасающей Британской империи, а так же получивших независимость или ставшими  заморскими территориями Соединённого Королевства и членами британского Содружества:  Сингапур,  Гонконг, Кипр, Мальта,  Гибралтар,  Багамы, Бермуды, Британские Виргинские и Каймановы острова, острова Мен и Джерси,  Антигуа и Маврикий. А так же в странах, зависимых от США (Панама, Либерия, Маршалловы острова и др.)

На втором этапе  в условиях глобализации оффшорный бизнес стал непременной частью мировой экономики. С целью минимизации  налогов и защиты частного капитала оффшорный бизнес  стал присутствовать практически во всех сферах предпринимательской деятельности. Многие западные банки имеют дочерние филиалы в оффшорных зонах. По данным Организации  экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) треть мировых банковских депозитов хранится в крупнейших центрах оффшорного бизнеса. Оффшорные банки укрывают  около $11,5 трлн.

Этнопсихология англоговорящих стран
в статье:

Национальный характер англосаксов

Отмена валютных  ограничений и  введение  взаимной конвертируемости  ведущих  мировых валют, предоставило оффшорным банкам  возможность  обходить  национальные  ограничительные нормы  кредитно-денежного  регулирования, вынося  денежные операции  на рынок  других стран. Мощным стимулом для  этого  явилось расширение деятельности транснациональных корпораций, предъявляющих спрос на источники международного кредита,  не связанные  национальными ограничениями.

В процессе глобализации  международных экономических отношений  огромные масштабы приобрел финансовый (валютный) рынок. Резко возросла потребность в  мобильном капитале. Современные  компьютерные и другие информационные технологии  сделали возможным централизованное  управление  потоками капитала в любой географической точке. Появилась потребность в  быстром перемещении и аккумуляции «горячих денег».

В этих  условиях создание  оффшорных  банковских центров  стало  своеобразной реакцией  субъектов  на процессы глобализации и сохраняющиеся  ограничения национальных  законодательств. В оффшорных зонах владельцы капитала минимизируют издержки и  тем самым могут  принимать участие в  более рискованных и  менее прибыльных проектах. Оффшорные компании в налоговых гаванях стали  важнейшим источником свободных финансовых ресурсов, здесь сосредоточено  20-25 % мирового капитала. Таким образом, оффшорный бизнес стал крупным и развивающимся сегментом  мировой экономики.

Различаются оффшорные банковские, финансовые, инвестиционные, страховые компании и холдинги. Оффшорный банк часто используется для  оперативного финансирования  международных  операций его учредителей, минуя валютные ограничения. Оффшорные инвестиционные компании получают  большую свободу при выборе  объектов для инвестиций. Это позволяет крупным компаниям сосредоточиться на  особо выгодных проектах с высокой нормой прибыли. При этом сохраняется конфиденциальность  сделок. Инвесторы с небольшим капиталом создают в оффшорах инвестиционные фонды, позволяющие  аккумулировать капитал для участия в дорогих проектах, экономя комиссионные, управленческие и другие расходы. Оффшорные холдинги  эффективно используются для финансирования деятельности своих дочерних фирм в странах с разной юрисдикцией.

В условиях глобальной конкуренции необходимо было нейтрализовать соперников. После распада Советского Союза и возможного перехода к однополярному миру Соединенные Штаты через еврейские организации от лица «прогрессивного человечества» предприняли информационную атаку против нейтральных внеблоковых государств, включая такие классические оффшоры как Швейцария, Лихтенштейн и Люксембург. В очередной раз были предъявлены обвинения в пособничестве фашизму, так как «нейтралитет  вступил в противоречие с моралью».

Притягательный образец нейтральной внеблоковой страны был не нужен в американской архитектуре однополярного мира. Но главной задачей было взять под контроль  финансовые потоки и вывод активов из России и постсоветских государств.

Здесь эффективная оффшорная геополитика стала возможной благодаря доморощенным агентам влияния — физическим лицам и корпоративным криминально-коррумпированным группировкам, занимающиеся лоббированием  западных геополитических проектов в обмен на легитимность со стороны Запада для себя и своих «семей». Их деятельность, направленная на замену одной геополитической системы на другую,  является с позиций национальной безопасности разновидностью подрывной деятельности или шпионажа и может привести к распаду государства.

