«ЗАВТРА». Валентин Юрьевич, явился ли Бреттон-Вудс началом своеобразного строительства Финансового интернационала послевоенного  порядка?

Валентин КАТАСОНОВ. Финансовый интернационал (мировая финансовая олигархия), начиная с Бреттон-Вудской конференции 1944 года, начал активно выстраивать новый мировой  экономический и  финансовый  порядок. В конце 1940-х гг. уже действуют контролируемые Соединенными Штатами и их младшим партнером Великобританией международные финансовые институты – МВФ и МБРР.   Действует также  Генеральноесоглашение по тарифам и торговле (ГАТТ). Несколько подробнее о ГАТТ.  Еще на Бреттон-Вудской конференции в 1944 году ее участники решили, что кроме МВФ и МБРР следует также создать Международную торговую организацию (МТО).

В 1946 г. в Гаване была проведена международная конференция по торговле и занятости с целью учреждения МТО. Но в силу существенных разногласий отдельных участников конференции  организация не была создана. В октябре следующего года  23 государствам все же удалось договориться, они  подписали  упомянутое выше Генеральное соглашение по тарифам и торговле, а с 1 января 1948 г. оно вступило в силу. Советский Союз, который немного раньше отказался от участия в МВФ и МБРР, не присоединился и к ГАТТ.

Основная цель ГАТТ -   добиваться снижения странами своих  таможенных барьеров. Официально – «для содействия экономическому развитию стран-участниц», а в реальности - для того, чтобы  мировые монополии могли беспрепятственно захватывать национальные рынки отдельных стран. Финансовый интернационал извлек уроки из кризиса 1929 года, когда все страны «закрылись», международная торговля резко стала сворачиваться, Западу без внешних рынков было сложно выходить из депрессии.

Важным элементом послевоенного мироустройства стал также планМаршалла.  Он был представлен как план помощи США  европейским странам, рассчитанный первоначально на 4 года  Начал действовать с апреля 1948 года. Получателями помощи были 17 стран, включая Западную Германию.  Общая сумма ассигнований по плану Маршалла (с 4 апреля 1948 по декабрь 1951) составила около 13 млрд. долл., причём основная часть помощи (70%) пришлась на следующие пять стран: Англию (2,8 млрд.), Францию (2,5 млрд.), Италию(1,3 млрд.), Западную Германию (1,3 млрд.), Голландию (1 млрд.).

При этом  Вашингтон, в качестве предварительного условия предоставления помощи, потребовал выведения коммунистов из состава правительств стран, подписавших договор. К 1948 году ни в одном правительстве Западной Европы коммунистов не было.

Значительная часть помощи позволяла снять остроту дефицита продовольствия в Западной Европе. Этот дефицит создавал большую социальную напряженность и создавал благоприятные условия для прихода к власти левых сил.  На продукты питания, корм для скота, удобрения было выделено 25% всех средств в рамках плана Маршалла. На топливо пришлось 14%, на сырье и полуфабрикаты – 30%.

«ЗАВТРА». Вашингтон кроме  политических целей преследовал также цели экономические?

Валентин КАТАСОНОВ. Безусловно. Во-первых, загрузить американскую экономику заказами на товары для поставки в Европу и поддержать таким  способом  занятость в стране (экономика США после окончания войны стала переживать спад). Во-вторых, привязать Европу к американской экономике а, следовательно, к доллару.

Западноевропейская промышленность и сельское хозяйство остро нуждались в машинах и оборудовании. Однако на промышленное оборудование пришлось лишь 8% помощи, а на сельскохозяйственные машины – 2%. Америка не желала создавать в Западной Европе конкурентов для своих компаний. Более того, американские поставки приводили к закрытию многих мелких и средних предприятий, продукция которых не могла конкурировать с товарами, поставляемыми из-за океана. Закрывавшиеся западноевропейские предприятия американские монополии скупали за бесценок.

Некоторые условия предоставления помощи Вашингтоном не афишировались, но их выполнение или невыполнение страной, включенной в программу, влияло на размеры помощи.

«ЗАВТРА». Что это за условия?

Валентин КАТАСОНОВ. Отказ от национализации промышленности, сохранение свободы частного предпринимательства, режим наибольшего благоприятствования для американских инвестиций и товаров. И, конечно же, ограничение (а лучше – прекращение) торговли с СССР и другими социалистическими странами. Наконец, не афишируемой целью плана Маршалла было усиление военной промышленности Западной Европы. В октябре  1951 года  План Маршалла  прекратил существование и был заменён программой военной помощи США своим союзникам по агрессивному блоку НАТО.

