Банк Goldman Sachs – стараниями экономиста Джима О'Нила - изобрел концепцию возникновения на планете нового блока - стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка). Некоторые циники не удержались и назвали его “Чертовски нелепой инвестиционной концепцией”.
Не совсем так. Goldman предрекает, что на долю блока БРИКС к 2050 году будет приходиться порядка 40% мирового валового внутреннего продукта (ВВП), и он будет включать в себя четыре из пяти ведущих экономик.

Вскоре эту аббревиатуру, скорее всего, придется расширить, чтобы включить Турцию, Индонезию, Южную Корею и, да, ядерный Иран: BRIIICTSS? Несмотря на известные проблемы страны, находящейся в экономической блокаде, Иран также быстро продвигается вперед, как часть N-11, еще одной концепции (она делает ставку еще на 11 стран с развивающейся экономикой).

И глобальный вопрос на триллионы долларов остаётся: Является ли появление БРИКС сигналом того, что мы действительно вступили в новый многополярный мир?

Проницательный историк из Йеля Пол Кеннеди (известный по “имперскому перенапряжению”) убежден, что мы либо сейчас переходим или уже перешли “исторический водораздел”, который выведет нас далеко за пределы однополярного мира “единственной сверхдержавы” времен пост- Холодной Войны. Для этого, утверждает Кеннеди, есть четыре основные причины: медленное разрушение доллара США (ранее 85% мировых запасов, в настоящее время менее 60%), “паралич Европейского проекта”, возрождение Азии (конец 500 летней западной гегемонии), и несостоятельность ООН.

Группа Большой Восьмерки (G-8) становится все менее значимой. Группа большой Двадцатки (G-20), которая включает в себя БРИКС, может, однако, оказаться реальной силой. Но еще многое предстоит сделать, чтобы перейти водораздел, а не просто волей-неволей пронестись над ним: реформа Совета Безопасности ООН, и, прежде всего, реформа Бреттон-Вудской системы, особенно двух наиболее важных учреждений, Международного Валютного фонда (МВФ) и Всемирного банка.

С другой стороны, «волей-неволей» может доказать, каков действительно путь развития мира. В конце концов, как и любые зарождающиеся звезды, страны БРИКС имеют кучу проблем. Только в последние семь лет в Бразилии добавилось 40 миллионов человек к среднему классу потребителей, к 2016 году будет инвестировано еще $900 млрд. долларов - более чем треть от ВВП - в сферы энергетики и инфраструктуры, и она не так подвержена флуктуациям мировой торговли, как некоторые страны БРИКС, поскольку ее экспорт составляет только 11% от ВВП, даже меньше, чем в США.

По-прежнему ключевой проблемой остается та же: отсутствие эффективного управления, не говоря уже о коррупции. Бразильский народившийся средний класс оказался не менее коррумпированным, чем старый, высокомерный класс компрадорской элиты, который управлял страной ранее.

В Индии выбор, похоже, стоит между управляемым и неуправляемым хаосом. Коррупция политической элиты страны заставила бы гордиться собой самого Шиву. Злоупотребления государственной властью, регулирование договоров, связанных с транспортом, разграбление природных ресурсов, скандалы с недвижимым имуществом, у них есть все, несмотря на то, что Индия - не индуистский Пакистан. Во всяком случае, пока.

Начиная с 1991 года, “реформы” в Индии означали только одно: безудержная коммерциализация и выдавливание государства из экономики. Не удивительно тогда, что ничего не делается в сфере реформы общественных институтов, которые являются скандальными сами по себе. Эффективное государственное управление? Даже не думайте об этом. В общем, Индия - хаотическая экономическая динамо-машина и, в некотором смысле, даже не развивающаяся страна, не говоря уж о сверхдержаве.

