Выход Британии из ЕС был практически единодушно расценен экспертами как удар по Евросоюзу — как может быть притягательна для других стран модель ЕС, если из него выходит одно из важнейших для функционирования этого союза государств? Тем не менее, ради достижения собственных политических и экономических целей Британия пошла на это, прекрасно понимая, что Brexit закладывает политическую мину под существование всего ЕС.

При этом, несомненно, сама Британия понесла значительные издержки из-за своего решения. Так, по расчетам Центра экономических показателей при Лондонской школе экономики, в долгосрочной перспективе снижение объёмов торговли с ЕС обойдётся Великобритании в 9,5% ВВП, а спад объёмов иностранных инвестиций — в 3,4% ВВП или даже больше. Одни только эти потери уже намного превышают весь потенциальный выигрыш от Brexit'а. Чистый взнос Британии в бюджет ЕС в прошлом году составил всего лишь 0,35% ВВП. При этом выгода от отмены европейских норм регулирования будет невелика, поскольку трудовой и товарный рынки в стране уже и так едва ли не самые свободные в мире.

Кроме того, по мнению Филиппа Леграна, экономического советника президента Европейской комиссии, такое решение «приведёт к введению импортных тарифов на британские товары, в том числе 10%-го налога на экспорт автомобилей в ЕС, и появлению нетарифных барьеров. Расположенные в Великобритании финансовые учреждения потеряют лицензию на свободный экспорт услуг в ЕС. Потеря полного доступа к общему рынку ЕС объёмом в $16 трлн и его 500 миллионам потребителей вызовет спад иностранных инвестиций. Более того, для Великобритании экспорт в ЕС (13% ВВП) значит больше, чем экспорт в Великобританию для ЕС (всего лишь 3% ВВП).

Инициатива будет в руках Евросоюза, который, можно не сомневаться, будет очень жестко вести себя с Британией. Многие участники экономической деятельности — немецкие автопроизводители, французские фермеры, финансовые центры Европы — захотят изолировать своих британских конкурентов. Со своей стороны, правительства стран ЕС захотят наказать Британию, и не в последнюю очередь потому, что они понимают, как бархатный развод с Британией способствует подъёму антиевропейских партий, таких как ультраправый Национальный фронт во Франции, уже призвавший к проведению референдума о членстве страны в ЕС.

В целом, согласно оценкам экспертов, в частности, немецкого фонда Бертельсмана, потери Великобритании из-за выхода из ЕС превысят до 2030 года 300 млрд евро, то есть, больше, чем по 20 млрд. евро в год. Тем не менее, несмотря на все эти потери, Лондон, для приличия прикрывшись мнением народа с целью избежать обвинений в развале ЕС, пошел на этот шаг. Почему?

Понять долгосрочную стратегию Лондона поможет другое событие — 15 января 2016 года Центробанк Швейцарии принял решение отвязать франк от евро. В результате, как отметил постоянный автор ИА REGNUM Александр Запольскис, ЦБШ сократил ЗВР Швейцарии примерно на 100−110 млрд. франков разом: «Самое время еще вспомнить об активах коммерческих швейцарских банков, у которых около 1,36 трлн. франков также номинированы в иностранной валюте. Хотя более-менее точные цифры одних только прямых потерь еще предстоит подсчитать, уже сейчас можно констатировать, что Швейцария своим этим решением одномоментно выбросила на ветер не менее 450−500 млрд. швейцарских франков или примерно 415 млрд. евро. За один день».

Возникает логичный вопрос — почему страна, на протяжении многих лет имеющая стабильный бюджетный профицит и резервы, в полтора раза превосходящие национальный ВВП (лучший показатель в мире!),пошла на столь разрушительный шаг для собственной экономики?

Ответ, по мнению Александра Запольскиса, состоит в том, что в начале января швейцарские банкиры узнали нечто такое, что делает все перечисленные потери совершенно обоснованными: «Вероятно, из серии — лучше сейчас потерять часть, чем потом потерять все. А так как речь с самого начала шла исключительно о курсе франка к евро, напрашиваются совершенно однозначные выводы. «Что-то такое» CNB выяснил на счет ближайшего будущего евро как мировой валюты. Если предположить, на минуту, что евро катастрофически обваливается, то привязанный к нему франк единая европейская валюта автоматически тянет за собой. На всю глубину своего падения.