Компетенция и масштабы воздействия геополитической агентуры, как правило, превосходят стратегическую разведку спецслужб.

Новые сетевые геополитические технологии позволяют дешево купить часть властной элиты и внедрить новоиспеченных агентов влияния  на ключевые посты в государстве самым демократическим путем. Как правило, в цивилизованных странах они квалифицируются как предатели национальных интересов. В этом принципиально их отличие от изменника родины. Услуги последнего  стоят дороже, и его существование требует конспирации. Агенты влияния за пределами Запада часто получают звание «буревестников» или «оплотов»  демократии. Они выбираются из физических лиц, страдающих комплексом неполноценности, и служат авангардом местной «пятой колонны». Сюда входят авантюристы и популисты, коррумпированные чиновники и криминальные авторитеты, составившие основу постсоветской элиты «в законе».

Наконец, современный этап развития оффшорный геополитики связан с возможностями виртуального  пространства Интернета. Соединенные Штаты  являются мировыми монополистами в области информационных технологий.  Поглощение  многих ТНК американскими компаниями, ставка на высокие технологии, англоязычная среда всемирных сетей,  американские  стандарты образования и  квалификации,  другие факторы  ставят  США вне конкуренции. Значительная часть  востребованной информации  потребляется  банкирами,  финансистами и страховыми компаниями  в сферах, наиболее слабо контролируемыми правительствами. Это  позволило  Палате представителей  Конгресса США  подтвердить статус Интернета  как всемирной оффшорной зоны.

С помощью сетевых технологий, стало возможным не только манипулировать сознанием и подсознанием человека, но и выкачивать материальные и финансовые ресурсы.

При капитализме «деньги – время», поэтому  проще всего купить готовую оффшорную компанию через Интернет. Большинство  оффшоров  создается  с помощью специального траста (шельфовой компании). Адвокаты и консультанты траста  от имени анонимного клиента  создают для него  фирму-прикрытие,  служащие  которой  не подозревают  об имени  её истинного владельца. Крупнейшие  оптовые продавцы  могут за неделю  создать несколько сотен  оффшорных компаний.

Оффшоры позволили выкачать Западу у конкурентов в Восточной Европе не только огромные ресурсы**. Оффшорный бизнес эффективно осуществил подкуп государственной власти в странах криминально-коррумпированной демократии. Через подкуп чиновников разлагающе действовал на механизм государственного управления  и способствовал ослаблению роли государства на мировых рынках. Особенно в крупных масштабах оффшорная юрисдикция использовалась для доступа к полезным ископаемым. В Соединенных Штатах  добычу полезных ископаемых может осуществлять только частная компания американской юрисдикции. В России допуск к недрам получил оффшорный бизнес, не несущий юридической ответственности за  нарушения природоохранного  и трудового законодательства.  Составной частью оффшорной геополитики является еще одна технология, используемая мировыми финансовыми центрами.

Непорочный оффшорный бизнес Великобритании

Оншор (от англ., — в пределах берега) — финансовый центр в полноналоговой юрисдикции, то есть не предоставляющий налоговых льгот, но позволяющий  избежать  двойного налогообложения и самое главное – придать  большую солидность бизнесу. Кроме Великобритании оншорная юрисдикция используется в Нидерландах, Дании, Гонконге и других странах.

Абсолютным лидером является  политически и экономически стабильная Великобритания как одна из мировых деловых столиц, где пересекаются финансовые и материальные потоки Запада и Востока.  Не случайно, российские бизнесмены, чтобы отбелиться от криминального прошлого, как мухи на липкую бумагу, стремятся в Лондон — столицу Великобритании с высоким международным авторитетом и членством в ЕС.  Регистрация оффшорной компании в Великобритании выгодна отсутствием налоговых издержек. Наибольшей популярностью здесь пользуются Компании с ограниченной ответственностью (LTD) и  Партнерство с ограниченной ответственностью (LLP), предоставляющего возможность использования в качестве номинальной, холдинговой, нерезидентной компании оффшора Великобритании, не подлежащего местному валютному контролю.

LLP оффшоры не являются плательщиком корпоративного налога. Законодательство Соединённого Королевства позволяет создавать  безналоговые компании с «английским лицом», не попадающие в международные «черные списки».  В Великобритании физическое лицо считается резидентом, если находится в стране более чем 183 дня в году или в течение 4 лет осуществляет визиты длительностью 91 день.