Россия тоже по-прежнему пытается найти волшебное снадобье, в том числе выработать грамотную государственную политику в сфере использования щедрых природных ресурсов страны, невообразимой территории и впечатляющих талантов народа. Ей необходима скорейшая модернизация, так как вне Москвы и Санкт-Петербурга преобладает социальная отсталость. Ее лидеров по-прежнему беспокоит мысль о соседнем Китае (понимая, что в любом китайско-российском альянсе Россия может выступать лишь как младший партнер). Они с недоверием относятся к Вашингтону, тревожатся о депопуляции своих восточных территорий, и беспокоятся о культурном и религиозном отчуждении мусульманского населения.

Опять же к власти вернулся Путинатор (Putinator), президент с волшебной формулой модернизации: стратегическое российско-германское партнерство, которое будет на пользу правящей элите/ бизнес-олигархии, но не обязательно большинству россиян.

Смерть Бреттон Вудса

Бреттон-Вудская система времен после II Мировой Войны теперь официально мертва, совершенно нелегитимна, но что страны БРИКС намерены делать дальше?

На своем саммите в Нью-Дели в конце марта, они выступили за создание Банка развития БРИКС, который мог бы инвестировать средства в инфраструктуру и обеспечить их поддерживающими кредитами на все, что финансовый кризис убирает с дороги. БРИКС прекрасно знают, что Вашингтон и Европейский Союз (ЕС) никогда не откажутся от управления МВФ и Всемирным банком. Тем не менее, объем торговли между этими странами должен к 2015 году достигнуть впечатляющих $500 млрд., в основном в собственных валютах.

Однако, сплоченность БРИКС, в том объеме, в котором она существует, концентрируется, в основном, вокруг общего недовольства финансовыми спекуляциям Хозяев Вселенной, которые практически загубили мировую экономику в 2008 году. Правда, страны БРИКС также обнаруживают заметное сближение политики и мнений, когда дело доходит до переживающего тяжелые времена Ирана, расколовшегося Арабского Ближнего Востока и Северной Африки. На данный момент основной проблемой, с которой они сталкиваются, по-прежнему является отсутствие идеологической или институциональной альтернативы неолиберализму и господству мировых финансов.

Виджай Прашад отметил, что Глобальный Север сделал все, чтобы предотвратить любое серьезное обсуждение реформы мирового финансового казино. Неудивительно, что руководитель группы G-77 (группа развивающихся стран) (теперь, скорее, G-132), тайский посол Pisnau Chanvitan, предупредил о “поведении, которое, похоже, указывает на стремление к возрождению неоколониализма”.

Между тем, события все равно происходят, то там, то тут. Китай, например, продолжает неофициальное продвижение юаня к статусу транснациональной, если не мировой, валюты. Он уже торгует в юанях с Россией и Австралией, не говоря уже о всей Латинской Америке и Ближнем Востоке. Страны БРИКС всё больше полагаются на юань как свою денежную альтернативу девальвирующемуся американскому доллару.

Япония использует и иены, и юани в своей двусторонней торговле с огромным Азиатским соседом. Дело в том, что идет процесс образования непризнанной пока азиатской зоны свободной торговли, с Китаем, Японией и Южной Кореей на борту.

Будущее, даже если оно светлое для стран БРИКС, несомненно, будет очень сумбурным. Почти все возможно (на грани «вероятно»), от новой Великой Рецессии в США до европейской стагнации или даже распада еврозоны, до обширного замедления темпов развития стран БРИКС, бури на валютных рынках, краха финансовых институтов и глобальной катастрофы.

И если говорить о сумбуре, стоит вспомнить, что Дик Чейни, будучи еще исполнительным директором Halliburton, сказал в Институте Нефти в Лондоне в 1999 году: “На Ближнем Востоке, с его двумя третями мировых запасов нефти и наименьшими затратами на ее добычу, вот где в конечном итоге по-прежнему находится приз”.

Не удивительно, что когда он пришел к власти в 2001 году в качестве вице-президента, его первым делом было “освободить” иракскую нефть. И кто не помнит, чем это закончилось?

