22 апреля, как это уже принято в эпоху власти короля Сальмана и его сына – принца Мухаммеда, неожиданно для всех была принята серия королевских указов, которые были тут же опубликованы. Суть этих декретов двоякая: с одной стороны, восстанавливается уровень зарплат и бонусов для госслужащих, отмененный в сентябре 2016 года, и они, соответственно, повышаются на двадцать процентов. Кроме того, выплачивается единовременно две зарплаты военнослужащим, сражающимся в Йемене. С другой – объявлено о ряде отставок и новых назначений, которые также можно разделить на две части – назначение новых министров и новых губернаторов.

В отставку отправлены достаточно знаковые фигуры из числа назначенцев самого Мухаммеда бен Сальмана, такие как министр информации и культуры, а на их место приведены также технократы, в основном не из королевской семьи, тогда как губернаторами провинций и их заместителями сплошь назначены преимущественно молодые принцы королевской крови. Наиболее громкое назначение – новый посол в США. Им стал еще один сын короля Халед бен Сальман. Другой сын – Абдельазиз бен Сальман из заместителя министра нефти и минеральных ресурсов стал госминистром по делам энергетики (пост скорее почетный, чем влиятельный).

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

За всеми этими решениями стоит железная логика власти. Если говорить о повышении зарплат и выплате пособий, то появление этого указа продиктовано необходимостью успокоить зреющую в саудовском обществе фронду и недовольство, которые протуберанцами прорываются в соцсетях. В них упрекают молодого принца, отвечающего за экономику, оборону и внешнюю политику страны в расточительном образе жизни на фоне невзгод саудовцев (впрочем, достаточно относительных, если сравнивать с другими странами), которые в условиях падения цен на нефть и мер по сокращению дефицита бюджета, составившего в 2016 году рекордные 75 млрд долл., стали жить значительно хуже.

Обвиняют Мухаммеда бен Сальмана также в неумелых, непродуманных реформах, которые не дают должного результата, в затягивании дорогостоящей военной кампании в Йемене, не принесшей пока никаких результатов. В этом контексте – повышение зарплат и выплата бонусов были абсолютно необходимы, чтобы укрепить пошатнувшиеся позиции молодого принца. Королевские финансы предоставляют сейчас для этого некоторые возможности из-за стабилизации цен на нефть на уровне 52-55 долларов за баррель, хотя и не позволяют решить проблемы дефицита бюджета – для этого цена на нефть должна взлететь до 78 долл. за баррель, что пока выглядит нереалистично.

Что касается назначений, то, если не брать в расчет достаточно технические назначения министров, все остальные посты отданы принцам королевской крови. Ключевым следует считать назначение еще одного сына короля Сальмана – Халеда послом в Вашингтоне. Направление этого опытного летчика королевских ВВС в американскую столицу (он там уже успел поработать в посольстве) – еще один шаг короля по укреплению позиций своей семьи во властной «вертикали» и личный успех Мухаммада бен Сальмана в противостоянии со своим двоюродным братом и наследным принцем Мухаммедом бен Наифом.

Козырной картой министра внутренних дел всегда были особые отношения с Вашингтоном, который еще в декабре 2014 года «утвердил» его в качестве наиболее приемлемой для США кандидатуры на пост будущего короля. Теперь карту привилегированных связей с Белым домом перенимает сам Сальман, контролируя их через двоих своих сыновей.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

Причем Мухаммед бен Сальман уже успел в этом году (13-15 марта) съездить в Вашингтон и в рамках реализации своей программы диверсификации саудовской экономики «Видение 2030» предложить американским компаниям контрактов, как утверждают сведущие люди, аж на фантастические 3 трлн долл. И это в дополнение к ранее заключенным оборонным контрактам суммарно на 200 млрд долл. США – самым крупным в истории человечества.

Что касается назначений молодых принцев королевской крови губернаторами и заместителями губернаторов ряда провинций, то и здесь проглядывает стремление короля укрепить свою власть. В королевской семье тоже давно нарастала фронда, подпитываемая Мухаммедом бен Наифом, из-за слишком большой концентрации властных полномочий в руках Мухаммеда бен Сальмана. Теперь этот «перекос» как бы устранен. Губернаторами назначены принцы из разных королевских кланов (дети и внуки королей Сауда, Халеда и Фейсала), что поддерживает видимость баланса в королевской семье.