Юридическое лицо считается резидентом Великобритании, если здесь зарегистрирована компания или управляется с территории этого государства.

В 2002 году Великобритания законодательно изменила  статус «зависимые территории» на «заморские территории» Соединённого Королевства с предоставлением местным жителям полноценного британского гражданства. Среди «заморских территорий»  особую авангардную роль в оффшорной геополитике принадлежит Британским Виргинским Островам (28 тыс. жителей). Здесь основной валютой является американский доллар. Эта заморская территория  Великобритании  отличается  исключительной политической стабильностью, гарантированной  Лондоном и самой процветающей в  Карибском бассейне экономикой, основой которой является  туризм (до 800 тыс. туристов в год) и оффшорный бизнес.

Стоимость регистрации компании и первого года содержания — $ 2650, а в последующие годы — $ 1900.  Британские Виргинские Острова являются мировым лидером среди оффшоров и налоговых гаваней. Здесь зарегистрировано свыше 650 тыс. или примерно 40 % всех оффшорных компаний мира. Отсутствуют налог на прибыль фирм (корпоративный налог) и налог на доходы физических лиц (подоходный налог),  НДС и налог с продаж. Этот оффшор  отличается фиксированной платой в бюджет, отсутствием отчетности и исключительно привлекателен для экспорта и защиты активов. Законодательство  основывается на  британской правовой системе и английском общем праве. Высший инстанцией для обжалования судебных решений является Тайный совет Великобритании.

«Заморская территория»  на Виргинских островах дает возможность Западу контролировать процесс отмывания «грязных денег» в целях манипуляции лидерами тех государств, которые не избежали соблазна  использовать  «бизнес» на государственных ресурсах в корыстных целях. Можно предположить, что спецслужбы Запада делают все возможное, чтобы сохранить тайну вкладов коррумпированных режимов, где правят подпольные миллиардеры. И продлевают им легитимность, если они не мешают выкачивать национальные ресурсы.

Британские Виргинские Острова Особенно популярны у «новых русских». По положениям Соглашений БВО с Европейским Союзом и Организации экономического сотрудничества и развития «Об Обмене информации по налоговым вопросам» (2002 г.)   конфиденциальная информация не может быть предоставлена третьей стороне, не являющейся членом этих международных организаций. Таким образом, Российская Федерация и постсоветские страны лишены права законным путем получать такую информацию

Остров голубой мечты коррумпированных чиновников

Особое  место в оффшорном  бизнесе занимает Кипр, ставший крупнейшим  налоговым убежищем для  капитала из постсоветских государств. В начале 70-х годов в результате  межэтнического  конфликта, государственного переворота и  последующей  турецкой оккупацией  северной части острова Кипр оказался  разделен. К северу от «зеленой линии»  проживают  турки-киприоты, а югу — греки-киприоты. Со временем произошла  резкая дифференциация  уровня жизни.

При отсутствии компромисса о создании  двухобщинной федерации  Республики Кипр (в южной греческой зоне)  удалось  создать  модель «экономического чуда» за счет   преференций  налоговой гавани  и развития  международного туризма.

На Кипре зарегистрировано  около тридцати  тысяч оффшорных компаний с  низкими ставками корпоративного налога.  Через кипрские оффшоры  проходит значительная часть  теневого капитала  из постсоветских  стран. В первую очередь «оффшорный рай» на Кипре  стал возможен благодаря неэффективной  государственной  политике  России и  Украины, не стимулирующей  отечественное предпринимательство и создавшей  условия для оттока капитала.

На Кипр приходится 25 % офшорных компаний, работающих с Россией. Ежегодно десятки миллиардов долларов из России исчезали в «черной дыре» кипрских оффшоров, владельцы которых контролируют две трети стратегических предприятий России. В кипрских банках почти половина иностранных сбережений принадлежала российским гражданам. Многие российские бизнесмены владеют на Кипре крупной недвижимостью и превратили Остров в «заморскую» Рублевку.