Сейчас (другая администрация, но стиль работы тот же) мы имеем эмбарго-нефтяную-экономическую войну с Ираном. Правительство в Пекине считает, что вся психологическая драма Вашингтона вокруг Ирана - это план по смене режима, чистый и простой, не имеющий ничего общего с ядерным оружием. А в выигрыше от продолжающейся запутанной и щекотливой ситуации в Иране оказывается Китай. С иранской банковской системой в кризисе и американским эмбарго, разыгрывающим партию «хаоса» с экономикой страны, Пекин может жестко диктовать свои условия при покупке иранской нефти.

Китай расширяет флот иранских нефтяных танкеров, сделка на сумму свыше $1 млрд., а другой гигант от БРИКС, Индия, сейчас покупает даже больше иранской нефти, чем Китай. Однако Вашингтон не будет распространять свои санкции на страны-члены БРИКС, потому что в эти дни, с экономической точки зрения, США нуждаются в них больше, чем они нуждаются в США.

Мир глазами китайцев

Вот мы и пришли к главному мировому Дракону: Китаю.

Что есть конечное китайское стремление? Стабильность, стабильность и еще раз стабильность.

Стандартное описание системы “социализм с китайской спецификой” - это, конечно, такой же миф, как Горгона. В действительности, думаю, это жесткий неолиберализм с китайской спецификой, возглавляемый людьми, которые намерены сохранить глобальный капитализм.

На данный момент, Китай находится прямо в центре тектонического, структурного перехода от экспортно-инвестиционной модели на модель услуги/потребители. В условиях его бурного экономического роста, в последние десятилетия это было невозможно для большинства китайцев (и всего остального мира), но, по данным Financial Times, в то же время это дало возможность 1% самых богатых людей страны контролировать 40% -60% от общего благосостояния населения. Как найти путь к преодолению такого поразительного побочного эффекта? Как сделать систему с огромными встроенными проблемами функциональной для 1,3 млрд. человек?

Введите в поиск “мания стабильности”. Еще в 2007 году премьер-министр Госсовета КНР Вэнь Цзябао предупреждал, что китайская экономика может стать “нестабильной, несбалансированной, нескоординированной и нежизнеспособной”. Это были знаменитые “Четыре Не”.

Сегодня коллективный лидер, в том числе следующий премьер-министр Li Leqiang, сделал нервный шаг, убрав слово “нестабильный” из партийного лексикона. В практических целях следует признать, что следующий этап в развитии страны уже наступил.

В ближайшее годы будет на что посмотреть.

Как номинально “коммунистические” наследники престола - сыновья и дочери высших революционных вождей партии, все очень богатые, благодаря, в частности, своим удобным договоренностям с западными корпорациями, плюс взяткам, связям с гангстерами, и всей связанной с Западом клановой капиталистической олигархии -- поведут Китай вперед, не затронув “Четыре Модернизации”? Особенно со всем этим сказочными богатствами, которые можно награбить.

Администрация Обамы, выражая свою обеспокоенность, ответила на четкое появление Китая как силы, с которой нужно считаться, с помощью “стратегического поворота”, - от разрушительных войн в регионе большого Ближнего Востока в регион Азии. Пентагон любит называть это “балансом” (хотя ничего похожего на сбалансированность или завершение процесса не происходит у США на Ближнем Востоке).

До событий 11 сентября в администрации Буша были сосредоточены на Китае в качестве будущего мирового врага номер один. Затем события 11 сентября перенаправили Пентагон к так называемой “дуге нестабильности”, нефтяным регионам планеты, простирающимся от Ближнего Востока до Центральной Азии. Благодаря отвлечению Вашингтона, Пекин посчитал, что может наслаждаться окном примерно в два десятилетия, во время которого давление будет минимальным. В эти годы он может сосредоточиться на головокружительной версии внутреннего развития, в то время как США будут разбазаривать горы средств на свою бессмысленную “Глобальную Войну с Террором”.