Каковы же геополитические последствия  указанного плана? Во-первых, он положил начало послевоенному расколу Европы. Во-вторых, содействовал сколачиванию агрессивного Североатлантического блока (НАТО). В-третьих, способствовал усилению международной  напряжённости и дальнейшему  раздуванию «холодной войны» против СССР и других социалистических государств.

Следует также иметь в виду, что Вашингтон постоянно готовил разные варианты войны против СССР. Война преследовала цель не просто сменить политический режим в нашей стране, а превратить ее в экономически зависимую территорию, удобную для эксплуатации крупным капиталом. Взять, к примеру, директиву Совета национальной безопасности США, утвержденную 18 августа 1948 под названием «Цели США в отношении России» (СНБ 20/1). Директива исходила из неизбежности победы США над Советским Союзом.

Директива гласила: «Независимо от идеологической основы любого такого некоммунистического режима (который должен прийти на смену существовавшему коммунистическому режиму во главе со Сталиным) и независимо от того, в какой мере он будет готов на словах воздавать хвалу демократии и либерализму, мы должны добиться осуществления своих целей…Мы должны создавать автоматические гарантии, обеспечивающие, чтобы даже некоммунистический и номинально дружественный нам режим:

а) не имел военной мощи;

б) в экономическом отношении сильно зависел от внешнего мира;

в) не имел серьезной власти над главными национальными меньшинствами;

г) не установил ничего похожего на железный занавес».

Таким образом, антикоммунизм для Запада был лишь ширмой, скрывавшей стремление установить эффективный политический и экономический контроль над  СССР. Не знаю, сумела ли наша разведка  доставить указанный секретный документ Сталину. Но думаю, что Сталин и без этого документа прекрасно понимал истинные устремления Финансового интернационала.

«ЗАВТРА». В таком случае не стало ли создание СЭВ нашим ответом на объявление «экономической войны»?

Валентин КАТАСОНОВ. Стало. И.В. Сталин многократно  обращал внимание на то, что международные условия строительства социализма в СССР после второй мировой войны   принципиальным образом изменилась по сравнению с довоенным временем. До войны СССР существовал как единственная страна во враждебном капиталистическом окружении. После войны появилось несколько государств, выбравших путь строительства социализма. Они вместе с СССР образовали сообщество государств, между которыми  стали выстраиваться тесные экономические отношения, причем на принципах, отличных от тех, которые господствовали в мировом хозяйстве капитализма.

Принципами первого типа отношений были сотрудничество и взаимопомощь, принципами второго типа отношений – конкуренция и  хищничество. В своей работе «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952 г.) Сталин констатировал факт образования двух мировых хозяйственных систем и что наиболее важным экономическим результатом второй мировой войны и ее хозяйственных последствий нужно считать распад единого всеохватывающего мирового рынка. Это обстоятельство определило дальнейшее углубление общего кризиса мировой капиталистической системы.

Мировая социалистическая система хозяйства (МССХ) не складывалась стихийно. Она выстраивалась в результате напряженного труда. Эта система мыслилась Сталиным как система тесных торгово-экономических, финансово-валютных и производственных связей стран социализма.

МССХ была призвана обеспечить экономическую независимость социалистических стран от мирового капитализма, а также их военную безопасность в условиях «холодной войны», которая в любой момент могла перерасти в войну «горячую».  На протяжении 1917-1941 гг. СССР был единственной страной реального социализма, поэтому в то время никаких серьезных теоретических проработок по проблемам МССХ в нашей стране не делалось. Исходили из того, что Советскому Союзу еще долго придется оставаться в мире единственным островом победившего социализма.

Однако вторая мировая война изменила геополитическую и социально-экономическую картину мира. СССР во второй половине 1940-х гг. способствовал переходу на рельсы социализма целого ряда  европейских стран. Страны были небольшие. Строительство социализма в этих странах было немыслимо, если бы они оставались в экономической системе мирового капитализма. Жизнь диктовала необходимость срочного создания МССХ.