На Кипре зарегистрированы фирмы, являющиеся  основными акционерами  таких стратегических предприятий как «Норильских никель», нефтегазовая компания «Итера», телекоммуникационная компания «Ростелеком», автомобильный гигант «КамАЗ», инвестиционная компания «Тройка Диалог», железнодорожный оператор «Глобаллтранс» и др.  Через оффшоры на Кипре проходит около 90 %  покупок и продаж акций на бирже РТС. «Ренессанс Капитал» и другие брокерские конторы  осуществляют  операции  на российском фондовом рынке через кипрские офисы.

Перед вступлением Кипра в ЕС местный оффшорный бизнес стал объектом пристального внимания  Гаагского трибунала и других европейских организаций. Были выявлены случаи нарушения режима международных  санкций и сделки с сомнительными партнерами. Например,  покупка украинской собственности  за счет валютной  выручки от экспорта  ворованного российского газа. В 2003 году Кипр — кандидат на вступление в ЕС — вынужден был избавиться от статуса «всемирно прачечной» и начал  предоставлять ограниченную информацию  о бенефициарных владельцах  российских компаний. Но дальше этот процесс не пошел, об уголовных делах  против «русских  киприотов» не слышно.

1 мая 2004 года Кипр целиком был принят в Евросоюз. Так как власть Республики Кипр не распространяется на Северную часть острова, то законы Евросоюза здесь не действуют  до урегулирования конфликта. В 2008 году Президентом Республики Кипр был избран коммунист Димитрис Христофиас, набравший 53 % голосов, ранее с 2001 года он возглавлял местный парламент. В 1969/74 гг. учился в Москве в Академии общественных наук, где защитил кандидатскую диссертацию по истории, свободно владеет русским языком.  С конца 60-х годов возглавлял

Прогрессивную парию трудового народа Кипра (АКЭЛ), которая является правопреемницей местной Коммунистической партии, основанной в 1926 году.  На парламентских выборах 2006 г. АКЭЛ получила 31% голосов и 18 мест в парламенте. В 2009 г. в Республике Кипр состоялись выборы в Европарламент, депутатами которого стало шесть киприотов, в том числе 2 коммуниста. В идеологии коммунистических и других левых партий есть исключительное преимущество. Эти партии действуют в национальных интересах, а не служат компрадорскому по своей сущности крупному капиталу. Забавно, что важным источником процветания Кипра стал и «новые  русские» из бывшей коммунистической сверхдержавы.

Благодарный народ Кипра, возможно, воздвигнет  величественным монумент  российскому и украинскому правительствам, создавшим в результате  имитации рыночных реформ  «манну небесную» для процветания Острова.

После вступления Кипра в Евросоюз, Остров был  исключен из «черного» списка офшоров и признан  страной, соответствующей международным налоговым стандартам. Кипр  потерял славу Острова для отмывания «грязных денег» и стал международным деловым и финансовым центром с привлекательной юрисдикцией для  ведения честного бизнеса. Значительная часть бизнеса из Восточной Европы стал ориентироваться на другие государства.

Примерно до 30 % российских компаний  бежало с Кипра на знаменитые Британские Виргинские Острова или места  очень отдаленные, например в Океанию. Особенно стала популярной юрисдикция островного государства Океании – Вануату (243 тыс. жителей), в столице которого — городе Порт-Вила действует оффшорный  финансовый центр.  Местная власть оказалась настолько под впечатлением свалившихся на их голову российских активов, что в качестве ответного подарка признала независимость Абхазии.

В настоящее время компания, при регистрации на Кипре, производит оплату государственной пошлины  и юридического лица. Остров уже не является классическим оффшором, но предоставляет широкие возможности для налоговой политики в зависимости от специфики бизнеса, включая самый низкий в Европе налог на прибыль в размере 10 %. Если компания продает товары и услуги резидентам Кипра, она уплачивает самый низкий в Евросоюзе НДС  в размере до 15 %.

Как и в классических оффшорах сохраняется конфиденциальность. Владелец не может быть установлен, если используются  номинальные акционеры и директора. Ежегодно предоставляется аудиторская финансовая отчетность в Налоговое управление  и Центральный банк Кипра. Кипр продолжает занимать почетное место  в тройке лидеров по уровню капиталовложений в российскую экономику. К 2008 году объём накопленных инвестиций, поступивших в Россию с Кипра и через Кипр, составил более $40 млрд. (из общего объёма примерно в $200 млрд.).