Двенадцать лет спустя, когда это окно с треском захлопнулось со стороны Индии, Австралии, Филиппин, в Южной Корее и Японии, США снова заявляет о себе как о гегемоне бизнеса в Азии. Сомнения в том, что это и есть новый американский путь, были развеяны Государственным секретарем США Хиллари Клинтон в ноябре 2011 года в манифесте в журнале Foreign Policy, с не слишком крупным заголовком “Американский тихоокеанский век”. (И она говорила об этом веке, а не о последнем!).

У Америки всегда одна и та же мантра: “безопасность США”, определение которой - «всё, что происходит на планете». В будь то богатом нефтью Персидском заливе, где Вашингтон “помогает”своим союзникам, Израилю и Саудовской Аравии, потому что они чувствуют угрозу со стороны Ирана, или в Азии, где аналогичная помощь предлагается растущему числу стран, которые якобы чувствуют угрозу со стороны Китая, это всегда делается во имя безопасности США. В любом случае, практически в любом случае, это то, что превосходит все остальные мотивы.

В результате, если Стене Недоверия между США и Ираном уже 33 года, то растет новая Великая Стена Недоверия между США и Китаем. Недавно Wang Jisi, декан Школы Международных Исследований при Пекинском университете и главный китайский стратегический аналитик, предложил пекинским лидерам свое виденье “Тихоокеанского Века” и видение своих соавторов во влиятельной газете.

Китай, пишут он и его соавтор, теперь ожидает, что с ним будут обращаться как с супердержавой. В конце концов, он “успешно преодолел... глобальный финансовый кризис 1997-98 годов ”, вызванный, по мнению Пекина, “глубокими недостатками в экономике и политике США. Китай превзошел Японию в качестве второй по величине в мире экономики, и, похоже, стал также номером два в мировой политике ... китайские лидеры не склонны приписывать эти успехи США или возглавляемому США мировому порядку”.

США, добавляет Wang: “рассматриваются в Китае как угасающая сверхдержава в долгосрочной перспективе... Теперь это вопрос нескольких лет, а не десятилетий, когда Китай сменит США в качестве крупнейшей экономики в мире... в качестве части формирующейся новой структуры”. (Я так понимаю, страны БРИКС).

В общем, как представили это Wang и его соавтор, влиятельные китайцы видят модель развития их страны такой, чтобы она обеспечивала “альтернативу Западной демократии и училась на опыте других развивающихся стран, в то время как во многих развивающихся странах, которые внедрили западные ценности и политические системы, царит беспорядок и хаос”.

Вот двух словах современное китайское видение мира, в котором увядающие США по-прежнему стремятся к мировой гегемонии и остаются достаточно мощными, чтобы удерживать развивающиеся страны -- Китай и другие страны БРИКС - от их судьбы в двадцать первом веке.

Евразийский эротический сон Доктора Збига

Ну, а как американская политическая элита видит тот же самый мир? Мало найдется более квалифицированных специалистов по разработке этой темы, чем бывший советник по национальной безопасности, советник по делам трубопровода БТД*, и духовник Обамы, доктор Збигнев (“Збиг”) Бжезинский. И он не стесняется разрабатывать её в своей последней книге "Стратегическое Видение: Америка и Кризис Мирового Господства".

Если у китайцев есть свой стратегический взгляд на другие страны БРИКС, то д-р Збиг остается привязанным к Старому Миру, заново сконфигурированному. Сейчас он утверждает, что США, для поддержания своего мирового господства, должны сделать ставку на “расширение Запада”. Это означало бы усиление европейцев (особенно в энергетическом выражении), охватывание Турции, которая представляется ему образчиком для новых Арабских демократий, и привлечение России, политически, и экономически, в “стратегически трезвой и разумной форме”.