Швейцария, конечно, богатая и даже индустриальная страна, но, не забываем, что в масштабе мировой экономики — это капля в море. Какие-то там 600 млрд. долл. ВВП Швейцарии ничего не сможет поделать против 15.669 млрд. всего Евросоюза. Напрашивается единственный вывод, который не противоречит всему произошедшему. Уже не столь важно, по какой причине — из-за риска выхода Греции из зоны евро, или в виду предстоящих планов ЕЦБ на счет QE, сам евро ждет чрезвычайно серьезный кризис. Причем, очень скоро. Он настолько близок, что времени на разработку хитрых маневров и обходных планов попросту не осталось. Швейцарские банковские профи решили соскочить. Для того они в первую очередь и отвязали швейцарский франк от европейской валюты. Не считаясь при этом ни с какими потерями. Масштаб потерь, на которые они уже откровенно махнули рукой, позволяет судить о размерах того бедствия, которое надвигается на Европу».

То есть как мы видим, сначала был вовсе не Brexit, а Schweizxit — в плане отвязки курса швейцарского франка от евро, на поддержание которого Швейцария тратила по 200 млрд. евро в год. И Берн точно также как, как и позднее Лондон, решился пойти на очень серьезные потери с целью избежать глобальных потерь в дальнейшем. Можно, конечно, говорить, что «одно совпадение — случайность, два — тенденция, а три — закономерность», но даже в этом случае — сначала Швейцария, потом — Британия, две отнюдь не последние страны в мировом политическом и экономическом рейтинге, мы уже имеем, как минимум, тенденцию, а третий случай, скорее всего, в данном контексте и станет отправной точкой к развалу ЕС или, как минимум, зоны евро.

Я при этом не упоминаю десятков примеров новой экономической реальности по мелочи, например, о сотнях танкеров, которые сейчас используются не по прямому назначению доставки нефти потребителям, а для ее хранения, или, например, произошедшей в начале июля заморозке вывода средств британскими фондами недвижимости — все их просто невозможно привести в рамках одной статьи.

В этом моменте мы и подходим к самому главному. Политического удара по нынешней модели интеграции в ЕС, каким и стал выход Британии, несомненно, недостаточно для его развала. Необходим еще и экономический удар, который разрушит финансово-экономический фундамент союза, после чего сама собой падет и политическая надстройка. В этом плане наиболее подходящей мишенью для атаки англосаксов выступает ключевой банк Германии и Европы — Deutsche Bank.

По итогам 2015 года Deutsche Bank понёс убытков на сумму 6,8 миллиарда долларов. В первом квартале 2016 года (по оценкам самого банка и внешних экспертов) также ожидаются убытки. Как официально заявляют чиновники банка «волатильность рынков виновата». Акции Deutsche Bank упали до тридцатилетнего минимума, потеряв с начала года свыше 40% стоимости. Почему такое стало возможным?

Дело в том, как отметил еще в марте 2016 года Александр Роджерс, что «после кризиса 2008 года несколько лет нигде в мире не рисковали снова затевать игры с CDO. Однако в 2013 году именно Deutsche Bank первым запустил их снова в оборот, только уже под новым названием bespoke tranche opportunity (дословно переводится как «сшитая на заказ по частям возможность»). Затем за ним, в погоне за высокими прибылями и с целью замаскировать токсичные активы на своих балансах, в эту игру снова включились и другие. Поэтому можно предположить с высокой вероятностью, что триггером нового витка кризиса послужит обрушение одного из участвующих в этой афёре банков — Deutsche Bank, BNP Paribas, JP Morgan или Citigroup. Ведь после 2008 года никто из их руководства не был наказан за создание пузыря, и теперь они надули новый, ещё больший»).https://www.imperiyanews.ru/details/c6458235-fa97−4d0d-9953-eeb83321b877

То есть Deutsche Bank стал играть в ту игру, за которую был наказан Lehman Brothers. В этой связи возникает два логичных вопроса. Первый — почему Deutsche Bank стал играть в эту игру, которая может обрушить не только экономику Германии и Евросоюза, но и уничтожить роль Германии как политического центра Европы? Второй — под чьим реальным управлением находится банк, формально находящийся в зоне немецкой юрисдикции?