Однако ясно, что эта уступка амбициям принцев призвана лишь приглушить их недовольство огромной властью Мухаммеда бен Сальмана, а не предоставить им некие ключевые полномочия. Губернаторы, конечно, играют важную, но подчиненную роль в системе власти королевства. Главные решения принимаются кабинетом министров, который полностью контролируется Мухаммедом бен Сальманом, а он насаждает там своих ставленников.

При этом понятно, что, хотя произошедшие перемены следует рассматривать как еще одну победу Мухаммеда бен Сальмана в борьбе за власть, она далеко не может считаться полной и окончательной. Многое зависит от того, как долго проживет король Сальман и сумеет ли он вместе со своими сыновьями достаточно укрепить позиции неформального лидера их клана – Мухаммеда бен Сальмана, чтобы тот после смерти своего отца если и не стал королем, то получил бы пост наследного принца.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

За Мухаммедом бен Наифом, кроме должности наследного принца, стоит мощная сила в лице Министерства внутренних дел, вес которого только возрастает в условиях усиления террористической угрозы со стороны ДАИШ, которая создала сеть своих ячеек по всей территории страны и периодически дает о себе знать пока еще мелкими, но достаточно регулярными терактами. Другой фактор её силы – племена, которые всегда стояли на стороне его отца, а теперь поддерживают самого Мухаммеда бен Наифа.

Третья сила – клерикалы, которые в ужасе от светски ориентированных реформ Мухаммеда бен Сальмана, но пока больше молчат, чтобы не подрывать власть короля. Особенно их волнует программа создания «городков развлечений», которые будут напоминать Диснейленд и Лас-Вегас в одном флаконе, только без алкоголя. Они уже не раз критиковали близкого к Мухаммеду бен Сальману главу Управления развлечений Ахмеда Хатыба за попытки открытия кинотеатров, театров и пропагандирующих светское искусство выставок и музеев. Но если они почувствуют, что сфера развлечений, ориентированная, как говорит А. Хатыб, на «счастье людей», уводит правоверных из мечетей, они могут при поддержке племен организовать и протесты, которые больно ударят по имиджу короля и Королевства.

Другой вызов для Мухаммеда бен Сальмана – война в Йемене. Она тянется два года и конца, и края ей не видно. Недавние жертвы саудовцев в этой стране – 12 офицеров, погибших в результате катастрофы армейского вертолета, – лишь еще раз высветили полную абсурдность и бесперспективность этой военной кампании, затеянной как блицкриг во имя укрепления монарших амбиций молодого принца. Отсутствие в ней зримых побед (кроме освобождения от мятежников Адена) является миной замедленного действия.

Война истощает экономику страны в условиях низких цен на нефть и усиливает критику в адрес руководства. Последние меры по выплате военнослужащим дополнительных зарплат, временно снимают недовольство, но вряд ли будут иметь долгосрочный эффект. Перед молодым министром обороны стоит незавидный выбор – либо идти до конца, захватывать порт на Красном море — Ходейду (через него идет 90% гуманитарных грузов) с шансом на военную победу, но риском последующей крупной гуманитарной катастрофы, либо решиться на политически очень болезненный компромисс с хуситами и салеховцами. Пока выбор делается в пользу военного, чрезвычайно опасного своими последствиями варианта…

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты
а так же в статье:
Как понять арабов

И, наконец, Мухаммед бен Сальман должен в ближайшее время добиться видимых успехов в выполнении программы «Видение 2030» — главного и любимого своего детища. Именно добиваясь этой цели он и тасует сейчас команду молодых реформаторов, набранных им из бизнес-сообщества. Но дела пока идут туго. Хотя сам принц и трудоголик, а вокруг него есть немало квалифицированных специалистов, качество бюрократического аппарата оставляет желать лучшего. Отодвигаются и сроки выcтавления на IPO компании «Сауди Арамко» — главного бриллианта в короне экономики саудовского королевства. Вначале речь шла о 2017 годе, теперь уже говорят о том, что это произойдет в 2018. Но международные эксперты настроены скептически – пока компания публикует слишком мало данных, чтобы можно было говорить о ее прозрачности, а значит, и привлекательности для будущих инвесторов…

Иными словами, один из раундов в борьбе за власть благодаря последним указам короля Мухаммеда бен Сальмана выиграл, но чаша весов в схватке за трон по-прежнему колеблется…

http://ru.journal-neo.org/2017/04/29/saudovskie-reformy-i-budushhee-muhammeda-ben-sal-mana/