После  изнурительных многолетних переговоров было подписано соглашение об избежание двойного  налогообложения между Российской Федерацией и Республикой Кипр. По новому соглашению кипрский налог на дивиденды  остался  на уровне 5%, а в России — 15 %. В результате  отток капитала – вывод прибыли российского бизнеса из России — приобрёл новое дыхание.

«Черные дыры» постсоветского пространства

На фоне оглушительного провала создания СЭЗ в странах Восточной Европы, стало массовым использование механизма оффшорной юрисдикции.  Россия и Украина, испытывая огромный дефицит инвестиционных ресурсов,  стали  заметной частью  мирового рынка оффшорных услуг. А Украина, по мнению экспертов даже  находится в числе лидеров по количеству созданных оффшорных компаний.  Контрольные пакеты акций большинства стратегических украинских предприятий принадлежат частным компаниям, зарегистрированных в оффшорных зонах.
Оффшорный бизнес  стал особенно привлекателен для резидентов из Восточной Европы, капитал которых имеет  нелегальное происхождение. Оффшорная юрисдикция дает широкие преференции, главными из которых являются полная конфиденциальность  информации  о собственниках. Оффшорный бизнес  в постсоветском  пространстве в основном превратился в «налоговые дыры»  для государственного  бюджета.

Этот бизнес не смог решить главной задачи — бегства капитала  за границу. В зарубежные  налоговые гавани ушли сотни миллиардов американских долларов, что  свидетельствует о неблагоприятном  предпринимательском климате, отсутствии других механизмов  эффективного валютного контроля и желание коррумпированной власти скрыть источники своего «теневого» дохода от «бизнеса» на государственных ресурсах.  Финансовая сфера стала важнейшим источником получения сверхприбылей из-за слабого контроля и  возможностей нарушения  валютного законодательства.

Большинство стратегических предприятий (компаний) России и Украины  зарегистрировано в оффшорах, куда были выведены их активы. Они, как правило, принадлежат не мелким акционерам, а нескольким физическим лицам. Не всегда доморощенные олигархи  являются явными хозяевами бизнеса.  Возможно,  некоторые из них исполняют роль «шестерок» при настоящем владельце с Запада.  Многие фирмы принадлежат крупным чиновниками, пользующимся властной рентой и купившим их на коррупционные деньги.

В 90-ые годы были созданы оффшорные зоны в Ингушетии, Калмыкии. Льготы для нерезидентов  оффшорных  компаний предоставлялись  в экономической зоне «Алтай»,  Агинском Бурятском и Коми-Пермяцком  автономных округах и республике Тыва.  Таким образом, Российская Федерация в условиях дефицита государственного бюджета использовала  преференции оффшорного бизнеса для  национальных  территорий депрессивного развития. Россия, не имеющая  достаточных средств на поддержку военно-промышленного комплекса, разрешила развитие оффшорного бизнеса  в закрытых  административно-территориальных  образованьях.

В одном только ядерном  российском центре Сарове (бывшем Арзамас-16)  было зарегистрированы сотни компаний, главным образом…  ликероводочной промышленности. Для оффшорного бизнеса  в России оказались характерны  те же проблемы, что и для  свободных экономических зон.  Многочисленные преференции не всегда  служили  экономическому развитию территорий,  а превращались в одну из форм  освобождения от налогов  для юридических лиц, приближенных к власти.

Российская власть, как правило, не знает реальных собственников  стратегических предприятий. Только после теракта в международном аэропорту «Домодедово» и вмешательства российского президента удалось установить имя собственника предприятия, имеющего  исключительно  важное стратегическое  значении для обеспечения безопасности и  обороны государства.

Во время мирового финансового кризиса Кремль вынужден был оказывать государственную помощь стратегическим предприятиям, которые  не являются отечественными, зарегистрированы вне налоговой территории страны. На этих оффшорных предприятиях сформировался механизм  перевода активов  из корпоративной  в личную собственность. Объектом налогообложения в России и Украине становится лишь  незначительная часть их доходов. Например, в 2009 году с Украины на Кипр было перечислено в виде доходов примерно миллиард долларов США. При этом ежегодные потери государственного бюджета составляют до $200 млн.