В конце июня на проблемы Deutsche Bank обратил внимание в своем очередном докладе и МВФ, который заявил, что «Deutsche Bank является одним из глобальных системно значимых банков, который потенциально может нанести ощутимый вред финансовой системе на мировом уровне». Также в число самых проблемных банков вошли британский HSBC и швейцарский Credit Suisse» (оба входят в список крупнейших банков мира).

Главная проблема банка состоит в том, что по каким-то причинам последние месяцы и годы он стремительно наращивал на своем балансе число токсичных активов (в основном деривативов),которая на сегодня вылилась в пирамиду величиной около 75 трлн. евро (!),то есть сопоставима с масштабами всей мировой экономики.

«Если, а вернее КОГДА она обвалится, то падение Lehman Brothers покажется лёгким насморком по сравнению с бубонной чумой. Если падение Lehman Brothers в 2008 году привело к потере полутора миллионов рабочих мест только в одних США, выселению свыше 3 миллионов человек из их жилищ, падению объёмов мировой торговли, а последствия кризиса полностью не купированы до сих пор, невзирая на несколько серий «количественного смягчения» (QE) со стороны ФРС, то последствия нового кризиса, который может быть спровоцирован падением Deutsche Bank, будут в несколько раз плачевнее.

Даже аналитики МВФ признают, что оно вызовет цепную реакцию, которая обрушит не только еврозону, но и выльется на американские фондовые рынки. ЕЦБ самостоятельно не вытянет последствий подобного краха, а нежелание нести на себе всю тяжесть последствий (особенно после британского референдума о выходе из ЕС) подтолкнёт страны-участники к параду суверенитетов, в результате чего Евросоюз, скорее всего, прекратит своё существование.

И день, когда Deutsche Bank обанкротится, стремительно приближается. На последней торговой сессии в пятницу акции компании просели на 15%, установив новый исторический минимум. Ещё две-три такие сессии, и все. Вот и «Вести Финанс» удивляются, почему «история с Deutsche Bank по каким-то причинам долгое время не раскручивалась СМИ слишком сильно», хотя мы неоднократно писали о проблемах в этом банке ещё год назад (нас при этом по привычке называли паникёрами). Для наглядности сравните графики падения стоимости акций Deutsche Bank и Lehman Brothers. Как видим, они отображают почти идентичные тенденции. На самом деле аналогичные проблемы есть и у BNP Paribas, JP Morgan, Citigroup и ещё нескольких банков. Но, судя по тому, как внимание общественности сосредотачивают именно на DB, то принято решение реализовывать стратегию «Умри ты сегодня, а я завтра».

Мнение о том, что крах Deutsche Bank будет означать сильнейший удар по экономике Германии и по нынешней модели ЕС, разделяется многими экспертами. Так, в частности, Иван Колыхалов в своей статье «Добро пожаловать в мировой финансовый кризис»: почему рынки могут рухнуть в любой момент» отмечает, что кризис в Греции, Brexit, банковский кризис в Италии, отрицательные ставки доходности по государственным облигациям — все это падающие доминошки одной последовательности. Последовательности начавшегося и активно идущего мирового финансового кризиса. Заткнуть пробоину не удается и на очереди обвал японских, затем европейских, а потом и американских банков:

«Одной из главных причин краха 2008 года стало то, что банки оказались с гигантскими портфелями деривативов с огромным плечом, а также крайне низкими резервами. Считается, что хороший банк имеет отношение резервов к капиталу, выражающееся в двузначных цифрах, и ведёт аккуратную кредитную политику. Сегодня эти же самые цифры показывает Deutsche Bank с 3,5% резервов, а объём портфеля в $75 трлн примерно соответствует мировому ВВП. Инвесторы, следящие за Deutsche Bank начиная с 2013 года, видят две параллельные вселенные: в одной банк и официальные лица рапортуют о прекрасном положении банка и о том, что ему удалось выбраться из кризиса 2008 года, в другой банк раз за разом выпускает дополнительные эмиссии акций, а в июне 2016 проваливает стресс-тест от Федрезерва, МВФ называет банк самой большой угрозой банковской системе мира. Результат — практически полное обесценение акций банка»).