Наиболее серьезным шагом в этом направлении и стало создание Совета экономической взаимопомощи (СЭВ).  Документы  об учреждении этой организации были подписаны на встрече в Софии  в январе 1949 году, когда «холодная война» и экономическая блокада СССР были уже раскручены Западом на полную мощность. Безусловно, ядром СЭВ стал СССР. В состав организации также вошли: Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, Чехословакия. В 1950 г. в СЭВ вошла только что  образованная Германская демократическая республика, в 1962 г. — Монгольская народная республика, 1972 г. — Куба, в 1978 г. — социалистическая республика Вьетнам. Таким образом, в СЭВ входило уже десять стран из трех частей света (Европа, Азия, Америка). Югославия не являлась членом, но участвовала в работе СЭВ.

«ЗАВТРА». Но ведь СЭВ не был первой в мире международной экономической организацией.

Валентин КАТАСОНОВ. Конечно. Достаточно вспомнить Бреттон-Вудскую конференцию 1944 года, на которой было принято решение о создании двух важных международных финансовых институтов – Международного валютного фонда (МВФ) и Международного банка реконструкции и развития (МБРР). Эти организации начали свои операции в 1947 году. Между прочим, СССР участвовал в работе конференции в Бреттон-Вудсе, но документов ее не ратифицировал, членом МВФ и МБРР не стал.

Оба этих института находились под жестким контролем США,  являлись инструментами установления контроля крупнейших западных банков и корпораций над мировой экономикой. Попал бы под этот контроль и СССР. Одним из способов эффективного контроля Вашингтона над деятельностью МВФ и МБРР было  установление принципа принятия решений «по капиталу». Этот принцип был естественным для капитализма, именно так управлялось любое акционерное общество.

Так, общая сумма квот МВФ на конференции в Бреттон-Вудсе была определена в объеме  8,8 млрд. долл. Вот как эти    квоты  Вашингтон предлагал распределять в рамках «Большой пятерки» (млрд. долл.): США– 2,75;   Англия – 1,3; СССР – 1,2; Китай – 0,55 и  Франция – 0,45.     Каждое государство – член фонда – автоматически получало 250 голосов, плюс дополнительный голос за каждые 100 тыс. долл. собственной квоты. В результате общее количество голосов равнялось 99 тыс., где США поучили 28,0; Великобритания – 13,4; СССР – 12,0; Китай – 5,8; Франция – 4,8 %.

Только три страны «Большой пятерки» - США и их младшие «партнеры» - Великобритания и Франция -  имели в совокупности 46,2% голосов. Вашингтону этого было более чем достаточно для «продавливания»  любых нужных ему решений в Фонде. Сталин отказался от участия в такой организации, которая не только не помогла бы экономическому восстановлению Советского Союза, но, наоборот, быстро превратила бы его в колонию Запада.

И вот на фоне недавних решений Бреттон-Вудса появляется организация  нового типа. В основу деятельности СЭВ были заложены принципы социалистического интернационализма, равенства, дружбы и взаимной помощи. Принципиально иной характер новой международной организации нашел отражение даже в ее названии. Хотя СССР по своему экономическому потенциалу, территории, численности населения, военной мощи превосходил все остальные страны, входившие в СЭВ, он имел при голосовании такой же вес, как и любая другая страна. Действовал принцип «одна страна – один голос». Принятие всех решений происходило   исключительно на основе консенсуса (общего согласия) всех сторон. Неукоснительно исполнялся принципы паритетного представительства во всех руководящих органах  СЭВ и   ротации (смены) высших должностных лиц.

«ЗАВТРА». Как известно, в Западной Европе интеграционная группировка, аналогичная Совету экономической взаимопомощи, появилась лишь через восемь лет.

Валентин КАТАСОНОВ. Да. Это было Европейское экономическое сообщество (ЕЭС), созданное в 1957 году на основе Римского договора, заключенного шестью государствами. Пожалуй, эта была первая экономическая организация капиталистического мира, где был использован принцип «одна страна – один голос».  В последующие десятилетия в мире создавались десятки международных интеграционных группировок, где стал использоваться указанный принцип, который был обоснован и предложен Сталиным.

Несмотря на то, что СССР сам испытывал трудности с восстановлением экономики, планы экономического развития нашей страны были напряженными, Сталин шел навстречу странам народной демократии. Это проявлялось в  ценообразовании в нашей взаимной торговле (льготные цены по целому ряду товаров, в первую очередь сырью и энергоносителям). Кроме того, СССР с 1947-1949 годов отказался от репарационных платежей и поставок с Венгрии, Румынии, Болгарии (бывших союзниц гитлеровской Германии), а с 1951 года - и с ГДР. Общая сумма этого «отказа» в текущих ценах превышает 130 миллиардов долларов.