Руководство оффшорных компаний заинтересовано не в стабильности отечественной экономики, а в гарантии безопасности собственных активов. Государственная статистика скрывает реальное положение дел и включает выведенные активы в макроэкономические показатели страны, в том числе при расчетах ВВП на душу населения. Поэтому для стран с высоким уровнем коррупции и вывода активов за границу  в Экономическом ежегоднике ЦРУ рассчитываются фактическая, а не фиктивная макроэкономическая статистика.

Аналитики акцентируют внимание на статистические расхождения в оценке объёмов экспорта между  «братскими» славянскими государствами — Россией, Украиной и Белоруссией в несколько миллиардов долларов, оседающих на счетах офшорных компаний. Используются криминальные схемы  завышения объёмов экспорта, чтобы получить  большее возмещение НДС из государственных бюджетов. Например, по данным белорусской государственной статистики в 2010 году на Украину было официально поставлено 2,2 млн. т  нефтепродуктов. Фактически с учетом офшорных схем объемы поставок были значительно больше. Неизвестно, куда ушло 5 млн. тонн нефтепродуктов, проданных  через оффшоры на безналоговые бывшие Нидерландские  Антильские  Острова.

Украина экспортирует ежегодно до 12 млн. тонн зерна. В конце 2009 года Министерство аграрной политики  выбрало компанию «Хлеб Инвестстрой» в качестве государственного оператора по  экспорту зерна, таким образом, отодвинув от власти  крупных зернотрейдеров.  Аграрный фонд продал в 2010 году по заниженным ценам  весь неприкосновенный запас  продовольственного зерна (1,1 млн. т) приближенным к власти зернотрейдерам. Зерно продавалось по $120  за тонну, тогда как фирмы-посредники и оффшоры (Ангилья в Британской Вест-Индии, Вануату в Океании) перепродавали его на международном рынке по $300.  Кстати, оффшор в Вануату зарегистрирован на имя аборигена из местного племени. При этом все расчеты ведутся  через оффшорный банк в Риге.

В 2011 году правительство Украины озвучило идею ликвидации «оффшорной дыры» на Кипре. Многие украинские компании  через оффшоры вывозят продукцию и сырье по заниженным в несколько раз ценам в целях  избегания  уплаты  налога на прибыль. Украинское правительство намерено внести соответствующие изменения в Налоговый кодекс. Однако правительство Республики Кипр не проявляет заинтересованности  в заключение нового соглашения об избежание двойного налогообложения.

Оффшоры обескровливают российскую и украинскую  экономику. Но обвинять бизнесменов в отсутствии патриотизма не приходится.  Власть России и на Украине не смогла создать благоприятный  деловой климат для отечественных предпринимателей. А имитация борьбы с коррупцией только увеличивает аппетиты чиновников. Бизнес стремится в оффшоры, чтобы защитить свою собственность от  коррумпированной власти. Происходит космополитизация российского капитала и отмывание «грязных денег» в оффшорах. В условиях перманентной политической нестабильности в коррумпированных государствах невозможно остановить вывод активов.

Российская власть опасается бороться с оффшорным бизнесом высокопоставленных чиновников и прокремлевских олигархов, так как может рухнуть созданная с большим трудом вертикаль  «управляемой» демократии. Вместо  реальной борьбы с выводом активов, предлагается проект создания международного финансового центра в Москве. Для чего требуется укрепление рубля, который пока не может похвастаться безупречной кредитной историей. И инфраструктура Москвы, особенно транспортная, не отвечает требованиям даже международной региональной столицы.

В 2008 году в Казахстане был арестован генеральный директор  одной из крупнейших, но ставшей убыточной  нефтегазовой компании «Мангистаумунайгаз» (Актау), выводивший активы  через оффшоры. Совладельцем предприятия  была малоизвестная индонезийская фирма Central Asia Petroleum Ltd, а её владельцем — британский металлургический король индийского происхождения Лакшми Миттал. В апреле того же года во время визита президента Казахстана в Китай было подписан договор о выделении кредита Казахстану на сумму, составляющую более половины республиканского бюджета – $10 млрд.  И одновременно заключено соглашение об участии Китая в нефтяном бизнесе. «Индонезийская» фирма была перерегистрирована  как оффшор на Британских Виргинских Островах с 50% долевым участием компании «КазМунайГаз», принадлежащего  дочери и зятю казахского президента и китайской нефтяной компании PetroChina. Данная сделка в  $2,6 млрд. финансировалась  через Экспортно-импортный банк Китая.