Однако, несмотря на все эти казусы и Brexit'ы, инвесторы по всему миру видят не падение рынков, а их рост на 10%. И это вызывает закономерный вопрос — «кто же тащит рынки вверх, когда они должны уже давным-давно быть внизу?» Иван Колыхалов дает следующий ответНа графике мы видим общие покупки активов центральными банками (где BoJ — Банк Японии, Fed — Федрезерв, ECB — Европейский Центральный Банк, EM — банки развивающихся стран, SNB — Национальный банк Швейцарии). Так кто же агрессивно скупает всё, когда все остальные продают? ЕЦБ и Банк Японии (красная и голубая зона на графике). Зачем им это нужно? Почему оба банка так агрессивно выпускают всё больше ликвидности в рынок, путем объявления всё больших программ QE (количественных смягчений),поднимая цены на активы всё к большим высотам?»).

То есть, вторую волну кризиса изо всех сил сдерживают Европейский Центробанк и Банк Японии. Из этого следует, что Япония и зона евро находятся под самым сильным ударом от грядущего финансового кризиса. Но как нам демонстрирует вся история человечества, еще ни разу не было случая, чтобы перезапуск мировой системы происходил без войны. Поэтому и тащит мировая «партия войны» изо всех сил к власти в США психически неуравновешенную Хиллари Клинтон, чтобы иметь на этом месте человека, который при необходимости без колебаний обнулит долги Запада перед мировым сообществом.

Как отмечает Иван Колыхалов, «в прошлой статье я предположил, что именно Brexit станет той искрой, что взорвет рынки. Отчасти оно так и случилось, однако я не смог предположить, какой массовый влив ликвидности будет оказывать ЕЦБ и Банк Японии на рынки. Очевидно, что рынки спасают всеми возможными способами, все сваливания мгновенно откупаются, центробанки всеми силами пытаются удержать стоимость активов на плаву, иначе крупнейшие банки один за другим начнут схлопываться, как Lehman Brothers. ЕЦБ и Банк Японии в панике ‑ и используют все возможные манипуляции.

Федрезерв в 2016 году прекратил последнюю программу количественного смягчения (попросту: выпуск новых денег) и единственное, что может удерживать рынки на плаву — это только прибыли корпораций. Но последние два месяца приносят лишь новости о массовом сокращении прибылей во всех топовых корпорациях, на которых держатся индексы, индекс цен производителей (Industrial PMI),а также индекс промышленного производства (US industrial production) снижаются уже 9 месяцев подряд вместо роста. Сейчас достаточно одного резкого шока для того, чтобы пороховой склад взлетел на воздух.

Что это будет? Развал Европы (Grexit, Italexit, Portoexit),крупный террористический акт, военные действия США против Китая в Южно-Китайском море, банкротство Deutsche Bank, может, банкротство крупнейших Японских банков или вообще непредсказуемое событие вроде «9/11», может, конспирологическое тайное срежиссированное мировым закулисьем для списания долгов. Кто знает? Одно нынче очевидно: мир уже находится в глубоком финансовом кризисе и взорвать банки, а за ними рынки может одно-единственное событие, шок от которого вызовет массовые margin call и последующие закрытия позиций, что не смогут перебить ЕЦБ и Банк Японии»).

Таким образом, мы видим, что часть немецкой и европейской элиты прекрасно понимает игру англосаксов по развалу ЕС и пока ей противостоит. Однако также понятно, что заливать рынки ликвидностью из ниоткуда долго нельзя — рано или поздно эта стратегия обнулит себя. Соответственно, речь идет только об одном — кто ляжет первым и примет основной удар рынков на себя. И если для текущего геополитического расклада крах Японии ничего особо не означает, то крах ЕС в нынешнем виде с главной ролью Германии и Франции означает очередной крах немецкого глобального геополитического проекта и новое переформатирование всего европейского пространства, от которого Швейцария и Британия заблаговременно дистанцировались, то есть тектонические изменения мирового политического и экономического ландшафта.

https://regnum.ru/news/polit/2160275.html