Турция, кстати, вовсе не образчик потому, что несмотря на Арабскую Весну, в обозримом будущем не предвидится никаких новых Арабских демократий. И, тем не менее, Збиг считает, что Турция может помочь и Европе, и США, найти гораздо более практические пути решения некоторых глобальных энергетических проблем путем облегчения “беспрепятственного доступа к нефти и газу Центральной Азии через Каспийское Море”.

В нынешней ситуации, однако, это тоже остается из области фантастики. В конце концов, Турция может стать ключевой транзитной страной в большой энергетической игре на Евразийской шахматной доске, которую я давно уже назвал Трубопроводистан, если европейцы смогут действовать сообща. Они должны будут убедить богатую энергией, самодержавную “республику” Туркмению проигнорировать своего мощного соседа Россию и продать им природный газ, в котором они нуждаются. И есть еще один энергетический аспект, который вряд ли возможен на данный момент: Вашингтон и Брюссель должны покончить с контрпродуктивными санкциями и эмбарго против Ирана (и военными играми, которые им сопутствуют), и начать делать серьезный бизнес с этой страной.

Д-р Збиг, тем не менее, предлагает понятие "двускоростной Европы" как ключа к будущей американской гегемонии на планете. Возьмём это за оптимистичный вариант сценария, в котором нынешняя еврозона полу-разрушена. В нем ведущая роль остается у бюрократических жирных котов в Брюсселе, стоящих в настоящее время у руля в ЕС, но поддерживается и другая “Европа” (в основном южные “Club Med” -овские страны), не входящие в зону евро, с номинально свободным передвижением людей и товаров между этими двумя Европами. Его ставка - и в этом он отражает ключевой момент Вашингтонского мышления - что двускоростная Европа, Евразийский Биг-Мак, все еще соединенный, как сиамские близнецы, Американскими идеями, может быть мировым ключевым игроком до конца двадцать первого века.

Ну и, конечно, д-р Збиг использует все краски Холодной войны, превознося устроенную Америкой будущую “стабильность на Дальнем Востоке”, вдохновленный «ролью, которую Великобритания сыграла в XIX веке в качестве гаранта стабильности в Европе». Иными словами, в этом веке у нас намечается лишь один главный дипломат. Он милостиво соглашается с тем, что “всестороннее американо-китайское глобальное партнерство” по-прежнему будет возможно, но только если Вашингтон сохранит значительное геополитическое присутствие в том, что он по-прежнему называет “Дальним Востоком” - “одобряет это Китай или нет”.

Ответ будет “нет”.

Таким образом, вся эта до боли знакомая чепуха во многом составляет политику Вашингтона сегодня. В его случае, это действительно ремикс его лучшей работы 1997 года "Великая Шахматная Доска", в которой он еще раз подтверждает, что “огромный Транс-Евразийский континент является центральной ареной мировых событий”. Только сейчас действительность научила его, что Евразия не может быть завоевана, и лучшее, что может сделать Америка, это попытаться привлечь в свои ряды Турцию и Россию.

Робокоп рулит

И всё же, Бжезинский выглядит позитивно доброкачественным, если сравнивать его идеи с последними заявлениями Хиллари Клинтон, в том числе ее посланием к причудливо названной Конференции НАТО «Совет по делам мира 2012». Там, как это регулярно делает администрация Обамы, она подчеркнула “прочные отношения НАТО с Афганистаном” и высоко оценила переговоры между США и Кабулом “по долгосрочному стратегическому партнерству между двумя нашими странами”.

Перевожу: несмотря на то, что их уже много лет переигрывает миноритарное повстанческое движение пуштунов, ни Пентагон, ни НАТО не имеют ни малейшего намерения по-новой балансировать свои владения на Ближнем Востоке. Уже ведутся переговоры с президентом правительства Карзая в Кабуле по праву пребывания в стране до 2024 года, и США намерены сохранить три основные стратегические афганские базы: Баграм и Шинданд (вблизи границы с Ираном), и Кандагар (вблизи пакистанской границы). Только неизлечимо наивные могли бы поверить, что Пентагон способен добровольно отказаться от таких безукоризненных форпостов для мониторинга Центральной Азии и стратегических конкурентов - России и Китая.