Многочисленные фирмы предлагают  создание оффшора не только для  торговли с зарубежными партнёрами, но и защиты бизнеса  и недвижимости в России и на Украине.  Например, чтобы защитить свой бизнес в РФ, предлагается приобрести оффшорную компанию на Сейшельских островах стоимостью $1350, счет в Рижском банке за $350 и скидку в $100. А желающим защитить  свою недвижимость предлагается следующий пакет стоимостью в $2950: оффшор на Британских Виргинских Островах и счет в кипрском банке

Главное достижение оффшорной геополитики

Колониальная эпоха давно завершилась, но, в результате  цунами бездумной демократии и оффшорной геополитики, расколотое постсоветское пространство постепенно, но уверенной поступью  трансформируется в протектораты.  Протекторат (от лат., защитник, покровитель) — форма межгосударственных отношений, при которой одна страна оказывается в полуколониальной зависимости во внешней политике от мировой или региональной державы, а местная коррумпированная власть сохраняет относительную автономию по поддержанию порядка и жизнеобеспечение граждан, за что получает легитимность на Западе.  Впервые после завершения колониальной эпохи появился новый эффективный тип протекторатов — государства криминально-коррумпированной демократии с компрадорской буржуазией и властью, ставшей дешёвой марионеткой Запада.

Главным достижением оффшорной геополитики последнего двадцатилетия стало формирование новой мировой периферии на постсоветском пространстве, где завершается создание протекторатов Евросоюза, США и Китая. Страны Балтии (бывшие советские республики) стали протекторатами ЕС. В надежде понравиться своим новым хозяевам, местные националисты зашли так далеко, что стали вызывать раздражение у Брюсселя.  Белоруссия из-за финансового кризиса все больше склоняется стать протекторатом Китая, не думая о последствиях такого шага. Минск мог бы предварительно проконсультироваться у вьетнамских товарищей на эту тему.  Центральная Азия (бывшие среднеазиатские республики) не только  находятся в зоне «жизненных интересов» Китая, но и успешно осваиваются китайским бизнесом.  Грузия стала «примерным» протекторатом США на Кавказе.

В отношении России в западных СМИ множество публикаций и страшилок о коварном русском медведе, который спит и видит страны  ближнего зарубежья в качестве протекторатов России. Это большое преувеличение, так как Россия де-факто уже сама становится протекторатом Запада и Китая. Для того чтобы эффективнее выкачивать интеллектуальные ресурсы  создается протекторат «Сколково», где будут созданы все условия для иностранных ученых.

Самостийная Украина благодаря провинциальному национализму успешно завершила европейскую интеграцию. Доморощенны олигархи и политики стали жить по европейским сантехническим стандартам, а многочисленная армия украинских гастарбайтеров интегрировалась по стандартам безработных. Тревоги националистов о коварных происках российского медведя оказались напрасными. «Братья славяне» из Москвы и Киева успешно осуществили деиндустриализацию и стали сырьевыми протекторатами, создав для этого исключительно эффективную модель  криминально-коррумпированной демократии.

Согласно 40-летнего геополитического цикла Россия и новые независимые государства  постсоветского пространства «успешно» осуществили первую стадию геополитической трансформации,  заложившей устойчивые тенденции дальнейшей деградации. Завершающая стадия цикла пройдет под марш «Прощания славянки». Когда «семьи» бывших гарантов конституции, олигархов и бандитов, киллеров и политиков, коррумпированных чиновников партии власти в массовом порядке отправятся к новой Земле обетованной. «Буревестники» российской и украинской демократии и олигархического капитала уже давно готовят запасной европейский аэродром по ту сторону от павшей Берлинской стены на случай, если демократия будет выплёскиваться через край обещаний об очередном светлом будущем и если нагрянет очередной бунт, осмысленный, но беспощадный.

Места возможного бегства уже определены. Здесь будет лидировать Лондон, где уже нашли  пристанище выходцы из России и Украины и получили почетное английское гражданство за выдающийся вклад в разорении России. На втором месте по привлекательности — города-курорты со средиземноморским климатом: Лимассол (Кипр),  Монако и Ницца (Лазурный берег Франции), Лозанна и Монтрё (Швейцарская Ривьера), Майями (Флорида, США) и Брисбен  (Австралия).