«ЗАВТРА». Выходит, в планы Сталина входило формирование альтернативного мирового финансового и экономического порядка?

Валентин КАТАСОНОВ. Следует иметь в виду, что интересы Сталина не ограничивались только Советом экономической взаимопомощи. Политическое и моральное влияние СССР и олицетворявшего его Сталина выходило далеко за пределы социалистического лагеря. За словами и делами Сталина следили во всем мире – как недруги, так и друзья. Причем вторых было несравненно больше. В качестве примера можно вспомнить беседу Сталина с послом Аргентины Леопольдо Браво 7 февраля 1953 г., т.е. менее, чем за месяц до смерти Сталина.

Стенограмма этой беседы (завизирована министром иностранных дел А.Я. Вышинским, который присутствовал на встрече) была опубликована лишь полвека  спустя  в «Независимой газете». Обратим внимание на то, что Л. Браво – посол, представляющий правительство президента Хуана Доминго Перона. Перон стоял на последовательно антиимпериалистических и антиамериканских позициях, боролся за независимость от иностранного капитала.  Это предопределило полное взаимопонимание обоих сторон указанной беседы.

Во-первых, большая часть беседы была посвящена вопросам экономической независимости государств вообще и Аргентины в частности.  Участники беседы согласились, что достижение экономической независимости является непременным условием независимости политической.

Вот фрагмент стенограммы: «Браво заявляет,  что без экономической независимости нет и свободы.  Сталин соглашается с этим. Говорит, что американцы хорошо знают, что те, кто владеет экономикой страны, владеют и ее независимостью, и что будет хорошо для Аргентины, если ее экономическая независимость будет утверждена, хотя бы постепенно. Это будет хорошо для Аргентины. Браво говорит, что именно это и делают в настоящее время Перон и его сторонники: добиваются экономической независимости, чтобы добиться независимости политической».

Во-вторых, в борьбе за экономическую независимость важнейшим направлением является национализация многих отраслей, особенно тех, которые захвачены иностранным капиталом. Цитирую: «Браво отвечает… Президент Перон начал кампанию за национализацию иностранных предприятий и уже национализировал некоторые из них, в частности железные дороги, порты, электропромышленность, городской транспорт, мясохладобойни… Браво отвечает,  что нефтяная промышленность в Аргентине национализирована, принадлежит государству. Сталин говорит, что это хорошо, очень хорошо».

В-третьих, особую угрозу для экономической и политической независимости Аргентины и всех стран мира представляют США и Англия (англосаксы). Цитирую: «Сталин спрашивает посла, как обстоит дело с экономической независимостью Мексики. Браво отвечает, что, по его мнению, Мексика не может свободно развиваться из-за сильной зависимости от США. Сталин говорит, что это правильно… Сталин говорит, что англосаксы любят сидеть на чужих спинах. Кончать с этим надо».

В-четвертых, хотя позиции Великобритании крайне ослабли после второй мировой войны, нельзя недооценивать ее агрессивности и желание сохранить утрачиваемое влияние. Цитирую: «Браво говорит, что, к счастью, во всех странах развивается движение за национальную независимость и что скоро Англии придется сидеть лишь в своем доме. Сталин. Пусть сидит в своем доме, а мы и не намереваемся вторгаться в ее дом. Браво считает, что Англия в настоящее время в связи с ростом национально-освободительного движения во всем мире не решается уже вторгаться в чужие страны. Сталин. Нет, есть такие районы, куда Англия вторгается: Малайя, Африка и другие места. Указывает, что в Бельгии и Голландии также сильны английские интересы. Отмечает, что еще существуют в мире места, которые Англия могла бы грабить, но что их становится с каждым днем все меньше».

В-пятых, Сталин обращает внимание на большой потенциал, который заложен в политическом и экономическом объединении стран (в том числе в Латинской Америке). Такое объединение необходимо не только для организации национально-освободительной борьбы против англо-американского империализма, но также для национального экономического развития.

Цитирую: «Сталин говорит, что латиноамериканским странам надо бы объединиться. Замечает, что, может быть, латиноамериканским странам следовало бы образовать что-нибудь вроде Соединенных Штатов Южной Америки? Браво говорит, что, к счастью, в латиноамериканских странах происходит объединение движения против иностранного империализма и что Аргентина показывает пример в деле завоевания экономической независимости. Сталин говорит, что надо создать какой-нибудь союз латиноамериканских стран для позитивных целей, для целей экономического строительства, а не только для организации сопротивления».