НАТО, зловеще добавила Клинтон, будет “расширить свои оборонные возможности в 21 веке”, в том числе системы противоракетной обороны, утвержденные Альянсом на последней встрече в Лиссабоне в 2010 году.

Будет интересно посмотреть, что будет означать избрание на пост президента Франции социалиста Франсуа Олланда. Заинтересованный в более глубоком стратегическом партнерстве с БРИКС, он взял на себя обязательства покончить с долларом США в качестве мировой резервной валюты. Вопрос: помешает ли его победа работе НАТО, после нескольких лет при Великом Освободителе Ливии, новым Наполеоном, имиджмейкере Николя Саркози (для которого Франция была лишь горчицей к Вашингтонскому стейку тартар).

Вне зависимости от того, что думает доктор Збиг или Хиллари, большинство стран Европы, сытые по горло черной дырой авантюры в Афганистане и Ливии, и тем, как НАТО служит глобальным интересам США, поддержали в этом Олланда. Но это все равно будет тяжелая битва. Уничтожение и свержение ливийского режима Муаммара Каддафи были главной задачей последней НАТОвской повестки дня о смене режима в MENA (Ближний Восток-Северная Африка). И НАТО остается планом «Б» Вашингтона на будущее, если обычная сеть аналитических центров, пожертвований средств, фондов, неправительственных организаций, и даже ООН, не смогут спровоцировать то, что может быть описано как смена режима через YouTube.

В двух словах: после развязывания войны на трех континентах (в Югославии, Афганистане, Ливии), после превращения Средиземного моря в виртуальное озеро НАТО и патрулирования Аравийского Моря в режиме нон-стоп, НАТО будет, по словам Хиллари, опираться на “лидерство и силу США, так же, как мы это делали в двадцатом веке, в веке нынешнем и последующих”. Так, 21 год спустя после конца Советского Союза - изначального смысла существования НАТО - это может быть началом пути к концу света; но не от внезапного взрыва, а от НАТО, которое постоянно скуля продолжает по-прежнему выполнять роль вечного глобального Робокопа.

Вернемся еще раз к доктору Збигу и его идее США как “организатора и гаранта единства” на Западе, и как “баланса и посредника” на Востоке (для чего ей нужны базы от Персидского залива до Японии, включая те, что в Афганистане). И не забывайте, что Пентагон не переставал лелеять идею достижения Полного Спектра Доминирования.

По поводу всей этой военной силы, однако, следует иметь в виду, что это определенно Новый Мир (и он не в Северной Америке). Против пушек и крейсеров, ракет и беспилотных самолетов, есть экономическая сила. Сейчас бушуют валютные войны. Члены БРИКС, Китай и Россия, ворочают Кордильерами денежных средств. Южная Америка быстро объединяется. Путинатор предложил Южной Корее нефтепровод. Иран планирует продавать все свои нефть и газ за корзину валют, а не за одни доллары. Китай вкладывает средства в расширение своего глубоководного флота и его ракетное вооружение. Однажды Токио наконец осознает, что, пока он оккупирован Уолл-Стрит и Пентагоном, он будет жить в вечной рецессии. Даже Австралия может в конечном итоге отказаться участвовать в контрпродуктивной торговой войне с Китаем.

Таким образом, картина нашего мира 21 века складывается сейчас, в основном, из конфронтации между США/НАТО и странами БРИКС, со всеми изъянами и недостатками. Опасность в том, что где-то по пути она может превратиться в Полный Спектр Конфронтации. Потому что важно не ошибиться в том, что в отличие от Саддама Хусейна или Муаммара Каддафи, страны БРИКС действительно будут стрелять в ответ.

http://www.imperiya.by/economics2-12975.html