Впервые в истории создан новый «демократический» тип криминально-коррумпированных протекторатов, которые становятся надежным  сырьевым придатком Запада и Китая. Впервые новая мировая периферия формируется не в результате конспирологического заговора и военной агрессии Запада, а «демократическим» путем.

Место «братания» коррумпированной власти и бизнеса изменить нельзя?

Многие оффшоры стали  прибежищем для  отмывания «грязных денег», для  ухода от налогов и превратились  для ряда государств в «черные дыры»  экономики. Практика перевода  капиталов за границу  с целью  уменьшения налоговых выплат настолько распространилась в 90-е годы,  что вызвала  необходимость принятия решительных  мер на международном уровне.

В мировых СМИ часто обсуждаются проблемы оффшорного бизнеса, когда речь идет о возможном ущербе для национальных экономик Запада. За жесткие меры  выступают Соединенные Штаты, отслеживающие банковские  счета американцев  по всему миру.  Европейский Союз ведет непримиримую войну с оффшорами, которые уводят активы из стран Старой Европы. Но нет даже малейшего порицания в отношении оффшорного бизнеса российских и украинских  олигархов и коррумпированных чиновников.  И это при том, что по оценкам экспертов около 40% их активов хранится в оффшорах.

Тогда как в США и Японии эта доля не превышает 2%, а в Евросоюзе — 10 %. Запад ведет непримиримую борьбу с оффшорами, если туда уходят активы из США и Западной Европы.  И, наоборот, закрывает глаза на оффшоры, через которые активы идут в страны ЕС. В отношении Востока  используется оффшорная геополитика, создающая коридоры для выкачивания активов и ресурсов, в первую очередь,  из стран криминально-коррумпированной демократии.

Наиболее эффективным способом борьбы с оффшорами остается создание  благоприятного инвестиционного климата в отечественной экономике, способствующего легализации  вывезенного капитала. Особенно это актуально для таких стран, где испытывается  дефицит заемных средств и  одновременно из-за  фискальной политики  происходит отток капитала за границу (например, Россия и Украина).

В 2009 году на саммите «Большой двадцатки» были декларированы намерения  усилить борьбу с оффшорным бизнесом. ОЭСР опубликовала списки стран, не соответствующих международным  налоговым стандартам. Усилия  высокоразвитых  государств не вызвали заинтересованности в ликвидации  оффшорного бизнеса у других  небогатых стран. А без взаимовыгодного сотрудничества бороться с оффшорным бизнесом  бесполезно.  Поэтому вместо победы над злостными неплательщиками  налогов усилился отток  свободного капитала  на экзотические острова в Атлантике и Океании. Несмотря на положительные тенденции в борьбе с «пиратскими» «черными» оффшорами,  сохраняются юрисдикции, позволяющие  легализировать  огромные капиталы криминального происхождения (Маршалловы Острова, Либерия, Вануату и др.).

Выводы. Современная оффшорная геополитика ведет поиск новых «цивилизационных» форм выкачивания  ресурсов из России и постсоветских государств.  Ей принадлежит выдающаяся роль по их превращению в мировую периферию (сырьевые протектораты).

Оффшоры используются как главный инструмент «братания» государственного, крупного частного и иностранного капитал, высокопоставленных коррумпированных чиновников и политиков.

Использование  налоговых гаваней в условиях коррумпированной власти нанесло огромный ущерб России и постсоветским государствам и одновременно обогатило элиту «в законе» повязанную с криминальным оффшорным бизнесом для избранных. Если в настоящее время граждане постсоветских стран только  гадают, какими собственниками  стали «последние оплоты демократии», то в обозримом будущем это станет явью. Известная пословица «шило в мешке не утаишь», а тем более американские доллары, они  рано или поздно засветятся на криминальных и других рынках.

В России, Украине и других постсоветских государствах необходимо принять законы об отказе использования оффшорной юрисдикции для стратегических предприятий. Они должны содержать механизмы их возвращения из оффшорных зон, исключающие впредь  их вывод из-под отечественной юрисдикции.

http://dergachev.ru/geop_events/211211-01.html