В-шестых,  завоевание экономической независимости многими развивающимися странами возможно лишь путем проведения индустриализации. Цитирую: «Сталин говорит, что сила англо-американцев состоит в том, что в то время, как Испания, например, заботилась в первую очередь о католицизме, они стремились развить свою промышленность. Отмечает, что для того, чтобы стать самостоятельными, надо иметь свою индустрию.

Браво полностью соглашается с этим. Говорит, что именно поэтому они борются в Аргентине за экономическую независимость, причем имеют в этом деле некоторые успехи. Сталин говорит, что без этого условия нельзя добиться независимости. Браво сообщает, что в текущем году аргентинские заводы впервые дали сельскому хозяйству страны тракторы и грузовики собственного производства».

В-седьмых, Браво подтвердил, что, по крайней мере, в Аргентине авторитет СССР и Сталина очень высокий, советский опыт оказывает вдохновляющее влияние на народ страны: «Браво говорит, что во всех странах Латинской Америки развивается в настоящее время движение за экономическую независимость. Народ Аргентины с очень большой симпатией относится к Советскому Союзу, так как видит в нем авангард в борьбе за независимость народов»

В-восьмых, в борьбе за экономическую независимость странам типа Аргентины может оказать немалую помощь Советский Союз. И не только в виде морально-политической поддержки, а поставками необходимых товаров, прежде всего инвестиционного назначения.

Цитирую: «Сталин   спрашивает Браво, что могло бы явиться объектом торговли между Аргентиной и СССР, что Аргентина хотела бы покупать в Советском Союзе и что могла бы продавать Советскому Союзу. Браво отвечает, что Министерство иностранных дел Аргентины передало послу СССР Резанову меморандум, в котором содержится список товаров, которые Аргентина хотела бы закупать в Советском Союзе, а также список товаров, которые Аргентина могла бы поставлять в Советский Союз.

В первую очередь Аргентина желала бы закупить в СССР бурильное оборудование для нефтепромышленности, нефть и сельскохозяйственные машины. Со своей стороны, Аргентина могла бы предложить кожу, шерсть, растительное масло и другие товары. Сталин говорит, что Советское Правительство рассмотрит это предложение и что СССР заинтересован в торговле с Аргентиной». 

Далее по ходу беседы стороны опять возвращаются к вопросам взаимной торговли:  «Браво отвечает, что…  в настоящее время железные дороги, мясохладобойни и порты принадлежат государству, однако указывает, что Аргентина испытывает нехватку вагонов и железнодорожного оборудования. Сталин говорит, что у нас найдутся и вагоны, и машины для Аргентины».   Сталин в ходе беседы продемонстрировал готовность поставлять в Аргентину широкий ассортимент машиностроительной продукции.

В заключение хотелось бы отметить, что если бы не смерть Сталина, то, наверное, траектория социально-экономического развития Аргентины могла пойти по другому пути. Хотя Хуан Перон провозгласил, что страна будет развиваться по «третьему пути» (не капитализм и не социализм), однако объективно у СССР и Аргентины было много общих точек соприкосновения. Например, в обеих странах была  осуществлена национализация природных ресурсов. В СССР уже была проведена индустриализация, а аграрная Аргентина только лишь вставала на путь индустриализации. Обе страны были объектами «экономической войны» со стороны США и Великобритании.

Также как и Советский Союз, Аргентина не вступила в МВФ и МБРР. Аргентина ориентировалась на тот курс, который позднее был назван некапиталистическим развитием.  Перон и Сталин во многом думали и действовали одинаково. Так, Сталин говорил послу Браво о необходимости создания экономических союзов в Латинской Америке. А ведь Перон думал о том, как бы создать союз с участием Аргентины, Бразилии и Чили. Кстати,  21 февраля 1953 г., через несколько дней после беседы у Сталина, в Сантьяго-де-Чили был подписан договор о союзе между Аргентиной и Чили (так называемый Акт Сантьяго).

Мы привели выдержки    из   беседы с представителем лишь одной страны, а Сталин выстраивал отношения со многими странами, которые можно было отнести к разряду развивающихся, социалистических (по тем или иных причинам не вошедших в СЭВ) и даже капиталистических. Пытался выстроить более широкий круг стран, которые можно было со временем вывести из-под влияния мирового Финансового интернационала.

http://www.zavtra.ru/content/view/sssr-protiv-odnopolyarnogo-mira/